Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Учение святого апостола Павла о браке по Кор. 7:1 – 9

Учение о браке, которому посвящена 7-я глава, вызвано вопросом, поставленным Коринфянами в их письме к ап. Павлу (1 Кор. 7:1). Но оно внутренне связано с темой о телесной чистоте, и этим объясняется то, что Павел касается его именно здесь. С первого взгляда может казаться, что Павел подходит к браку чисто утилитарно. Брак для него средство против блуда (1 Кор. 7:1 – 2, 9). Брак есть средство к достижению некоей высшей цели.[1] Святитель Иоанн Златоуст пишет по поводу(1 Кор. 7:1 – 9): «…коринфяне писали к нему, должно ли воздерживаться от жены, или нет? Отвечая на это и постановляя правила о браке, он заводит речь и о девстве. Если ты, ищешь блага весьма превосходного, то лучше совершенно не сочетаться с женщиною; если же ищешь состояния безопасного и сообразного с твоею немощью, то вступай в брак».[2] Преподобный Ефрем Сирин свидетельствует: «Зная, что о нем учил Господь Его. Боялся проповедать о нем сам. Когда увидал, что сами люди ищут его, то сделался советником их, а не наставником, – увещевателем, а не законодателем».[3]

Св. Василий Великий во взглядах на девство и брак высказывает свое мнение: «Человеколюбец Бог, пекущийся о нашем спасении, дал жизни человеческой двоякого рода направление, то есть супружество и девство, чтобы тот, кто не в состоянии вынести подвиги девства, вступал в сожитие с женою, зная то, что потребуется от него отчет в целомудрии, святости и уподоблении тем, которые в супружестве и при воспитании детей жили свято». Так как брачное состояние, как и девственное, установлено Богом, то и требование от всех людей обязательного безбрачия представлялось бы противным намерению Божию».[4] Святитель Григорий Нисский подчеркивал общехристианскую значимость аскетического идеала в духе св. Василия Великого. Согласно св. Григорию Нисскому, «не одни только девственники, а также и лица, ведущие брачную жизнь, должны пользоваться благами этого мира не иначе, как по «закону бесстрастия», то есть должны нисколько не привязываться своим сердцем ко всему мирскому, а напротив, обращать свой взор к небесному отечеству и к нему одному стремиться всем своим существованием. Таким образом, «закон бесстрастия», которым должны определяться отношения ко всему нас окружающему, как и «благочестивый образ жизни» вообще – обязателен для всех христиан, будут ли то мужчины или женщины, девственники или лица брачного состояния, и, следовательно, в этом отношении между ними различия какого-либо быть не должно»[5].

Согласно святителю Иоанну Златоусту, брак учрежден Богом, чтобы восполнять убыль людей, причиняемую грехом и смертью. Но деторождение не единственное и даже не самое главное назначение брака, а главной целью брака является искоренение распутства и невоздержания: «…брак дан для деторождения… и еще более для погашения естественного пламени… брак установлен, чтобы мы не распутствовали, не предавались блудодеянию, но чтобы были трезвенными и целомудренным»[6]. Святитель Иоанн Златоуст указывает, что основным назначением брака является удовлетворение потребности к плотскому соединению, которая вложена Богом в природу человека. «Так, две цели, для которых установлен брак, чтобы жили целомудренно и делались отцами, но главнейшая из этих целей – целомудрие. Свидетель этому ап. Павел, который говорит: «во избежание блуда каждый имей свою жену и каждая своего мужа (1 Кор. 7:2), – не сказал для деторождения», и затем: «будьте вместе» (1 Кор. 7:5) – повелевает он не для того, чтобы сделаться родителями многих детей, а для того, чтобы «не искушал вас сатана», и продолжая речь не сказал – если желаете иметь много детей, но что же: «если не могут воздержаться, то пусть вступают в брак» (1 Кор. 7:8)[7].

Половые отношения – это не просто удовольствие, но это акт, имеющий последствия: святой апостол Павел однозначно говорит, что совокупление даже с блудницей (то есть, при отсутствии желания получить что-то кроме физического удовольствия) уже приводит к «одной плоти» (см. 1 Кор. 5:16). Регулируя половые отношения заповедями, Бог запрещает не удовольствие, а извращение брака – великого таинства познания – которая, в конечном счете, приводит к тому, что сам человек уже будет не в состоянии воспринять от близости нечто большее, чем то, что получают животные. Павел говорит: «Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела (1 Кор. 6:18)». Блудник сам себя обкрадывает.

На слова «во избежание блуда» святитель Киприан Карфагенский приводит пример падших дев, которые не смогли сдержать высокий обет девства: «И как тяжко падают от того многие, как много дев к величайшему прискорбию нашему, мы видим сделавшихся преступными от таких соблазнительных и пагубных связей. Если они искренно посвятили себя Христу, то должны хранить стыд и целомудрие не зазорно и за твердость и постоянство ожидать награды девства. Если же не хотят или не могут так оставаться, то пусть лучше вступают в брак, чем заслуживают огонь адский своими преступлениями. По крайней мере, они не должны подавать соблазна другим братьям и сестрам».[8] Святитель Феофилакт Болгарский по поводу (1 Кор. 7:2) пишет: «Ибо просто может статься, что муж любит целомудрие, а жена нет или наоборот. Словами: «во избежание блуда» побуждает к воздержанию. Ибо если брак позволяет во избежание блудодеяния, то соединенные браком должны совокупляться между собою без всякой умеренности, но целомудренно».[9] Святитель Феофан Затворник по отношению ко второму стиху седьмой главы: а именно брака и девства: «В том и другом можно угождать Богу и спасаться; но в первом это делать удобнее, во втором менее удобно. Можно к сему прибавить, что брачному нельзя дойти до такого совершенства духовного, как безбрачному. Брак – для немощных. Немощь эта телесная и – духовная».[10]

«Жена не властна над своим телом, но муж: равно и муж не властен над своим телом, но жена». (1 Кор. 7:4). Блаженный Августин, рассуждая, над этими апостольскими словами говорит: «Безусловная привязанность супругов друг к другу, такое «взаимное супружеское соучастие», при котором вся душа одной половины всецело и нераздельно принадлежит другой половине супружеской четы. Такая непосредственная сплоченность супругов простирается не только на сферу их духовных отношений, но отражается естественным образом и на самом характере их физиологического общения. Результатом этого единства, по Августину, и является такое физиологическое и психологическое состояние, при котором жена, по слову Апостола, не владеет своим телом, но муж, равно и муж не властен над своим телом, но жена».[11]

Св. Феофилакт Болгарский толкует призыв святого апостола Павла как побуждение христианских супругов придерживаться в брачной жизни умеренности и благоразумного воздержания: «Апостол доказывает, что любовь друг к другу, действительно есть долг необходимый. Ибо не властны, говорит: супруги над своими телами: жена – раба, поелику не имеет власти над своим телом, чтобы продавать оное, кому захочет, но владеет им муж, а госпожа, потому что – тело мужа есть ея тело, и он не властен, давать оное – блудницам. Подобным образом и муж есть раб и вместе господин своей жены»[12]

«Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим». (1 Кор. 7:5). Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Жена не должна воздерживаться против воли мужа, и муж не должен воздерживаться против воли жены. Почему? Потому что от такого воздержания происходит великое зло: от этого часто бывали прелюбодеяния, блудодеяния и домашние расстройства. Ведь если иные, имея своих жен, предаются прелюбодеянию, то тем более будут предаваться ему, когда будут лишены этого утешения».[13] Удаляться друг от друга супругам апостол Павел позволяет на время, для упражнения в посте и молитве: «здесь апостол разумеет молитву, совершаемую с особенным тщанием, ибо если бы совокупляющимся он запрещал молиться, то, как можно было бы исполнять заповедь о непрестанной молитве? Следовательно, можно и с женою совокупляться и молиться, но при воздержании молитва бывает совершеннее!»[14]

«Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление» (1 Кор. 7:6). Апостол показывает, что воздерживаться друг от друга, это не повеление его, а просто рекомендация. Святитель Феофан Затворник пишет: «Что в известные времена должно воздерживаться супругам, это есть закон естества. К этому прилагает свое требование закон богоугождения. Но, как все сие уладить и упорядочить, этого предписаниями нельзя. Оставляется это по взаимному согласию и благоразумию супругов».[15] Отсюда видно, что апостол не повелевает, а советует христианам не злоупотреблять воздержанием. Блаженный Августин, обращаясь к тем людям, которые воздерживались ради славы людской, ссылается на слова апостола Павла и говорит: «Итак, есть смиренные из воздерживающихся (от брачной жизни), есть и гордые. Пусть не надеются гордые на царство Божие. Высоко место, куда ведет воздержание… Наконец, осмеливаюсь, братья мои, высказать даже, что для воздерживающихся, но гордых полезно бывает падение, чтобы унизиться в том самом, чем превозносятся. Потому что, какая польза кому от воздержания, если господствует гордость».[16]

«Ибо желаю, чтобы все люди были, как я, но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе» (1 Кор. 7:7). Святитель Феофан говорит: «Намереваясь предложить нечто трудное и нелегко исполнимое, он ставит себя в пример, как начало вождя в преодолении трудностей. Хочу из желания всем добра существенного «чтобы все люди были, как я, т.е. безбрачными, потому что это лучший путь к христианскому совершенству, безмятежной жизни, к беспрепятственному приступанию к Господу».[17] Святой Ефрем Сирин, следующим образом толкует данный стих: «Без повеления Господня он избрал это. Но благодать каждому дана от Бога. И это также назвал повеление Господа своего, потому что не всякий человек имеет силы для этого. Сказал далее: один так, другой иначе, поелику один – таков, и этим может оправдаться, а другой – иным образом».[18]

Блаженный Иероним Стридонский доказывает, что аскетизм выражает сущность религии Христовой. В частности, толкуя 1 Кор. 7:7, блаженный Иероним говорит: «Блажен тот, кто будет подобен Павлу. Счастлив тот, кто внемлет Апостолу повелевающему, а не снисходящему. Того, говорит он, хочу я, того желаю, чтобы вы были подражателями мне, как я Христу. Он девственник от Девы, от неистленной неистленный. Поелику мы, люди, не можем подражать рождению Спасителя, будем подражать по крайней мере Его жизни. Первое – свойство Божества и блаженства, последнее доступно и человеческой ограниченности и подвигу»[19]. Согласно блаженному Иерониму, «имеющий жену называется должником, необрезанным, рабом жены и, что свойственно худым рабам, – связанным. А живущий без жены, во-первых, не должник никому, потом обрезанный, в-третьих, свободный, наконец, разрешенный»[20]. Вообще, супружество соотносится с образом века сего преходящего и не соответствует Царству Небесному, «ибо по Воскресении не будет супружества». Единственное оправдание брака, согласно вифлеемскому отшельнику состоит в том, что «жена спасется тогда, если она родит таких детей, которые останутся девственниками, если потерянное ею самою приобретет в детях и повреждение и гнилость корня вознаградит цветами и плодами»[21].

«Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7:8 – 9). Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Видишь ли, благоразумие Павла, как он показывает превосходство воздержания, и не делает принуждения тому, кто не может воздержаться, боясь, чтобы не произошло падения? Лучше жениться, чем разжигаться. Показывает, как велика сила похоти. А смысл слов его следующий: если ты чувствуешь сильное влечение и разжение, то избавь себя от труда и изнурения, чтобы тебе не развратиться».[22]

Чисто утилитарное оправдание брака не выражало мысли святого апостола Павла во всей ее глубине. Он весьма далек от уничижения брака. Мало того, из отдельных его замечаний вытекает, что он понимает брак, как теснейшее единение супругов (1 Кор. 7:3 – 4). При этом он обосновывает запрещение развода прямым повелением Господним, и исключает самую возможность второго брака разведенной (1 Кор. 7:10 – 11). Это представление о теснейшем единении супругов и о нерасторжимости брака открывает путь к мистическому учению о браке, как отображении союза Христа и Церкви, учению, которое несколько лет спустя будет дано святым апостолом Павлом в послании к Эфесянам. Основная мысль святого апостола Павла во всяком случае ясна: в союзе брачном или в безбрачии, человек имеет одно призвание. Это призвание есть всецелое служение Богу: недаром все земные и, в первую очередь, социальные ценности подвергаются переоценке во Христе (1 Кор. 7:22).[23]

Иерей Максим Мищенко,

[1] Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. / Кассиан (Безобразов). – Репринтное издание: Париж – Москва, 1996.
[2] Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений в 12 т. – Репринтное издание: М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. Т. X. Кн. I. Стр. 177.
[3] Ефрем Сирин, преподобный. Творения. Т. VII. / Ефрем Сирин. – Репринтное издание: М.: Издательство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Отчий дом, 1995. Стр. 74.
[4] Цит. по Григоревский М. Учение святителя Иоанна Златоуста о браке. / М. Григоревский. – Репринтное издание: Архангельск, 1902; Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000. Стр. 40 – 41.
[5] Цит. по Сидоров А. И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества / А. И. Сидоров. – М.: Православный паломник, 1998. Стр. 181 – 182.
[6] Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений в 12 т. – Репринтное издание: М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. Т. III. Стр. 208.
[7] Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений в 12 т. – Репринтное издание: М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. Т. III. Стр. 209.
[8] Киприан Карфагенский, священномученик. Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. Стр. 421.
[9] Феофилакт Болгарский, святитель. Толкование на Новый Завет. – СПб.: Тип. П. П. Сойкина. Б. г.
[10] Феофан Затворник, святитель. Творения. Толкования посланий святого апостола Павла. Первое послание к Коринфянам. – М.: Сретенский монастырь, 1998. Стр. 248.
[11] Августин Аврелий, блаженный. Творения. Т. 5. – М., 1997.
[12] Феофилакт Болгарский, святитель. Толкование на Новый Завет. – СПб.: Тип. П. П. Сойкина. Б. г.
[13] Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений в 12 т. – Репринтное издание: М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. Т. X. Кн. I. Стр. 178.
[14] Феофан Затворник, святитель. Творения. Толкования посланий святого апостола Павла. Первое послание к Коринфянам. – М.: Сретенский монастырь, 1998. Стр. 252.
[15] Феофан Затворник, святитель. Творения. Толкования посланий святого апостола Павла. Первое послание к Коринфянам. – М.: Сретенский монастырь, 1998. Стр. 253.
[16] Августин Аврелий, блаженный. Творения. Т. 5. – М., 1997. Стр. 118.
[17] Феофан Затворник, святитель. Творения. Толкования посланий святого апостола Павла. Первое послание к Коринфянам. – М.: Сретенский монастырь, 1998. Стр. 253.
[18] Ефрем Сирин, преподобный. Творения. Т. VII. / Ефрем Сирин. – Репринтное издание: М.: Издательство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Отчий дом, 1995. Стр. 75.
[19] Цит. по Сидоров А. И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества / А. И. Сидоров. – М.: Православный паломник, 1998. Стр. 232.
[20] Цит. по Сидоров А. И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества / А. И. Сидоров. – М.: Православный паломник, 1998. Стр. 233.
[21] Цит. по Сидоров А. И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества / А. И. Сидоров. – М.: Православный паломник, 1998. Стр. 233.
[22] Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений в 12 т. – Репринтное издание: М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. Т. X. Кн. I. Стр. 179.
[23] Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. / Кассиан (Безобразов). – Репринтное издание: Париж – Москва, 1996.

 


Навигация

Система Orphus