Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Доктрина святителя Киприана Карфагенского о крещении еретиков.

Защищавшие мнение перекрещивания неправославных считали, что крещение возможно только в Православной Церкви, оно неотделимо от Церкви, так как только в ней присутствует благодать Святого Духа. Считать еретиков имеющими крещение, значит признавать за ними благодать Святого Духа, из чего следует признание их истинной Церковью, что противоречит принципу церковного единства. 

В своем письме Фирмилиан писал Киприану: «Если же у нас и у еретиков крещение одно, то без сомнения и вера одна; если вера одна, то и Господь един; если Господь един, то следует сказать и во всем есть единство, но если у еретиков тоже самое единство, которое вовсе нельзя ни раздробить, ни разделить: то из-за чего же мы спорим? Для чего называем их еретиками, а не христианами?».[1] Далее Фирмилиан развивая свою мысль, сравнил Церковь с Невестой Христовой, а еретические сонмища с подложницею, не могущей рожать чад Божиих. В посланиях Карфагенского Собора 254 года к Нумидийским епископам отцы Собора говорят, что если признавать крещение еретиков, значит признавать, что они находясь вне Церкви пребывают с Духом Святым. Отсюда, заключают они, что у них все ложно и ничтожно и нельзя одобрять ничего совершаемого ими. Указав на слова Спасителя: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Лк.11:23) и «Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём из того, что последнее время. Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1Ин.2:18,19) они заключают: «Из этого мы должны заключить и понять, могут ли дать благодать те, которые суть противники Господа и названы антихристами».[2]

В своем магистерском сочинении владыка Иларион (Троицкий) затрагивает богословский спор св. Киприана Карфагенского с римским святителем Стефаном. Излагая позицию единомышленников епископа Стефана, архиепископ Иларион (Троицкий) говорит, что они разделяли духовные благодатные дары на две части: благодать Христова и дары Св. Духа. «Одна только Церковь, – продолжает владыка Иларион, – обладает дарами Св. Духа и сообщает их при руковозложении. Благодать же Христова... сообщается в крещении и еретических общин, стоящих вне Церкви. Еретики поэтому не могут быть сравниваемы с язычниками; они вышли из Церкви, но и от язычества отказались; часть благодати есть и у них. Еретики стоят как бы между Церковью и языческим миром. Церковь поэтому не совпадает в своих границах с христианством вообще; ее можно представить меньшим концентрическим кругом, заключенным в больший. Церковь обладает благодатью в полном ее объеме, но часть благодати, именно – благодать Христова, выходить за пределы Церкви».[3]

Итак, святитель Киприан Карфагенский был решительным защитником перекрещивания еретиков, вступающих в Церковь, в противоположность взгляду Стефана, который отстаивал только простое возложение руки епископской на присоединяющегося еретика как на условие его общения с Церковью. Плодом этих жарких споров со стороны Киприана было появление целого ряда произведений (особенно письма 55, 57, 58, 59, 60, 61, 62) и, между прочим, собрание в Карфагене целого ряда соборов (255 – два раза, 256 – в мае и сентябре).[4] Святитель Киприан не обладал спекулятивным умом и не был богословом в тесном смысле слова: он был человеком практической деятельности, администратором; в тонкости и трудности догматического учения он входил только в той мере, в какой это необходимо было для наставления паствы, и стремился к тому, чтобы утвердить мир в душах пасомых, и все силы направлял на внутреннее преобразование их. Эти качества обеспечили ему выдающееся значение и влияние как среди современников, так и вообще в древней Церкви. Но они имели своим следствием то, что тринитарный, христологический и сотериологический вопросы нашли мало места в его творениях – центром его богословия было раскрытие учения о Церкви. До Киприана вопрос о Церкви уже подвергался более или менее широкому обсуждению (у св. Игнатия, Иринея, Тертуллиана), но св. Киприан объединил добытые ранней догматической мыслью результаты, подробнее развил их, дополнил новыми догматическими положениями, и его учение о Церкви представляется уже в виде сравнительно цельной системы. Рассматриваемая со стороны своих видимых элементов, «Церковь заключается в епископе, клире и всех стоящих (в вере)». По своей мистической сущности она – Невеста Христова, духовно рождающая сынов Богу. Церковь одна хранит и обладает всей властью своего Жениха и Господа; в ней благодать и всякая истина, потому что благодать и истина одна. На основании Мф. 16:18 Церковь утверждается на епископах, и им принадлежит право руководить и управлять: «Отсюда последовательно и преемственно истекает власть епископов и управление Церкви, так что Церковь поставляется на епископах, и всяким действием Церкви управляют те же начальствующие... это основано на Божественном законе». «Епископ в Церкви, и Церковь в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви». Пресвитеры и диаконы, разделяющие его труды, должны подчиняться ему и только по его поручению исполнять все то, чет требует церковное управление.[5]

Епископы – преемники апостолов, избраны Самим Господом и Им поставлены в сей должности как предстоятели и пастыри: «Апостолов, то есть епископов и предстоятелей, избрал Сам Господь... Который поставляет епископов». Мысль о преемственной от апостолов власти епископов раскрывал раньше св. Ириней, но для него преемство епископов было историческим аргументом в пользу истинности церковного Предания; св. Киприан переносит вопрос на чисто догматическую почву и говорит о богоучрежденности преемственной иерархии в Церкви: епископы – преемники апостолов не только в историческом смысле, но и лично, и именно через дарование Св. Духа. Поэтому критиковать епископа – значит судить о суде Бога и Христа. «Это значит – не веровать в Бога, это значит – идти против Христа и против Его Евангелия... Его величие и истина утверждают, что ничто и самомалейшее не бывает без ведения и допущения Божия; а ты (письмо к Флоренцию Пупиану) полагаешь, что священники поставляются в Церкви без Его ведома? Ибо верить, что поставляемые недостойны и законопреступны, не есть ли это – верить, что не от Бога и не через Бога поставляются Его священники в Церкви?». Отсюда естественно, что Поставляющий священников отмщает за них: Корей, Дафан и Авирон восприняли наказание за святотатственную дерзость; и все покушения, предпринимаемые нечестивыми для разорения Божественного чиноположения, делаются против Бога. Богом поставленный епископ есть тот орган, который объединяет вокруг себя отдельную Церковь, – ему, как сказано, принадлежит полнота власти. Поэтому паства обязана повиновением, и Киприан неустанно говорит о повиновении епископу: нельзя думать о том, что можно наследовать жизнь и спасение, не повинуясь епископам и священникам. Повиновение епископу необходимо для мира и целости Церкви: «Если бы, согласно Божественному учению, все братство повиновалось ему, то никто никогда не восставал бы против сонма священников, никто после Божественного определения, после голоса народа, после приговора соепископов, не делал бы уже себя судьей – не над епископом, но над Богом, никто не раздирал бы Церкви расторжением единства Христова; никто в угоду себе и по надменности не стал бы отдельно основывать новой ереси вне Церкви». В письме к Флоренцию Пупиану Киприан пишет: «Пчелы имеют матку, скоты – вожатого, и сохраняют к ним верность, разбойники с совершенной покорностью повинуются атаману, – насколько же честнее и лучше неосмысленные скоты и животные бессловесные, а также кровожадные, с мечом и оружием свирепствующие разбойники. И там признают и боятся начальника, который поставлен не по определению Божию, но по соглашению распутной толпы и преступного скопища». Если повиновение епископу – основа единства Церкви, то неповиновение – начало разделения и ереси: «Усилия еретиков и зломысляших начинаются обыкновенно с самоугождения, соединенного с надменным и гордым презрением к предстоятелю: так совершается отступление от Церкви и осквернение алтаря, так возмущается мир Христов, чиноположение и единство Божие». Но св. Киприан не останавливается на единстве каждой отдельной Церкви, управляемой епископом, – он с особенной любовью сосредоточивается на мысли о единстве всей Христовой Церкви: догматическому учению о единстве Церкви он дал ясное и систематическое выражение, посвятив раскрытию темы о единстве всех отдельных Церквей в одной вселенской Церкви Христовой свой известный трактат «О единстве кафолической Церкви». Церковь, основанная апостолами по всем концам мира, одна: они предали епископам только одну Церковь. По самому своему основанию Церковь едина: она кафолическая Церковь.[6]

По суждению Киприана, быть христианином значит принадлежать к видимой Церкви и подчиняться поставленной в ней от Бога иерархии. Церковь есть осуществление любви Христовой, и всякое отделение от Церкви есть именно нарушение любви. Против любви равно грешат и еретики, и раскольники. У них нет любви, то есть основной христианской добродетели, а потому они христиане только по имени. «Еретик или раскольник не сохраняет ни единства Церкви, ни братской любви, действует против любви Христовой». Об еретиках известно, что они отступили от любви и единства кафолической Церкви: «Какое соблюдает единство, какую любовь хранит, или о какой любви помышляет тот, кто, предавшись порывам раздора, рассекает Церковь, разрушает веру, возмущает мир, искореняет любовь, оскверняет Таинство?». Киприан высказывает такую мысль: вне Церкви не может быть и учения христианского, не только христианской жизни. Только в Церкви есть чистая вера. Всякое отделение от Церкви непременно связано бывает и с искажением веры: «Враг изобрел ереси и расколы, чтобы ниспровергнуть веру, извратить истину, расторгнуть единство. Служители его возвещают вероломство под предлогом веры, антихриста под именем Христа и, прикрывая ложь правдоподобием, тонкой хитростью, уничтожают истину». Киприан совершенно отказывает всем стоящим вне Церкви в названии «христиан», как бы повторяя решительное восклицание своего учителя Тертуллиана: «Еретики не могут быть христианами!». Понятно поэтому требование Киприана при приеме в Церковь снова крестить даже новациан, хотя они были только раскольниками. Для Киприана крещение раскольников при приеме в Церковь не было перекрещиванием, но было именно крещением: «Мы утверждаем, что приходящих оттуда мы у себя не перекрещиваем, но крестим; ибо они ничего не получают там, где нет ничего».[7]

Отношение св. Киприана к вопросу о действительности крещения еретиков определялось его понятием о Церкви. Если Церковь одна и единственна, если единство ее состоит не только в сохранении всеми одного и того же апостольского предания, но и в союзе единообразно устроенных церковных общин, то все отщепенцы стоят одинаково далеко от Христа, одинаково лишены Святого Духа, а, следовательно, и все совершаемые у них таинства недействительны. Вне Церкви не имеет никакого значения даже крещение кровью, наиболее угодное Богу, тем более не может быть действительно обычное крещение.[8] У св. Киприана, напротив, Церковь понимается, как мы видели, стоящей в противоположности миру. А потому и понятно, что св. Киприан впервые кратко и решительно формулировал положение: вне Церкви нет спасения.[9] Таким образом, возникает позиция, согласно которой тот, кто не имеет евхаристического общения с единой Церковью, не только пребывает вне Церкви, но и лишается Христа, благодати, истины, жизни и спасения.[10]

Весьма четко изложено мнение Киприана в письме к Помпею: «Если у еретиков нет Церкви, потому что она одна и делиться не может, если у них нет и Духа Святого, потому что Он тоже один и не может быть у нечестивых и чуждых: то, конечно, у них не может быть и крещения, которое состоит в том же единстве, потому что оно не может быть отдельно ни от Церкви, ни от Духа Святого»[11]. В письме к Юбаяну он пишет: «Если кто мог креститься у еретиков, то, конечно, мог получить и прощение грехов: а если получил прощение грехов, то и освятился и сделался храмом Божиим; если же он освятился и сделался храмом Божиим, то спрашиваю? Какого же Бога? Творца ли? Нет, потому что он не верил в Него. Христа ли? Нет, и храмом Христа не мог соделаться тот, кто не признает Христа Богом. Духа ли Святого? Но по елико сии три суть едино, то каким образом и Дух Святой мог стать милостивым к тому, кто враг Отца и Сына?»[12].

Св. Киприан в этом споре проявил несгибаемую твердость убеждений: «Церковь одна, а будучи одна, она не может быть и внутри и вне. Если она у Новациана, то не была у Корнилия. Если же она была у Корнилия, который наследовал епископу Фабиану по законному посвящению и которого, кроме чести священства, Господь прославил и мученичеством, то Новациан не принадлежит к Церкви, и тот, кто, презревши евангельское и апостольское предание, никому не наследуя, произошел от самого себя, не может считаться епископом, не может никоим образом иметь Церковь и обладать ею не посвященный в Церкви»[13]. «...Произошел от самого себя» - говорит св. Киприан о Новациане. Ясно, что Новациан был рукоположен епископами – в этом никаких сомнений быть не может. Но затем он немедленно собрал вокруг себя еретиков и организовал новую церковь. Таким образом, не столь важно, кто принимает участие в рукоположении, но где происходит крещение – в лоне Церкви или же вне ее.[14]

В письме к Магну св. Киприан приводит сначала новозаветные тексты (Лк.11:23; Мф.18:17; 1Ин. 2:18), где противниками Христа называются все вообще, кто не с Ним, и далее он пишет, что новациане, несмотря на сходство с христианством, не составляют Церкви: «Или каким образом крестящий может даровать отпущение грехов, сам не имея возможности вне Церкви оставить их? Эту истину подтверждает и самый вопрос, предлагаемый при крещении. Когда мы говорим: «веришь ли в жизнь вечную и во оставление грехов через святую Церковь?», то разумеем, что отпущение грехов может быть даровано только в Церкви и что грехи не могут быть оставляемы у еретиков, у которых нет Церкви. Итак, утверждающие, что еретики могут крестить, должны или изменить вопрос, или признать истину – если только они не приписывают и Церкви тем, у коих, по уверению их, есть крещение»[15]. Это для святителя и служило поводом к перекрещиванию всех обращающихся в Церковь, не исключая новациан.

Святитель Киприан Карфагенский опровергал и тех, которые силу и действенность таинства приписывали величию имени Христова или, ссылались на Апостольское предание или древний обычай принятия в Церковь, через возложение рук. В письме к Юбаяну святой приводит Евангельские места: «Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное» (Мф. 7:21) и «Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить, что это Я; и многих прельстят» (Мк. 13:6).[16] Критически рассматривая практику Римской Церкви, во многом противоречивую, святитель Киприан делает заключение: «Итак, им принадлежит одно из двух: или согласиться, что там, где, по их мнению, есть крещение, присутствует и Дух Святой, или же где нет Духа Святого, там не признавать и крещения, потому что крещение не может быть без Святого Духа»[17].Таким образом, еретики и раскольники, будучи отделенными отЦеркви, не могут пользоваться ее благодатными дарами, действуя против Церкви.

Из чего можно заключить, что Киприану важно не внешнее выражение, которое может обманывать, но внутреннее единство во Христе. В письмах Киприан рассуждает: «Почему же там (у еретиков) во имя того же Христа не совершается над крещеным и возложение рук для принятия Святого Духа?... Если кто, возродившись вне Церкви, мог сделаться храмом Божиим: то почему бы ему нельзя было сделаться и храмом Духа Святого?... Если бы крещеный вне Церкви мог облечься во Христа, а получить Святого Духа не мог, то посланный стал больше пославшего. Но разве можно или облечься во Христа без Духа или Духу от Христа отделиться?»[18].

Его противники ссылались на обычай и на Апостольское предание, но святой считал, что обычай не выше истины, а в духовных делах следует держаться не обычая, а того, что к лучшему для Церкви открыто Духом Святым. Против приписывания Апостольскому Преданию практики не перекрещивания, считал, что апостолы нам передали Церковь одну и крещение тоже одно и мы не имеем ни одного примера, чтобы крещеного у еретиков апостолы приняли в общение в том же крещении, и этим показали бы, что они принимают крещение еретиков.

Сходно с вышеизложенным мнением доказывали правильность практики перекрещивания и африканские отцы Собора 256 года: «Нет братие, мы должны убегать и удаляться этого и отделяться от такого преступления и держать единое крещение, которое Господь даровал единой Церкви». Про принятие через возложение рук соборяне говорили, что обычай не противопоставляется разуму и истине, если последнее исключает первое. Ссылаясь на Евангелие подчеркивается, что Господь сказал: «Аз есмь Истина» (Ин.14:16), а не «Аз есмь обычай». Если известна истина, то обычай должен уступить ей место. Так высказывались мнения о том, что дать может только тот, кто что-нибудь имеет, а еретики как ничего не имеющие, не могут ничего и дать. «Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба (Ин.3:27)», из чего заключалось, если ересь с неба, то может и крещение дать.

Всякая схизма для святого Киприана есть уход из Церкви, из той священной и святой земли, где только и бьет крещальный источник, ключ спасительной воды. Учение святого Киприана о безблагодатности расколов есть только обратная сторона его учения о единстве и соборности. Доводы и доказательства Киприана. Каждый их помнит и знает, должен знать, должен был запомнить. Они не утратили своего значения до сих пор. Историческое влияние Киприана было длительным и сильным. И, строго говоря, в своих богословских предпосылках учение святого Киприана никогда не было опровергнуто. Даже Августин не так далек от Киприана. Спорил он с донатистами, не с самим Киприаном, не Киприана опровергал, – да и спорил он больше о практических мерах и выводах. В своих рассуждениях о церковном единстве, о единстве любви как о необходимом и решающем условии спасительного действия таинств Августин собственно только повторяет Киприана в новых словах. Практические выводы Киприана не были приняты и удержаны церковным сознанием.[19]

Святой Киприан был прав: таинства совершаются только в Церкви. Но это «в» он определял поспешно и слишком тесно. И не приходится ли заключать скорее в обратном порядке: где совершаются таинства, там Церковь? Святой Киприан исходил из молчаливого предположения, что каноническая граница Церкви есть всегда, и тем самым граница харизматическая. И вот это недоказанное отождествление не было подтверждено соборным самосознанием. Церковь, как мистический организм, как таинственное Тело Христово, не может быть описана адекватно в одних только канонических терминах или категориях. И подлинные границы Церкви нельзя установить или распознать по одним только каноническим признакам или вехам.[20]

Иерей Максим Мищенко

________________________________________

[1] Киприан Карфагенский, святитель. «Творения. Письмо к Магну о крещении новациан и о получивших крещение в болезни». М., 1999. С. 664-665.
[2] Киприан Карфагенский, святитель. «Творения. Письмо к Януарию и прочим епископам Нумидийским о крещении еретиков» М., 1999. С. 609-610.
[3] Илларион (Троицкий), архиепископ. Очерки из истории догмата о Церкви». «Паломник», М., 1997. Стр. 454-456.
[4] «Христианство», Энциклопедия. М., 1993. Стр. 736.
[5]Сагарда Н. «Лекции по патрологии 1 – 4 веков». Издательский Совет РПЦ, М., 2004. Стр. 513.
[6] Сагарда Н. «Лекции по патрологии 1 – 4 веков». Издательский Совет РПЦ, М., 2004. Стр. 513 – 514.
[7] Илларион (Троицкий). «Христианства нет без Церкви». М., 1991. Стр. 30-31.
[8] См.: Скурат К. Е. Святые отцы и церковные писатели (I-V вв.). Учебное пособие / К. Е. Скурат. – Воронеж, 1998.
[9] Иларион (Троицкий), архиепископ. Очерки из истории догмата о Церкви: Святые отцы и учители Церкви в исследованиях православных ученых. / Иларион (Троицкий). – Репринт издания 1912 г. – М.: Православный паломник, 1997. С. 428.
[10] Иларион (Троицкий), архимандрит. Христианства нет без Церкви. / Иларион (Троицкий). – М.: Православная беседа, 1992. С. 51.
[11] Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Помпею против письма к Стефану о крещении еретиков. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 633.
[12] Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Юбаяну о крещении еретиков. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 621-622.
[13] Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Магну о крещении новациан и о получивших крещение в болезни. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 643.
[14] Мейендорф И., протоиерей. Введение в святоотеческое богословие / И. Мейендорф. - [Электронный ресурс]. - Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). М.: Электронная библиотека Данилова монастыря, 2002. - 1 электрон, опт. диск (CD-ROM).
[15] Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Магну о крещении новациан и о получивших крещение в болезни. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 643.
[16] Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Юбаяну о крещении еретиков. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 621 – 622.
[17] Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Помпею против письма к Стефану о крещении еретиков. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 634.
[18]. Священномученик Киприан Карфагенский. Письмо к Помпею против письма к Стефану о крещении еретиков. / Св. Киприан Карфагенский // Творения: Библиотека Отцов и учителей Церкви. – М.: Паломник, 1999. С. 634.
[19] Флоровский Г., протоиерей. О границах Церкви. / Г. Флоровский // Догмат и история. [Электронный ресурс]. - Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). М., 1998. - 1 электрон, опт. диск (CD-ROM).
[20] Флоровский Г., протоиерей. О границах Церкви. / Г. Флоровский // Догмат и история. [Электронный ресурс]. - Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). М., 1998. - 1 электрон, опт. диск (CD-ROM).
 

Навигация

Система Orphus