Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Богословское преемство святительского «Шестоднева».

На протяжении всего византийского Средневековья стандартом и важнейшим авторитетом в рассуждениях о происхождении, устройстве и развитии мира был «Шестоднев» св. Василия Великого (сборник проповедей о шести днях творения). Св. Василий поддерживает св. Афанасия в его противостоянии эллинистическим и оригенистическим представлениям, согласно которым творение мира означает вечное цикличное повторение миров. Св. Василий утверждает акт творения во времени и подчеркивает реальность тварного движения и динамизма в тварях. Твари не только получают свои формы и многообразие от Бога; они обладают энергией, которая имеет своим источником Бога, но тем не менее по существу есть их собственная. «Да произведет земля...» (Быт. 1:24) – «это краткое повеление, - говорит св. Василий, - мгновенно стало грандиозной действительностью и творящим логосом, для начала создав недоступным нашему пониманию образом неисчислимое множество различных трав... Так, получив свое начало с первым повелением, природа начинает реализовываться в этом времени, пока вся Вселенная не обрела свою форму». 

Подробнее...

Рождество Господа нашего Иисуса Христа в проповедях митрополита Антония Сурожского

Тайна Воплощения Господня.

В Священном Писании Ветхого и Нового Завета рождение представляется как дар Божий. Это подчеркивается сказаниями о детях, рожденных от бесплодных или престарелых родителей (например, Исаак, Самуил, Иоанн Креститель). Провиденциально чудесный характер рождения достигает высшей точки в тайне Рождества Христова. Оно является началом нового мира, новым творческим актом, который совершается под воздействием Духа Божьего. Одним из центральных событий Евангельской истории митрополит Антоний рассматривает воплощение Сына Божьего. Рождество Христово, Воплощение Господне – это день, когда мир человеческий посетил Бог видимо, слышимо, осязаемо, вещественно. Это событие рассматривается как кульминационный момент человеческой истории, истории Божьего спасения, дарованного людям, через восприятие Сыном Божьим человеческого существования: «…это событие, которое пребывает с нами, потому что через него Бог вошел в человеческую судьбу, соединил Себя с материальным строем тварного мира, и с того времени Бог стал сродни миру так, как раньше Он не был». 

Подробнее...

Этика Оригена

Исходным пунктом мировоззрения Оригена является учение о противоположности между духом и материей. Мир – место низложения духа, по своем падении принявшего чуждую своей сущности оболочку тела. Жизнь человека в этом миру есть томление материализовавшегося духа в чужеземном плену по своему отечеству. В своем стремлении к чисто-духовной жизни человек прежде всего должен отрешиться от чувственно-материальной стороны бытия. Отсюда – необходимость мироотречения, аскетическое самоумервщление и катартический характер этики Оригена. Но аскетизм и необходимость, так сказать, дематериализации духа только условия восхождения души на те идеальные высоты, с которых она некогда ниспала. Самое восхождение совершается по ступеням веры-гнозиса. Началом восхождения служит вера. Есть вера большинства, вера детей, любящих добро из-за страха наказания, а не ради самого добра: эта вера спасает, но не соединяет с Богом и есть вера мистическая, венец гнозиса, вера меньшинства, составляющего особый чин людей, как бы церковь в церкви. За верой первого порядка следует знание (episteme), за знанием – мудрость (sofia), и, наконец, непосредственное созерцание истины (theoria). Это созерцание и есть вера в высшем смысле слова, ибо веровать значит непосредственно созерцать Логоса. Здесь Ориген является пред нами пока верным учеником своего учителя, Климента. Идеал истинного христианина предносится его уму в общем в образе мудреца-аскета, проводящего жизнь в богопознании и созерцании истины.[1]

Подробнее...

Синайский Завет и Моисеево законодательство: назначение, прообразовательный смысл.

Как система правил, регулирующих все стороны жизни, Закон Моисеев присутствует в каждой «естественной» религии. Это объясняется тем, что поведение, определяемое суммой правил, – наиболее простая и психологически объяснимая форма поведения человека. Позднее, отделившись от религии, закон создает собственную юридическую сферу. В животном мире существуют «ритуалы» знакомства, ухаживания, угрозы, подчинения и демонстрации силы, которые подчас позволяют избегать насилия и сохраняют жизнь. В человеческих обществах, даже «первобытных», мы находим гораздо более сложную, но построенную на тех же принципах ритуально-законническую систему. Она подчиняет человека многочисленным табу, вводит аффективные проявления в организованное русло. Вот почему там, где социальная жизнь была неотделима от религиозной, всегда создавался закон, но уже не на инстинктивном уровне, а на уровне правил поведения, признаваемых разумными существами. 

Подробнее...

О биографии пророка Исайи.

Имя Исайя в переводе с еврейского языка означает «спасение Яхве». Иисус, сын Сирахов, в своем восхвалении «мужей славных» приносит такую хвалу пророку Исайи (Сирах. 48:25 – 26). Пророк Исайя был сын Амосов. Блаженный Августин («О граде Божьем», книга XVIII, глава 27)[1] и Климент Александрийский («Строматы», книга 1)[2] полагали, что отцом Исаии был пророк Амос из числа двенадцати. Но как происхождение пророка Амоса, так и изображение его имени в подлинном тексте не позволяют считать его отцом Исаии: «Но это не тот Амос, который в числе 12 меньших пророков, ибо и произношение их имен не одинаково (в еврейском чтении их) и означаемое ими не одно и то же. Надлежит заметить, что из пророков одни указывают своих отцов, а другие нет. Может быть, умолчали о своих отцах пророки, происходившие от родителей незнатных» (Святитель Василий Великий).[3]

Подробнее...

Критика учения об искуплении митрополита Антония (Храповицкого)

Искупление рода человеческого Иисусом Христом является важным учением Христианской религии. Ибо оно составляет по существу все содержание новозаветного благовестия. Проблемой догмата искупления занималось и занимается довольно большое количество христианских богословов и мыслителей, как западных так и восточных, почти на протяжении тысячи лет. Самые глубокие и плодотворные исследования проблемы заключены в работах русских богословов и религиозных мыслителей ХIX – XX веков. Самые крупные из них: «Догматическое богословие» Митрополита Макария (Булгакова), «Опыт православного Догматического Богословия» епископа Сильвестра (Малеванского), «Значение Креста в деле Христовом: Опыт изъяснения догмата искупления» протоиерея Павла (Светлова), «Православное учение о спасении» патриарха Сергия (Страгородского), статьи протоиерея Сергия (Булгакова), «О смерти крестной» протоиерея Георгия (Флоровского), «Очерк мистического богословия» В. Лосского, «Работы по богословию» А. С. Хомякова, «Чтения о Богочеловечестве» Вл. Соловьева, «Догмат искупления в русской богословской науке» протоиерея Петра (Гнедича). Стоит особенно выделить многочисленные статьи (и центральная работа - «Догмат искупления») архиепископа Антония Храповицкого.

Подробнее...

Использование категории «мимезис» в посланиях святого апостола Павла.

Экзегеза категории «подражание» в посланиях апостола Павла.

Общая характеристика.

О понимании «подражания» святым апостолом Павлом мы будем говорить подробнее, начиная с тщательного экзегезиса тех мест, в которых упоминается данная тематика, а потом перейдем к обобщающим выводам.

Подробнее...

Эсхатология старца Филофея

«Изложение Пасхалии» и ее переработка вызвали активизацию работы религиозной мысли в направлении судеб будущего русско­го государства. Среди плодов этой работы было «Послание о планитах и зодеях...» – великому князю московскому старца Елизарова монастыря Филофея. Старец Филофей дал особенно четкую, хотя и несколько видоизмененную формулу религиозно-охранительной задачи Руси. В противоположность Иосифу Волоцкому и авторам «Повести о Белом Клобуке» он переносит всю ответственность за охрану православия со всего русского народа, с «русской земли», на но­вый столичный град Москву и на московского государя как верховного носителя власти на православной Руси. Дальше он развивает формулу митрополита Зосимы, говорившего о том, что московский правитель стал преемником императора Византии Константина, первого защитника христианства. Итак, здесь мы встречаем первое развернутое из­ложение концепции «Москва – Третий Рим»: «Да веси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конець и снидошеся во едино царьство нашего государя, по пророчьским книгам, то есть Ромейское царство. Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быта...».[1] Русскому двору импонировали рассуждения об исключительной исторической миссии Москвы. Послание Филофея стало знаменитым благодаря его включению в 1541 – 42 годов в Великие Четьи Минеи митрополита Макария и получению таким образом официального статуса.[2] Идея о всемирной роли Москвы имела в устах Филофея скорее сакральный, чем имперский смысл.[3] Концепция «Москва – Третий Рим» изначально носила эсхатологический характер. Тема спасения преобладала и подчеркива­лась Филофеем и в других его сочинениях, например, в «Послании о крестном знамении». Московская империя здесь названа уже «поднебесной» и ковчегом Ноя, а московский правитель – царем-спасителем: «едина ныне святая съборнаа апостолскаа церковь паче солнца и всей поднебеснеи светится и един правосланныи великии рускии царь в всей поднебеснеи якоже Нои в ковчезе спасенный от потопа».[4]
 

Подробнее...

Концепция Премудрости Божией в учительных книгах Ветхого Завета

Божественная Премудрость (евр. «hokma», греч. «Sofia») составляет основную тему библейской дидактической письменности, получившей по этой причине наименование «хохмической» в современной библейской науке. Рассуждая о премудрости, авторы книг Премудрости говорят о последней в двояком смысле: в богословском и морально-практическом, обозначая то Божественное свойство, то человеческое качество, в известной степени дарованное свыше, иначе говоря, то саму Премудрость, то причастность к ней или же ее дела. Но в некоторых местах Премудрость неожиданно принимает черты некой умной сущности и даже ипостаси, что особенно характерно в Притч. 8 – 9, Сир. 24, Прем. 7 – 8 и отчасти в Иов. 28. Этот образ ветхозаветной ипостасной Премудрости не раз привлекал внимание экзегетов и богословов.[1]

Подробнее...

Принцип религиозного воспитания в воззрениях М. М. Манасеиной.


В России инициатором многих педагогических принципов и методик в конце XIX в. была Мария (Марья) Михайловна Манас(с)еина-Коркунова (1843 — 1903). Допустим, фундаментальная роль религиозного воспитания в системе воспитания впервые по-настоящему отражается именно в педагогическом наследии Манасеиной. Хотя ее имя было широко известно на рубеже XIX – ХХ вв. по достижениям в области физиологической (биологической) химии, ее педагогические взгляды остались практически безвестными. Многие важнейшие обзоры и учебники не упоминают ее вовсе, да и Интернет дает минимум сведений. Лишь в настоящее время проявляется некоторый интерес к М. М. Манасеиной, но ее жизнь и ее личность пока остаются темным пятном.

Подробнее...

Навигация

Система Orphus