Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Свт. Андрей, архіеп. Кесарійскій († ок. 565 г.) Толкованіе на Апокалипсисъ. Слово первое. Глава 1-я.

Толкование на Апокалипсис святого Андрея, Архиепископа Кесарийского. Издание четвертое. М., 1901(I. 1). Апокалипсисъ Іисуса Христа, егоже даде ему Богъ, показати рабомъ Своимъ, имже подобаетъ быти вскорѣ.
 
Откровеніе Іисуса Христа, которое далъ Ему Богъ, чтобы показать рабамъ Своимъ, чему надлежитъ быть вскорѣ.
 
Апокалипсисъ есть откровеніе сокрытыхъ тайнъ, бывающее во время озареній владычествующаго ума или въ видѣніяхъ, посылаемыхъ Богомъ во снѣ, или въ состояніи бодрственномъ при помощи Божественнаго осіянія. — А если говоритъ, что сіе «Откровеніе» дано Христу отъ Бога, то употребляетъ выраженіе такое по природѣ человѣческой, ибо въ своемъ Евангеліи болѣе всѣхъ изображаетъ его въ чертахъ возвышенныхъ и выраженіяхъ Божественныхъ. Такъ и здѣсь чрезъ служащаго Ангела и именемъ учащихся рабовъ предлагаетъ очамъ величіе Божества Христова: ибо Ему работна всяческая.
 
Выраженіе «быти вскорѣ» означаетъ то, что нѣкоторое изъ предреченнаго въ откровеніи находится, такъ сказать, подъ руками, да и относящееся къ концу не замедлитъ придти, такъ какъ у Господа тысяща лѣтъ яко день вчерашній, иже мимо иде (Псал. 89, 5; 2 Петр. 3, 8).
 
(I. 1-2). И сказа, пославъ чрезъ Ангела Своего, рабу Своему Іоанну, иже свидѣтельства слово Божіе и свидѣтельство Іисусъ Христово, и елика видѣ.
 
И Онъ показалъ, пославъ оное чрезъ Ангела Своего, рабу Своему Іоанну, который свидѣтельствовалъ слово Божіе и свидѣтельство Іисуса Христа, и что онъ видѣлъ.
 
Какъ Владыка, Христосъ чрезъ Ангела явилъ это мнѣ своему рабу, свидѣтельствовавшему въ Него исповѣданіе, съ тѣмъ, чтобы чрезъ видѣнное я засвидѣтельствовалъ и для обращенія слушающихъ проповѣдалъ о томъ, что хотя и существуетъ, но сокрыто отъ людей, и о томъ, что имѣетъ быть. Ибо пророчески видѣлъ то и другое; кромѣ того ясно сіе и изъ словъ: «яже суть и имже подобаетъ быти» указывающихъ на настоящее и будущее время.
 
(I. 3). Блаженъ чтый, и слышащіи словеса пророчествія, и соблюдающіи писанная въ немъ: время бо близъ.
 
Блаженъ читающій и слушающіе словá пророчества сего, и соблюдающіе написанное въ немъ: ибо время близко.
 
Прославляетъ тѣхъ, которые читаютъ и слушаютъ для дѣлъ, потому что кратко время, предложенное всѣмъ для дѣланія и полученія блаженства. Дѣлайте дондеже день есть, пріидетъ нощь, егда никтоже можетъ дѣлати (Іоан. 9, 4), говоритъ Господь. Иначе: при сравненіи сей кратковременной жизни съ будущей близко время воздаянія за подвиги.
 
(I. 4). Іоаннъ седмимъ церквамъ, яже суть во Асіи: благодать вамъ и миръ отъ сущаго, и иже бѣ, и грядущаго: и отъ седми духовъ, иже предъ престоломъ Его суть: и отъ Іисуса Христа.
 
Іоаннъ семи церквамъ, находящимся въ Асіи: благодать вамъ и миръ отъ Того, Который есть, и былъ, и грядетъ, и отъ семи духовъ, находящихся предъ престоломъ Его, и отъ Іисуса Христа.
 
Хотя и много было мѣстныхъ церквей, но послалъ только седмимъ церквамъ. Такъ сдѣлалъ ради седмеричнаго числа, знаменующаго таинственное всѣхъ сущихъ церквей, а равно и по соотвѣтствію сего числа настоящей жизни, въ коей принятъ седмеричный кругъ дней. По той-же причинѣ упоминаетъ только и о семи Ангелахъ и семи церквахъ, которымъ и шлетъ свое привѣтствіе: «благодать вамъ и миръ отъ Тріѵпостаснаго Божества». — Словомъ Сый означается Отецъ, сказавшій Моисею: Азъ есмь Сый (Исх. 3, 14); выраженіемъ: иже бѣ — Слово, Которое въ началѣ бѣ къ Богу (Іоан. 1, 1); словомъ грядый — Утѣшитель, всегда нисходящій на церковныхъ чадъ во святомъ крещеніи и во всей полнотѣ имѣющій снизойти въ будущемъ вѣкѣ (Дѣян. гл. 2). — Подъ семью духами можно разумѣть семь Ангеловъ (получившихъ управленіе церквами), не сочисляемыхъ съ Богоначальною и Царственною Троицею, но съ Нею воспоминаемыхъ, какъ рабовъ Ея, какъ, подобно сему, сказалъ и божественный Апостолъ: засвидѣтельствую предъ Богомъ и Господемъ Іисусомъ Христомъ, и избранными Его Ангелы (1 Тим. 5, 21). Можно понимать сіе и въ другомъ смыслѣ: подъ выраженіемъ: Сый и иже бѣ, и иже есть грядый — разумѣть Отца, Который въ Себѣ самомъ содержитъ начало, средину и конецъ бытія всего сущаго; подъ семью духами — дары Животворящаго Духа; подъ «имѣющимъ слѣдовать затѣмъ» — Іисуса Христа, Бога, насъ ради содѣлавшагося человѣкомъ. Ибо и у Апостола Божествевныя Ѵпостаси поставляются прежде и послѣ безъ всякаго различія: потому-то здѣсь и говоритъ: и отъ Іисуса Христа и т. д...
 
(I. 5). Иже есть свидѣтель вѣрный, и первенецъ изъ мертвыхъ, и князь царей земныхъ.
 
Который есть свидѣтель вѣрный, первенецъ изъ мертвыхъ и владыка царей земныхъ.
 
Ибо Онъ, свидѣтельствовавшій предъ Понтійскимъ Пилатомъ, вѣренъ во всѣхъ словесѣхъ Своихъ (Псал. 144, 13); какъ жизнь и воскресеніе, Онъ перворожденъ изъ мертвыхъ (Кол. 1, 18; 1 Кор. 15, 20); и надъ кѣмъ Онъ начальствуетъ, тѣ не увидятъ смерти подобно прежде умиравшимъ и воскресавшимъ, но будутъ жить вѣчно. Онъ — Владыка царей, какъ царствующихъ Царь и господствующихъ Господь (Псал. 2, 6; Кол. 2, 10), равномощный Отцу и съ Нимъ единосущный (Іоан. 10, 30; 14, 20). Или иначе: Онъ — Царь царей земныхъ и царей надъ земными похотями. И если блаженный Григорій Богословъ выраженіе: Сый и иже бѣ, и грядый Вседержитель относитъ ко Христу, то нимало не неумѣстно будетъ отнести къ Нему же и нижеприведенныя, подобныя симъ, изреченія. Къ симъ словамъ и добавлено: Вседержитель и нѣтъ приведенія или упоминанія о другомъ лицѣ. Изложенный нами смыслъ ясно подтверждаютъ и прибавленныя здѣсь слова: и отъ Іисуса Христа, потому что, еслибъ говорилось только объ одномъ Богѣ-Словѣ и Сыновней Ѵпостаси, то совершенно излишне было-бы сейчасъ-же дополнять словами: и отъ Іисуса Христа, чтобы отдѣлить Его отъ инаго другаго. Боголѣпныя слова одинаково приличествують какъ каждой въ отдѣльности Ѵпостаси, такъ и всѣмъ вмѣстѣ, за исключеніемъ развѣ, говоритъ Григорій Богословъ, свойствъ и отличій особенныхъ, и личныхъ и относящихся къ воплощенію Бога Слова. Подтверждается это и тѣмъ, что Трисвятую Серафимскую пѣснь поучаемся мы въ Евангеліи относить къ Сыну, въ проповѣди Павла, — къ Отцу, къ Коему привыкли мы обращать сію молитву, какъ говорится о семъ у блаженнаго Епифанія въ словѣ о Святомъ Духѣ. Приводимъ же все это для доказательства того, что наше изъясненіе непротиворѣчитъ мнѣніямъ Отцовъ Церкви; теперь-же, съ Божьею помощію, перейдемъ къ послѣдующему.
 
(I. 5-6). Любящу ны и омывшу насъ отъ грѣхъ нашихъ кровію Своею. И сотворилъ есть насъ цари и іереи Богу и Отцу Своему: тому слава и держава во вѣки вѣковъ, аминь.
 
Ему, возлюбившему насъ и омывшему насъ отъ грѣховъ нашихъ кровію Своею, и содѣлавшему насъ царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во вѣки вѣковъ, аминь.
 
Подобаетъ, говоритъ, слава Ему, по любви разрѣшившему насъ отъ узъ смертныхъ, и изліяніемъ своей Животворящей Крови и воды омывшему отъ сквернъ грѣховныхъ и содѣлавшему насъ царскимъ священствомъ, приносящимъ Отцу жертву живую — словесное служеніе вмѣсто жертвъ безсловесныхъ.
 
(I. 7). Се, грядетъ со облаки, и узритъ Его всяко око, и иже Его прободоша, и плачь сотворятъ о Немъ вся колѣна земная. Ей, аминь.
 
Се, грядетъ съ облаками, и узритъ Его всякое око, и тѣ, которые пронзили Его; и возрыдаютъ предъ Нимъ всѣ племена земныя. Ей, аминь.
 
Здѣсь закланный, какъ Агнецъ, Онъ пріидетъ во славѣ Отчей, какъ Судія, на облакахъ, или на безплотныхъ умныхъ силахъ, или подобныхъ тому облаку, которое осѣнило Его со святыми Апостолами на Ѳаворѣ. — Его, грядущаго со славою, увидитъ всякое око; распинавшіе же и оставшіеся въ невѣріи племена земныя восплачутся (Матѳ. 24, 29-30). — Ей, аминь означаетъ: совершенно, такъ; ибо сими словами означается одинъ и тотъ-же смыслъ какъ на греческомъ, такъ и на еврейскомъ, языкахъ. Аминь — да будетъ.
 
(I. 8). Азъ есмь Алфа и Омега, начатокъ и конецъ, глаголетъ Господь, сый, и иже бѣ, и грядый, Вседержитель.
 
Я есмъ Алфа и Омега, начало и конецъ, говоритъ Господь, Который есть, и былъ, и грядетъ, Вседержитель.
 
Словами Алфа и Омега означается Христосъ, какъ Богъ, содержащій все, безначальный и безконечный: Сый, и прежде сый и конца не имый, соприсносущный Отцу и, потому, имѣющій каждому воздать за дѣла.
 
(I. 9). Азъ Іоаннъ, иже и братъ вашъ и общникъ въ печали и во царствіи и въ терпѣніи Іисусъ Христовѣ, быхъ на островѣ нарицаемомъ Патмосъ, за слово Божіе и за свидѣтельство Іисусъ Христово.
 
Я Іоаннъ, братъ вашъ и соучастникъ въ скорби и въ царствіи и въ терпѣніи Іисуса Христа, былъ на островѣ, называемомъ Патмосъ, за слово Божіе и за свидѣтельство Іисуса Христа.
 
Я же, какъ вашъ братъ и соучастникъ въ скорбяхъ за Христа, вполнѣ правильно заслужилъ ваше довѣріе, потому что за исповѣданіе Христово осужденный на островъ Патмосъ возвѣщаю вамъ тайны, на немъ мною видѣнныя. 
 
Глава 2-я. 
Видѣніе, въ которомъ видѣлъ одѣяннаго въ подиръ посреди семи золотыхъ свѣтильниковъ.
(I. 10-11). Быхъ въ дусѣ въ день недѣльный: и слышахъ за собою гласъ велій яко трубы, глаголющія: Азъ есмь Алфа и Омега, первый и послѣдній: И: яже видиши, напиши въ книгу, и посли церквамъ, яже суть во Асіи: во Ефесъ, и въ Смѵрну, въ Пергамъ, въ Ѳѵатиръ, и въ Сардисъ, и въ Филаделфію, и въ Лаодикію.
 
Я былъ въ духѣ въ день воскресный, и слышалъ позади себя громкій голосъ, какъ бы трубный, который говорилъ: Я есмь Алфа и Омега, Первый, и Послѣдній. То, что видишь, напиши въ книгу, и пошли церквамъ, находящимся въ Асіи: въ Ефесъ, и въ Смирну, и въ Пергамъ, и въ Ѳіатиру, и въ Сардисъ, и въ Филаделфію, и въ Лаодикію.
 
Я, объятый Святымъ Духомъ, пріобрѣтя духовный слухъ, услышалъ въ чтимый, ради воскресенія, болѣе другихъ день Господень голосъ по звучности подобный трубѣ, ибо во всю землю изыде вѣщаніе ихъ (Псал. 18, 5). — Указавъ подъ видомъ Алфы и Омеги на безначальность и безконечность Божію, Онъ повелѣлъ мнѣ о видѣнномъ повѣдать семи церквамъ, обозначая седмеричнымъ числомъ, оканчивающимся въ субботу, субботство, т. е. покой будущаго вѣка. Потому же, пишетъ великій Ириней, созданы Богомъ семь небесъ и семь Ангеловъ, начальствующихъ надъ прочими.
 
(I. 12-13). И обратихся видѣти гласъ, иже глаголаше со мною: и обратився, видѣхъ седмь свѣтилникъ златыхъ. И посредѣ седми свѣтилниковъ подобна Сыну человѣчу, облечена въ подиръ и препоясана при сосцу поясомъ златымъ.
 
Я обратился, чтобы увидѣть, чей голосъ, говорившій со мною: и обратившись, увидѣлъ семь золотыхъ свѣтильниковъ. И посреди семи свѣтильниковъ подобнаго Сыну Человѣческому, облеченнаго въ подиръ и по персямъ опоясаннаго золотымъ поясомъ.
 
Голосъ, который слышалъ Апостолъ, не былъ чувственный; это объясняетъ онъ словомъ обратихся, т. е. оборотился не за тѣмъ, чтобы слышать, но видѣти его; ибо духовное слышаніе и видѣніе означаютъ одно и то же. — Обратившись же, говоритъ онъ далѣе, увидѣлъ семь золотыхъ свѣтильниковъ (ниже ихъ называетъ церквами), а среди нихъ Христа, подобна Сыну человѣчу (Онъ вмѣстѣ и Богъ, но не простой человѣкъ!) и облеченнаго въ подиръ, какъ Вышняго, по чину Мелхиседекову, Архіерея (Псал. 109, 4). — Былъ Онъ препоясанъ золотымъ поясомъ не по бедру, какъ дѣлаютъ люди для укрощенія похотей (имъ непричастна Божественная плоть), но по груди — при сосцу, чтобы тѣмъ самымъ показать, что и послѣднія мѣры Божественнаго гнѣва удерживаются человѣколюбіемъ и что истина опоясуетъ завѣта сіи Владычніи сосцы, которыми питаются вѣрные. — Для означенія высшаго превосходства, чистоты и нескверности поясъ названъ златымъ.
 
(I. 14). Глава же Его и власи бѣлы, аки ярина бѣлая, якоже снѣгъ: и очи Его яко пламень огненъ.
 
Глава Его и волосы бѣлы, какъ бѣлая волна, какъ снѣгъ; и очи Его, какъ пламень огненный.
 
Хотя для насъ Онъ и новый, но Онъ древній или, правильнѣе, предвѣчный, ибо о семъ свидѣтельствуютъ Его власи бѣлы. — Очи Его, какъ огненный пламень, просвѣщаютъ Святыхъ и опаляютъ нечестивыхъ.
 
(I. 15). И нозѣ Его подобни халколивану, якоже въ пещи разжженны.
 
И ноги Его подобны халколивану, какъ раскаленныя въ печи.
 
Подъ ногами Григорій Назіанзинъ разумѣетъ домостроительство Божіе, ибо ноги Его суть плоть, которою сошедшее Божество содѣлало наше спасеніе. Ноги суть и Апостолы, какъ утвержденіе церкви. — Халколиваномъ врачи считаютъ благовонный ѳиміамъ, называемый у нихъ сильнымъ, мужескимъ. Или иначе: халкъ (χαλϰὸς — мѣдь) означаетъ естество человѣческое, ливанъ (λιβανος — ладонъ) — Божеское, а совокупленные въ одно слово — «халколиванъ» — благоуханіе вѣры и несліянное единство естествъ. Еще: халкъ означаетъ благозвучіе ученія Христова, а ливанъ — обращеніе язычниковъ, почему и повелѣвается прійти невѣстѣ (Пѣсн. 4, 8). Ноги Христовы суть Апостолы разожженные, въ подражаніе Христу, въ горнилѣ искушеній.
 
(I. 15-16). И гласъ Его яко гласъ водъ многъ: И держа въ руцѣ Своей деснѣй седмь звѣздъ: и изъ устъ Его мечь обоюду остръ изостренъ исходяй: и лице Его якоже солнце сіяетъ въ силѣ своей.
 
И голосъ Его, какъ шумъ водъ многихъ. Онъ держалъ въ десницѣ Своей семь звѣздъ, и изъ устъ Его выходилъ острый съ обѣихъ сторонъ мечъ, и лице Его какъ солнце, сіяющее въ силѣ своей.
 
Совершенно правильно говоритъ, что голосъ Его — какъ ревъ водъ многихъ, ибо онъ одинъ и тотъ же, какъ у Него, такъ и у Духа, Которымъ изъ чрева вѣрующихъ истекаютъ рѣки воды живы (Іоан. 7, 38) и во всю землю ясно проповѣдуютъ. — Семь звѣздъ далѣе называетъ Ангелами церквей. — Обоюду острымъ мечемъ называетъ или нечестивыхъ отлученіе, острѣйшее паче всякаго меча обоюду остра (Евр. 4, 12), или мечъ духовный, поражающій нашего внутренняго человѣка. — Его лице сіяетъ, якоже солнце не чувственнымъ свѣтомъ, но духовнымъ: какъ Солнце правды, Онъ сіяетъ Своею собственною силою и властью, но не какъ солнце чувственное, которое, будучи тварью, свѣтитъ по Божьему ведѣнію и Богодарованною силою.
 
(I. 17-18). И егда видѣхъ Его, падохъ къ ногама Его, яко мертвъ: и положи десницу свою на мнѣ, глаголя ми: не бойся: Азъ есмь первый и послѣдній. И живый, и быхъ мертвъ, и се, живъ есмь во вѣки вѣковъ, аминь: и имамъ ключи ада и смерти.
 
И когда я увидѣлъ Его, то палъ къ ногамъ Его, какъ мертвый. И Онъ положилъ на меня десницу Свою, и сказалъ мнѣ: не бойся; Я есмь Первый и Послѣдній. И живый: и былъ мертвъ, и се, живъ во вѣки вѣковъ, аминь. И имѣю ключи ада и смерти.
 
А когда, подобно Іисусу Навину (Нав. 5, 14) и Даніилу (Дан. 10, 9-10), по немощи человѣческаго смертнаго естества, Апостолъ падохъ къ ногама Его яко мертвъ, Христосъ укрѣпилъ, сказавъ ему: «не бойся, потому что Я, безначальный и безконечный, пришелъ не умертвить тебя, но ради васъ Самъ былъ мертвъ и имѣю ключи ада и смерти», т. е. смерти тѣлесной и душевной.
 
(I. 19-20). Напиши убо, яже видѣлъ еси, и яже суть, и имже подобаетъ быти по семъ: Таинство седми звѣздъ, яже видѣлъ еси на десницѣ Моей, и седмь свѣтилникъ златыхъ: седмь звѣздъ, Ангели седми церквей суть: и седмь свѣтилниковъ, яже видѣлъ еси, седмь церквей суть.
 
Итакъ напиши, что ты видѣлъ, и что есть, и что будетъ послѣ сего. Тайна семи звѣздъ, которыя ты видѣлъ въ десницѣ Моей, и семи золотыхъ свѣтильниковъ есть сія: семь звѣздъ суть Ангелы семи церквей; а семь свѣтильниковъ, которые ты видѣлъ, суть семь церквей.
 
Такъ какъ истинный свѣтъ есть Христосъ (Іоан. 1, 9), то обогатившіеся Его просвѣщеніемъ подобны свѣтильнику, просвѣщающему тьму настоящей жизни. — Собственно же свѣтильниками называются церкви, какъ обладающія свѣтилами, содержащими въ себѣ, по Апостолу, слово животно (Флп. 2, 15-16). — Свѣтильники и свѣщники суть золотые по причинѣ честности и непорочности ихъ вѣры. У каждой изъ нихъ, говоритъ Господь, предстоитъ Ангелъ Хранитель (Матѳ. гл. 18). Григорій Богословъ, разумѣя настоящую главу, говоритъ, что церкви названы звѣздами образно — по ихъ чистотѣ и свѣтлости. 
 
Глава 3-я. 
Открытое Ангелу Ефесской церкви.
(II. 1). Ангелу Ефесскія церкве напиши: тако глаголетъ держай седмь звѣздъ въ десницѣ Своей, ходяй посредѣ седми свѣтилниковъ златыхъ.
 
Ангелу Ефесской церкви напиши: такъ говоритъ держащій семь звѣздъ въ десницѣ Своей, ходящій посреди семи золотыхъ свѣтильниковъ.
 
Бесѣдуетъ съ церковью чрезъ Ангела подобно тому, какъ если-бы кто говорилъ съ учениками чрезъ посредство учителя. Ибо наставникъ, стараясь учимаго уподобить себѣ, обыкновенно принимаетъ на себя все касающееся ученика, — ошибки и успѣхи. — Подъ семью звѣздами или Ангелами, которыя блаженными Иринеемъ и Епифаніемъ упоминаются подъ именемъ семи небесъ, слѣдуетъ здѣсъ разумѣть управленіе небесными чинами, содержимое, какъ и всѣ концы земли, десницею Христовою, ибо, по обѣтованію, Онъ ходитъ посреди церквей и управляетъ міръ святыми Ангелами.
 
(II. 2-5). Вѣмъ твоя дѣла, и трудъ твой, и терпѣніе твое, и яко не можеши носити злыхъ, и искусилъ еси глаголющіяся быти апостолы, и не суть: и обрѣлъ еси ихъ ложныхъ: И понеслъ еси, и терпѣніе имаши, и за имя Мое трудился еси, и не изнемоглъ еси. Но имамъ на тя, яко любовь твою первую оставилъ еси. Помяни убо, откуду спалъ еси, и покайся, и первая дѣла сотвори.
 
Знаю дѣла твои, и трудъ твой, и терпѣніе твое, и то, что ты не можешь сносить развратныхъ, и испыталъ тѣхъ, которые называютъ себя апостолами, а они не таковы, и нашелъ, что они лжецы. Ты много переносилъ и имѣешь терпѣніе, и для имени Моего трудился, и не изнемогалъ. Но имѣю противъ тебя то, что ты оставилъ первую любовь твою. Итакъ вспомни, откуда ты ниспалъ, и покайся, и твори прежнія дѣла.
 
Похваляя церковь въ двухъ или трехъ отношеніяхъ, въ одномъ зазираетъ и порицаетъ ее, что и помѣщаетъ въ срединѣ, а похвалы съ той и другой стороны. Трудъ, непоколебимость въ вѣрѣ и оставленіе пороковъ хвалитъ; одобряетъ также и то, что, не вѣря всякому духу, испытывала называвшихъ себя апостолами и, признавъ ихъ лживыми, не принимала; въ похвалу же ставитъ и то, что возненавидѣла постыдныя дѣла Николаитовъ. Стыдитъ и порицаетъ за охлажденіе въ любви къ ближнему и благотворительности, къ чему и увѣщаетъ словами: покайся и первая дѣла сотвори.
 
(II. 5-6). Аще же ни, гряду тебѣ скоро, и двигну свѣтильникъ твой отъ мѣста своего, аще не покаешися. Но се имаши, яко ненавидиши дѣлъ Николаитскихъ, ихже и Азъ ненавижду.
 
А если не такъ, скоро приду къ тебѣ, и сдвину свѣтильникъ твой съ мѣста его, если не покаешься. Впрочемъ то въ тебѣ хорошо, что ты ненавидишь дѣла Николаитовъ, которыя и Я ненавижу.
 
Движеніе свѣтильника или церкви есть лишеніе Божественной благодати, по которомъ повергается она въ волненія и колебанія отъ духовъ злобы и, пособляющихъ имъ, злыхъ людей. Подъ тѣмъ же движеніемъ нѣкоторые разумѣютъ перенесеніе первосвятительскаго престола изъ Ефеса въ Царьградъ. А почему Богу такъ сильно ненавистны дѣла Николаитовъ знаетъ всякій, кто испыталъ и знакомъ по чтенію съ этою гнусною ересью.
 
(II. 7). Имѣяй ухо, да слышитъ, что Духъ глаголетъ церквамъ: побѣждающему дамъ ясти отъ древа животнаго, еже есть посредѣ рая Божія.
 
Имѣющій ухо да слышитъ, что Духъ говоритъ церквамъ: побѣждающему дамъ вкушать отъ древа жизни, которое посреди рая Божія.
 
Имѣющій ухо, да слышитъ. — Тѣлесное ухо имѣютъ всѣ люди, духовное же пріобрѣтаетъ только человѣкъ духовный; таковое, напримѣръ, имѣлъ пророкъ Исаія (8, 5). Такому человѣку, побѣждающему искушенія бѣсовъ, обѣщаетъ дать вкушать отъ древа жизни, т. е. сдѣлать причастникомъ благъ будущаго вѣка. — Подъ древомъ жизни иносказательно понимается жизнь вѣчная; а то и другая есть Христосъ, какъ о семъ сказали Соломонъ и сей же Апостолъ въ другомъ мѣстѣ: первый, говоря о Премудрости, сказалъ, что она есть древо живота (Прит. 3, 18), а послѣдній говоритъ о Христѣ такъ: Той есть истинный Богъ и животъ вѣчный (1 Іоан. 5, 20). — Если желаемъ достигнуть онаго, то, молю васъ, исправимъ жизнь и побѣдимъ страсти. Ибо за труды, во всякомъ случаѣ, воспослѣдуютъ награды, по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа, съ Которымъ Отцу, вмѣстѣ со Святымъ Духомъ, слава нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь. 
 
Источникъ: Толкованіе на Апокалипсисъ святаго Андрея, Архіепископа Кесарійскаго. — Изданіе четвертое, Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова монастыря. — М.: Типо-Литографія И. Ефамова, 1901. С. 5-17. 

Навигация

Система Orphus