Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Блаженный Иероним Стридонский. Толкование на Евангелие от Матфея

Современник Амвросия Медиоланского, ритор и анахорет, аскет и ругатель, Иероним был одним из любимых авторов Эразма Роттердамского, издавшего его произведения в Базеле в 1516-1520 гг. Великий писатель Возрождения видел в Иерониме не "отца церкви", а предтечу гуманистов, филолога, истолкователя классической античности, владевшего к тому же тремя языками, на которых основывалась гуманистическая образованность - латинским, греческим, древнееврейским. Лютер ненавидел Иеронима, хотя широко пользовался переводами отца "Вульгаты".

Противник Иеронима и бывший его друг Руфин так рассказывал (ок. 400 г.) о видении Иеронима во время первого его пребывания на Востоке в 70-х годах IV века. Иероним был приведен к престолу небесного судьи, который ему сказал: "Ты последователь Цицерона, а не христианин" (Ciceronian es, non chri-stianus). Пристыженный Иероним поклялся: "Господи, если когда-либо у меня будут светские рукописи, если буду читать их - отрекусь от тебя (Domine, si umquam habuero coeces saeculares, si legero, te negavi). Четверть века спустя Руфин не без ехидства напомнил Иерониму, что клятвы своей он не исполнил. Руфин уверял, что все произведения далматинского писателя насыщены реминисценциями из языческих авторов, что нет страницы, написанной Иеронимом, на которой он не восклицал бы: "Наш Туллий, или наш Гораций, или наш Вергилий!" (Sed Tullius noster, sed Flaccus noster, sed Maro!). По подсчетам Руфина, цитат из классиков латинской литературы у Иеронима больше, чем из Св. Писания; примерами из поэтов древнего Рима поучает он в своих письмах девиц и молодых женщин. Эрудиты нашего времени, тщательно проверив классический и библейский материал в сочинениях Иеронима, пришли к заключению, что Руфин в полемическом задоре преувеличил и что аллюзий и прямых сносок на Библию у Иеронима все-таки больше, чем цитат из языческих писателей. Однако Руфин был прав - Иероним до конца жизни не в силах был отказаться от Цицерона, Вергилия и Саллюстия. Статистика показала, что на 1223 страницы его текста приходится 284 аллюзии и цитаты из классиков, т. е. в среднем одна на каждые четыре страницы.

Любимыми латинскими авторами Иеронима были прежде всего Вергилий и Цицерон, затем Плавт, Теренций (которого комментировал в Риме учитель Иеронима - Донат), Гораций, Саллюстий, Светоний и Сенека-философ. Из Лукреция Иероним дважды цитирует стихи, вероятно, по памяти, ибо с ошибками. В письмах и в апологии против Руфина встречается еще не менее пяти аллюзий на автора поэмы "О природе вещей". Ссылки на языческих авторов гораздо чаще появляются в письмах Иеронима, адресованных образованным людям, чем в комментариях к Библии и богословских сочинениях, предназначенных для бесхитростных вифлеемских монахов. Конфликт между религиозными воззрениями и литературными пристрастиями в произведениях Иеронима никогда не был изжит. Многочисленные сочинения Иеронима - письма, предисловия, жизнеописания, даже богословские трактаты - перенесли через все Средние века сотни и сотни цитат в стихах и прозе и перифраз латинских классиков, вызывая почтительное изумление клириков раннего Средневековья и способствуя тем самым передаче культурного наследия варваризованной Западной Европе.

Иероним был греком или, по другим сведениям, иллиром из Далмации; отец его, по имени Евсевий (Эузебий), происходил из города Стридона на границе Паннонии, по другим данным, находившегося в Западной Боснии. Он родился, вероятно, в 340 году, умер в 420 году в Вифлееме. В детском возрасте Иероним очутился в Риме, где был отдан родителями под ферулу знаменитого грамматика Элия Лопата, затем ритора Мария Викторина. Там, в Риме, он принял крещение. Христианство не удержало его в юности от пороков и увлечений, которым он предавался вместе с Руфином, ставшим впоследствии его злейшим врагом и обличителем. Возмужав, Иероним жил в галльском Трире, где изучал писания Илария из Пуатье. Из Трира он перебрался в Аквилею и там окончательно решил посвятить свою жизнь аскезе и подвигам.

В 373 году он подвизался на Востоке. В Антиохии Иероним приобрел весьма основательные познания в греческом языке и углубился в греческое богословие. Несколько лет (375-378 гг.) он провел в Халкидской пустыне, расположенной на востоке от Антиохии. За время своего отшельничества он овладел после большого труда древнееврейским и, таким образом, стал "мужем трех языков". О себе Иероним говорил: "Я философ, ритор, грамматик и диалектик, иудей, грек и латинянин".

Из пустыни отшельник направил свои стопы снова в Антиохию, оттуда в Константинополь, где присутствовал на Соборе 381 года и познакомился с Григорием Назианзином. В том же году он снова в Риме. Папа Дамасий, сочинявший гекзаметрами полуязыческие эпитафии мученикам, поручил ему ревизию Библии. Следует заметить, что к концу IV века так называемая Итала, т. е. латинский перевод Св. Писания, не только расходился с оригиналами, но и отдельные латинские рукописи не совпадали и содержали разночтения, вызывавшие соблазн ложных толкований.

Эту работу, имевшую значительнейшее влияние на европейскую литературу Средневековья и Возрождения, Иероним проделал весьма осторожно и вряд ли вполне удовлетворительно. Он поправил лишь те места, которые резко расходились по смыслу с оригиналами Нового Завета, оставив без изменений вульгарно-латинские формы, впоследствии возмущавшие гуманистов. Ветхий Завет он перевел заново, с древнееврейского на латынь, в 390-404 гг. Псалтирь осталась в двух версиях, так называемой римской и галиканской.

Иерониму следует поставить в заслугу, что он открыл для Запада литературный характер многих древнееврейских текстов Библии - отметил, что Псалмы, Книга Иова, Книга Иеремии написаны стихами и представляют собой поэтические произведения. "Что сладкозвучнее Псалтири? - вопрошал он. - Она, подобно нашему Флакку и греку Пиндару, то течет ямбом, то вещает алкейским стихом, то величаво льется стихом сапфическим, то горделиво выступает полустопным. Что прекраснее Второзакония и песней Исайи? Что величественнее Соломона, что совершеннее Иова? Все это в еврейском оригинале плавно льется гекзаметром и пентаметром". В переложениях же на греческий (не исключая Семидесяти толковников), а еще более на латынь, утрачены первозданная красота и изящество. Автор Вульгаты суровым судом судит многочисленных своих предшественников на тернистом поприще перевода, не пощадив даже своего любимца Цицерона. Книги Св. Писания кажутся образованным людям написанными дурным стилем и тяжелым языком, и они отвращаются от них, "гнушаясь грязной одеждой речи ранее, нежели обнаружат внутри прекрасное тело содержания". В этом повинны переводчики - и те, что, стараясь переводить слово в слово, насиловали дух родного языка, и те, что, пытаясь следовать больше смыслу, чем букве, далеко отходили от оригиналов".

Эстетическая взыскательность ученика античных риторов была весьма высока, хотя к чести его нужно заметить, что к собственным переводам и писаниям он предъявлял требования не менее строгие, чем к чужим.

Работа Иеронима над переводом ветхозаветных сочинений была облегчена огромным филологическим трудом, проделанным до него Оригеном, который критически сопоставил древнееврейский", и греческий тексты. Для того чтобы понять Библию, писал Иероним, следует изучать ее тексты прежде всего филологически.

Ученый переводчик не верил в аллегорическое толкование Св. Писания. Аллегорические объяснения (которые воспринял Амвросий Медиоланский), по мнению Иеронима, могут нравиться лишь болтливой бабе, выжившему из ума старцу да многословному софисту. Иероним питал пристрастие к резким энергичным выражениям, был придирчив, едок и склонен к словопрению.

В Риме у ног его сидели аристократические дамы, предававшиеся самой суровой аскезе. После смерти папы Дамасия в 384 году положение Иеронима в Риме стало весьма тяжелым. На него ополчились многие представители высшего римского общества, которые были возмущены сатирой Иеронима, ходившей по рукам под заглавием "О сохранении девственности". Сатира была написана в форме письма к Евстохии, дочери отменной римской дамы Павлы, его последовательницы. Конечно, подробности, касающиеся плотской и грешной любви, в книжице Иеронима были не для девичьих ушей. Впрочем, аскеты вообще нередко любят вдаваться в натуралистические детали, как бы подготовляя материал для будущих психоаналитиков. Хуже было то, что Иероним вывел довольно недвусмысленно нескольких персонажей из римского света: развратников, ханжей, бездельников, паразитов. Обличенные легко узнали себя и постарались отомстить язвительному отшельнику.

В 385 году Иероним вынужден был покинуть Рим и удалиться на Восток, где и оставался до самой смерти. Павла с дочерью вскоре последовала за ним и после путешествия в Египет поселилась в Вифлееме, где Иероним основал мужской, а Павла - женский монастырь (в 389 году). В Вифлееме Иероним сосредоточил большую для того времени библиотеку, непрестанно писал и переводил, вел полемику с многочисленными своими противниками, осыпая их бранью и насмешками, некоторых (например, Руфина) даже после их кончины.

В монастырской школе вифлеемский настоятель читал и объяснял Вергилия, латинских историков и комедиографов. В 415 году он начал ожесточенный спор с последователями Пелагия, которых обвинял в языческом стоицизме. Монахи, последователи ересиарха, осадили монастырь Иеронима, и автору диалога против пелагиан пришлось спасаться бегством. Так, до самой смерти беспокойный далматинец возмущал западные и восточные провинции Римской империи своими жесткими эпистолами и бранчливыми трактатами.

Кроме известного перевода Библии, несомненное значение для истории литературы имеют письма Иеронима, его апология, его сочинение "О славных мужах", наконец, три его чрезвычайно живописные легенды о пустынниках. В легендах Иеронима читатель узнает о приключениях в полуденных странах, фиктивных браках, побегах пленников. Добродетельные львы терзают преследователей-рабовладельцев и любезно уступают свои пещеры пустынникам. Легенды Иеронима - предшественники "романизированных" житий святых Средневековья, которые легли в основу некоторых рассказов Флобера, Франса, Лескова.

Для изучающих историю IV-V вв. известный интерес представляет также полемика Иеронима с представителями "еретических" учений. В трактате "О славных мужах" автор поставил себе цель возвеличить всех христианских писателей от апостолов... до смиренного Иеронима, следуя образцам Светония. Известно, что Иероним широко воспользовался греческим сочинением Евсевия Кесарийского (около 265-340 гг.), из церковной истории которого он просто перевел и включил в свой трактат первые 69 глав. Иероним работал поспешно и не всегда вникал в смысл переводимого текста. Больший интерес представляют дополнительные главы, написанные самим Иеронимом, начиная с раздела об Арнобии (глава 79). В них Иероним сообщает сведения о своих современниках. Объективность не являлась отличительной чертой Иеронима, своих врагов и противников он испепелял или обходил молчанием (как, например, Амвросия Медиоланского). Несмотря на ярко выраженную тенденциозность, трактат "О славных мужах" повлиял на дальнейшее развитие средневекового литературоведения, которое еще не выделилось из хроники и жизнеописания.

Имя Иеронима в течение веков окуталось преданиями. Художники изображали его со львом, из лап которого ученый пустынник вытаскивает занозу, или размышляющим над бренностью мира, с черепом в руках. Далматинские католические священники, сторонники старославянского богослужения, начиная с XII-XIII вв., приписывали Иерониму, далматинцу, иллиру, следовательно славянину, изобретение глаголицы. В их представлении славяне - иллиры жили в Далмации со времен Потопа! О том, что славяне покорили эти пределы сто лет спустя после смерти Иеронима, они не знали или намеренно забывали. Легенда эта была, впрочем, санкционирована посланием папы Иннокентия IV (1248 год). Того же мнения придерживались далматинские монахи глаголяши, приглашенные императором Карлом IV, королем Чехии, в Прагу. В пражском глаголическом монастыре Эммаус почитание Иеронима - "просветителя славян" было особенно сильно.

По просьбе Карла IV Иоанн Новифорензий, основатель чешского и немецкого гуманизма, написал житие знаменитого анахорета. В XV веке в Риме, между замком св. Ангела и Рипетте, где жило много южных славян (на что указывают старинные названия улиц), одна из церквей была перестроена и посвящена св. Иерониму. При церкви было основано братство, затем коллегиум св. Иеронима, ставший центром хорватского просвещения и благотворительности (Societas S. Hieronymi nationis Illyricorum). Церковь была возведена в ранг кардинальской, и художники, вопреки исторической истине, стали облачать Иеронима в красные кардинальские одежды. Предание о том, что Иероним изобрел глаголицу, поддерживали, споря с латинянами, поколения далматинских гуманистов, начиная от известного сплитского поэта Марка Марулича (XV-XVI вв.). В библиотеке Ватикана сохранилась фреска, изображающая Иеронима с раскрытой книгой, исписанной глаголическими буквами.

И.Н. Голенищев-Кутузов

 

Я, Иероним, сын Евсевия из города Стридона, который находился на границе между Далмацией и Паннонией и был разрушен готами, до настоящего времени, т. е. до четырнадцатого года правления императора Феодосия, написал следующее: житие отшельника Павла, одну книгу писем к разным лицам, увещательное письмо к Гелиодору, книгу о споре между последователем Люцифера и православным, хронику всеобщей истории, двадцать восемь бесед Оригена на книги Иеремии и Иезекииля, которые я перевел с греческого на латинский, послание о серафиме, послание о слове "осанна", послание о бережливом и расточительном сыновьях, послание о трех спорных вопросах, касающихся Ветхого Завета, две беседы на книгу "Песнь Песней", книгу против Гелвидия о приснодевстве Марии, послание к Евстохии о сохранении девства, одну книгу писем к Марцелле, утешительное послание к Павле о смерти ее дочери, три книги толкований на Послание Павла к Галатам, три книги на Послание к Ефесянам, одну книгу на Послание к Титу, одну книгу на Послание к Филимону, толкование на книгу "Екклезиаст", одну книгу еврейских преданий на Книгу Бытия, одну книгу о местностях, одну книгу об еврейских именах, одну книгу Дидима о Духе Святом, которую перевел с греческого на латинский, тридцать девять бесед на Евангелие от Луки, семь трактатов на псалмы - от десятого до шестнадцатого, житие пленного монаха Малха и житие блаженного Иллариона. Я сверил Новый Завет с греческим подлинником, а Ветхий перевел с еврейского. Число писем к Павле и Евстохии, так как они писались ежедневно, точно неизвестно.

Кроме того, я написал толкований на Михея две книги, на Софонию одну книгу, на Наума одну книгу, на Аввакума две книги, на Аггея одну книгу и много других толкований на книги пророков, которые сейчас у меня на руках и еще не завершены. А также две книги против Иовиниана и две к Паммахию - "Апологию" и эпитафию.

 

Предисловие

О том, что много было таких, которые написали Евангелия, об этом свидетельствует и евангелист Лука, говоря: Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова[2]", это ясно показывают и сохраняющиеся до настоящего времени памятники, которые были изданы различными составителями и послужили началом разного рода ересей, - каковы Евангелия и от Египтян, и от Фомы, и от Матфея, и от Варфоломея, а также от Двенадцати апостолов и от Василида, и Апеллеса, и прочих, которых было бы трудно и перечислить. Вместе с тем в настоящее время нам необходимо сказать только то, что были некоторые из них, кто без содействия Духа и благодати Божией заботились более о том, чтобы только составить повествование, чем о том, чтобы представить действительно бывшие деяния. К этим именно по справедливости может быть применено такое пророческое слово: Так говорит Господь Бог: горе безумным пророкам, которые водятся своим духом, и ничего не видели! Они видят пустое и предвещают ложь, говоря: "Господь сказал''; а Господь не посылал их[3]. О них же и Спаситель говорит в Евангелии от Иоанна: Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники[4], [и именно:] приходившие, а не посланные, ибо Он Сам говорит: Я не посылал их, а они сами побежали [5]. В самом деле, в приходящих обнаруживается безумная надменность, а в посланных - преданность верных рабов. А Церковь, основанная по слову Господа на камне, - Церковь, которую Царь ввел в чертоги Свои[6] и которой Он протянул руку Свою через скважину тайного входа[7], подобна дикой козе и лани[8]; через нее протекают как бы четыре райские реки[9]; она имеет четыре угла и кольца, посредством которых она движется подобно ковчегу Завета и стражу Закона Господня на деревянных, никогда не вынимаемых из колец шестах[10].

Первым из всех был Матфей, сборщик податей по прозванию Левий, написавший Евангелие на еврейском языке, может быть, ради тех, главным образом, которые из числа иудеев уверовали во Христа и уже не хотели служить сени Закона, место которой заступила истина Евангелия. Вторым был Марк, толкователь (interpres) апостола Петра и первый епископ Александрийской Церкви; он сам хотя и не видал Господа Спасителя, но из того, что слышал в проповеди Учителя своего, изложил события, заботясь более об их правильной передаче, чем об изложении их по порядку. Третьим является Лука, врач, по народности сириец из Антиохии, - что известно по Евангелию[11], - он в то же время был учеником апостола Павла. Он составил свою книгу в Ахайе и Беотии[12], передавая наиболее известное и описывая, как он сам заявляет во вступлении, более слышанное от других, чем виденное самолично. Последний - Иоанн, апостол и евангелист, которого Иисус любил более всех и который, возлежа на персях[13], напоялся влагой чистейшего учения и который один только удостоился услышать известный возглас с креста: Се, Матерь твоя![14] Когда он был в Азии и когда там уже давали росток[15] семена ересей Керинфа, Евиона и других еретиков, отрицавших пришествие Христа во плоти, - которых он в одном послании своем называет антихристами, которых постоянно поражает [отлучением] апостол Павел[16], то был подвигнут почти всеми азийскими епископами того времени и представителями многих церквей написать о Божестве Спасителя более возвышенно и - так сказать - проникнуть к самому Слову Божию через полет [мысли] не столько дерзновенный, сколько счастливый. И церковная история рассказывает, что он, когда его братья убеждали написать [Евангелие], ответил, что исполнит их просьбу, если они все, наложив пост на себя, будут сообща просить Господа. По окончании поста он был озарен откровением и написал то ниспосланное с неба вступление[17], [которое[18] гласит]: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога[19]. Эти именно четыре Евангелия гораздо раньше написания их были предсказаны, о чем именно свидетельствует свиток Иезекииля, в котором первое видение излагается так: И из средины его видно было подобие четырех животных. Подобие лиц их - лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны - лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех[20]. Первое лицо - лицо человеческое - обозначает евангелиста Матфея, который начал писать [о Господе] как бы о человеке: Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова[21]. Второе [лицо обозначает] Марка, в Евангелии которого слышится как бы голос рыкающего в пустыне льва: Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему[22]. Третье [лицо] тельца предызображает евангелиста Луку, начинающего повествование священником Захарией. Четвертое [лицо относится] к евангелисту Иоанну, который, приняв крылья орла и устремляясь в высоту, рассуждает о Слове Божием. И остальная часть [видения Иезекииля] соответствует тому же самому значению его. Голени их прямые и ноги крылатые, и куда шел дух, шли и они и не возвращались. Задняя сторона их была полна очей, и искры, и светильники распространялись в середине[23]; колеса были в колесах, и у каждого - по четыре лица. Потому и Апокалипсис Иоанна, после изображения двадцати четырех старцев, которые, держа в руках арфы и чаши, поклонялись Агнцу Божию, присоединяет еще молнию и громы и семь расходящихся ветров, и кристальное море, и четырех животных, полных очей[24], говоря: И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему; а немного ниже говорит: А внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет[25]. Из всего этого весьма ясно обнаруживается, что принимать должно только четыре Евангелия, а все апокрифические измышления должно предоставить скорее мертвым еретикам, чем живым чадам Церкви.

- Возлюбленнейший Евсевий, я довольно сильно изумлен тем, что ты, имея в виду внезапно отплыть в Рим, захотел получить от меня как бы запас провизии на дорогу, - именно: чтобы я, кратко изложив Евангелие, в немногих словах представил глубокий смысл его. Если бы ты вспомнил мой ответ, то не просил бы у меня исполнения дела, которое требует многих лет труда, в течение немногих дней. Во-первых, ведь очень трудно перечитать всех, кто писал относительно Евангелий; а во-вторых, гораздо труднее при обсуждении достоинства этих трудов заимствовать самое лучшее. Я признаюсь, что много лет тому назад я прочитал двадцать пять свитков Оригена для изъяснения Евангелия от Матфея и столько же его гомилий, а также краткий и точный способ толкования; затем толкования Феофана, епископа города Антиохии, а также мученика Ипполита и Феодора Гераклеота, и Аполлинария Лаодикийского, и Дидима Александрийского, и маленькие творения латинян: Илария, Викторина, Фортунациана, из которых я извлек, правда, немного, но нечто, достойное сохранения в памяти. И при таких условиях ты в течение двух недель, когда Пасха уже у дверей (imminente jam Pascha) и уже дует [попутный для тебя] ветер, принуждаешь меня приступить к диктовке[26] сочинения. Таким образом, когда же начнут работу переписчики? Когда будут писаться пергаментные свитки? Когда их будут очищать? В какое время они будут приведены в надлежащий порядок? Тем более, что я, как тебе известно, в течение трех месяцев был так болен, что теперь едва только начинаю вставать, и по краткости [указанного тобой] времени не могу исполнить столь большой работы. Итак, не придавая значения трудам древних писателей, перечитывать которых и следовать которым у меня нет возможности, я составил краткое историческое толкование, которое ты главным образом от меня и требовал; и только по временам я присоединял цветы духовного толкования, оставляя на будущее время усовершенствование этого труда. Но если жизнь моя и далее еще продолжится и если, с другой стороны, ты исполнишь свое обещание возвратиться, то я постараюсь дополнить остальное, тем более, что положив основание и отчасти устроив стены здания, я положу прекраснейшую вершину, чтобы ты знал, какое различие между смелой работой, предпринятой внезапно, и тщательным неусыпным трудом для написания. Без сомнения, ты знаешь, да я краснел бы в случае, если бы сделал тебя свидетелем своей лжи, что настоящий свой труд я диктовал писцам весьма поспешно, так что ты можешь подумать, что я, скорее, читал чужое произведение, чем составлял свое. Но при этом не подумай, что я говорю это по тщеславию или самонадеянности; я говорю это потому, что желаю показать тебе, какое великое значение ты имеешь для меня, ибо я предпочитаю подвергнуться опасным нападениям людей ученых, чем отказать в чем-либо тебе, когда ты настоятельно просишь. Потому заклинаю тебя, чтобы ты объяснял поспешностью работы, а не отсутствием знания те места, в которых речь моя явится неискусной и слог мой не обнаружит обычной легкости и красоты, и чтобы ты передал один список девственнице Христовой Принципии, которая просила меня составить толкование на книгу Песнь Песней; от этого труда я был удержан продолжительной болезнью и теперь возлагаю надежду на будущее. Если ты возьмешь на себя обязательство (hac te lege constringens) доставить ей то, что написано для тебя, то и она также в своем книжном шкафу уменьшит [для тебя] то, что должно быть написано мной потом для нее.

 

Книга первая

Глава I. - Стих 1: Родословие[27] Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова. - У пророка Исайи мы читаем: род Его кто изъяснит?[28] Не будем поэтому думать, что евангелист [или: Евангелие] противоречит пророку в том смысле, что евангелист[29] начинает излагать то, что, по слову пророка[30], изложить невозможно; потому что у первого, - пророка, - говорится о рождении по божеству, а у второго, - евангелиста, - о воплощении. А начал он с плотской стороны[31] для того, чтобы через человека мы начали говорить о Боге.

Стих 2: Сына Давидова, Сына Авраамова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его.

- Здесь порядок такой, в котором предки следуют за потомком; но здесь евангелисту необходимо было сделать перемену. Действительно, если он сначала поставил Авраама, а потом - Давида, то ему снова нужно было повторить Авраама, чтобы далее показать порядок происхождения. Вот почему он, пропустив остальных, назвал Спасителя первоначально сыном только этих [двух], потому что только этим двум дано обетование о Христе, - [именно]: Аврааму говорит: и благословятся в семени твоем все народы[32] и Давиду: от плода чрева твоего посажу на престоле твоем[33].

Стих 3: Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама. Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона. - Необходимо[34] обратить внимание на то, что в родословной Спасителя не указывается ни одной святой женщины, а упоминаются только такие из них, которых порицает Священное Писание, чтобы показать, что Пришедший ради грешников, происходя от грешников, изгладил грехи всех. Поэтому и в следующих стихах указывается на моавитянку Руфь и Вирсавию (Bethsabee), жену Урии.

Стихи 4-8[35]: Наассон родил Салмона; Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею; Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама. - Вышеупомянутый Наассон есть родоначальник племени Иуды, как мы читаем в книге Чисел[36].

Стихи 9-11: Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию; Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его[37], перед переселением в Вавилон. - В четвертой книге Царств[38] мы читаем, что от Иорама родился Охозия, по смерти которого Иозабет, дочь царя Иорама, сестра Охозии, похитила Иоаса, сына брата своего, и спасла его от убийства, которое было подготовлено Гофолией (Athalia или: Atholia). Ему [Иоасу] наследовал царство сын его Амассия, после которого царствовал сын его Азария, называющийся также Озия [или: Охозия], преемником которого был сын его Иоафам. Итак, ты видишь, что согласно с несомненным свидетельством о прошедших событиях в середине было еще три царя, которых этот евангелист пропустил, потому что Иорам родил не Озию, а Охозию, а также и остальных, которых мы перечислили. Произошло это несомненно потому, что евангелист имел в виду представить в разных отрезках[39] времени три раза по четырнадцать[40] родов, а к роду Иорама приметался род нечестивейшей Иезавели; поэтому род ее забывается до третьего поколения, чтобы не быть включенным в ряд участвующих в священном рождестве.

Стихи 12-15: По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова. - Если бы мы захотели поставить Иехонию в конце предыдущих четырнадцати родов[41], то в следующих четырнадцати[42] будет не

четырнадцать, а тринадцать родов. Итак, будем теперь знать, что Иехония был прежде Иоакима и что этот последний был сыном, а не отцом [первого]; имя первого из них пишется через буквы: с и т, а второго - через ch и n;, и что вследствие ошибки писцов и отдаленности от нас времени их у греков и латинян произошло смешение [этих имен].

Стих 16: Иаков родил Иосифа. - По поводу этого места император Юлиан поставил нам на вид разногласие евангелистов, - именно: почему евангелист Матфей назвал Иосифа сыном Иакова, а Лука [евангелист] назвал его сыном Илия[43] (Heli); он не понимал, что по обычаю, описанному в Писаниях (non intelligens consuetudinem Scripturarum), один был отцом ему по природе, а другой - по благодати. В самом деле, ведь мы знаем заповедь, данную от Моисея по повелению Божию, о том, чтобы, если брат или родственник умрет бездетным, то другой брат или родственник должен взять его жену для восстановления семени брата или родственника своего[44]. Об этом более подробно рассуждали Африкан, составитель летописей, и Евсевий Кесарийский в книгах: διαφων?ας ε?αγγελ?ων.

Стих 17[45]: Мужа Марии, от которой родился Иисус, называемый Христос. - Слыша слово мужа, ты не подумай вдруг о браке, но припомни обыкновение Писания называть женихов мужьями, а невест - женами.

Стих 18[46]: И от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов. - Пересчитай от Иехонии до Иосифа и найдешь тринадцать рождений. Таким образом четырнадцатым рождением представляется рождение Иисуса Христа.

Стих 18: Рождество Иисуса Христа было так. - Прилежный читатель станет допытываться и скажет: "Так как Иосиф не был отцом, то какое отношение к Господу имеет порядок родов, доведенный до Иосифа?" Такому мы прежде всего ответим, что обычаю Писаний не свойственно, чтобы в родословие вводился ряд женщин. Затем, Иосиф и Мария были от одного колена, поэтому согласно предписанию закона он должен был принять ее как близкую родственницу и быть записанным[47] вместе с ней в Вифлееме, потому что они были происходящими из одного и того же колена.

По обручении Матери Его Марии с Иосифом. - Почему Он зачинается не просто от Девы, но от обрученной мужу? Во-первых, чтобы показать происхождение Марии через родословие Иосифа; во-вторых, чтобы Она не была побита камнями как будто прелюбодейка[48]; в-третьих, чтобы во время бегства в Египет она могла иметь защиту в лице [мнимого] супруга. Мученик Игнатий указывает еще и четвертую причину, по которой Он зачат был от обрученной; это для того, говорит он, чтобы рождение Его было сокрыто от дьявола, чтобы дьявол считал Его родившимся от замужней жены, а не от Девы.

Прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого. - Только Иосифом, а не другим кем-либо она найдена была имеющей[49] во чреве; он, конечно, по праву законного супруга, знал все, что касается его будущей жены. Когда же говорится: Прежде чем они сошлись[50], то из этого не следует, что они сошлись потом: Священное писание показывает здесь на то, чего не было.

Стихи 19-20: Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, - се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал. - Если тот, кто вступает в связь с блудницей[51], становится с ней одним телом[52] и если в законе предписано, чтобы не только виновные [во грехе], но и соучастники в совершении его были ответственны за преступление[53], то каким образом Иосиф, скрывая [или намереваясь скрыть[54]] преступление жены, называется в Писании праведным? Это - свидетельство в пользу Марии, потому что Иосиф, зная ее непорочную чистоту и удивляясь происшедшему, покрыл молчанием то, тайны чего он не постигал.

Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого. - Стих 21: Родит же Сына. - Уже и выше мы сказали, что обрученные[55] (sponsae - невесты) называются женами, о чем более подробно учит книга против Гельвидия. А то, что во сне ему говорит ангел с выражением нежной ласки, было для того, чтобы оправдать основательность его скромного молчания. Вместе с тем необходимо заметить, что Иосиф называется сыном Давида, чтобы показать, что и Мария также происходит от рода[56] Давидова.

Стих 21 [продолжение]: И наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих [populum suum] от грехов их. - Слово Иисус на еврейском языке значит Спаситель. Таким образом евангелист обозначает происхождение[57] имени Его, когда говорит: И наречешь Ему имя... и т. д.

Стихи 22-23 и 24 [начало]: А было все это так, что исполнилось сказанное от Господа чрез пророка, который говорит: Вот, Дева будет иметь во чреве и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: С нами Бог. Восставши же Иосиф от сна, сделал так, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою[58]. - Вместо сказанного у евангелиста Матфея: Будет иметь во чреве, у пророка написано: Во чреве приимет. Это потому, что пророк, предсказывая будущее, обозначает то, что должно[59] быть, и пишет: приимет, а евангелист, передающий повествование о происшедшем, заменил: приимет словом: будет иметь. В самом деле, тот, кто имеет, никоим образом не может[60] принять [уже имеющееся]. Здесь то же, что мы видим и в псалмах: Ты восшел на высоту, пленил плен, принял дары для человеков[61]. Приводя это свидетельство, апостол не сказал: принял, но: дал, потому что там показано будущее, - что Он примет[62], а здесь идет повествование о том, что Он принятое дал.

Стихи [24 окончание и], 25: И принял жену свою, и не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первородного, и он нарек Ему имя: Иисус. - На основании этого места некоторые проводят нечестивейшую мысль, что Мария имела и других детей, потому что будто бы Он не назывался бы первородным, если бы не имел братьев [или: первородным называется только тот, кто имеет братьев]. Но (cun) Священное Писание имеет обыкновение называть первородным не того, после которого были другие братья, а того, кто родился первым. Читай вышеназванную книгу против Гельвидия.

Глава II. - Стихи 2-4: Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним. И собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? - Чтобы иудеи для посрамления своего получили весть о рождении Христа от язычников, на востоке восходит звезда, о появлении которой они [язычники-волхвы] как потомки Валаама узнали из его предсказания. Читай книгу Чисел глава 24. А по указанию звезды волхвы идут в Иудею, так что священники, вопрошенные волхвами: Где должно родиться Христу, являются безответными [по незнанию[63]] касательно пришествия Его.

Стихи 5-6: Они же сказали Ему: В Вифлееме Иудейском. Ибо так написано чрез пророка: И ты, Вифлеем земля Иуды, нисколько не меньше среди первенствующих у Иуды; ибо из тебя изойдет вождь, который будет управлять народом Моим Израилем"[64]. - Здесь ошибка переписчиков. Ибо мы держимся того мнения, что первоначально евангелистом написано так, как мы читаем в самом еврейском тексте, т. е. Иуды, а не Иудейском. В самом деле, какой есть еще Вифлеем у других народов, чтобы для отличия его употреблять здесь слово Иудейский"! А пишется он Вифлеем Иуды потому, что в Галилее есть и другой Вифлеем. Читай книгу Иисуса, сына Навинова[65]. Наконец, и в том свидетельстве, которое взято у пророка Михея, читается так: И ты, Вифлеем, земля Иуды[66].

Стих 11 [конец]: И, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну. - Весьма прекрасно изобразил в одном стишке таинственное значение даров этих пресвитер Ювенкус: "Ладан, золото и смирну они приносят в дары [Ему] как Царю и Человеку, и Богу".

Стих 12: И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою. - Принесшие дары Господу непосредственно вслед затем получают ответ. Ответ же, - что на греческом языке выражено словом χρηματισθ?ντες, αыл дан не через ангела, но от самого Господа [или: во сне - perinsomnium, вместо которого у переписчиков ошибочно могло явиться per ipsum Dominum], чтобы показать преимущество заслуг Иосифа. Возвращаются же они другим путем потому, что не должны были приметаться к неверующим из иудеев.

Стихи 13-14 [и начало 15]: Се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его, и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе; ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью, и пошел в Египет, и там был до смерти Ирода. - Когда он брал [или: взял] Дитя и Матерь Его, чтобы перейти[67] в Египет, он брал их в темноте ночи, когда же он возвращается в Иудею, то Евангелие не показывает ни ночи, ни темноты в то время.

Стихи 15 [окончание], 16: Да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: "из Египта воззвал Я Сына Моего". Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. - Те, которые отрицают истинность еврейских книг, пусть ответят на вопрос: где у Семидесяти читается вышеуказанное место? И если они не найдут его, то мы скажем им, что у пророка Осии оно написано[68], как это могут показать и те списки (exemplaria), которые мы недавно издали. Но мы можем это место истолковать[69] и иначе, (имея) в виду беспокойных спорщиков[70], привычки которых, по слову апостола Павла[71], не имеет ни он, ни Церковь Христова, потому мы приводим свидетельство из книги Чисел, согласно словам Валаама: Бог из Египта воззвал Его; слава Его, как единорога[72].

Стихи 17-20 [начало]: Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет[73]. По смерти же Ирода, - се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву. - От Рахили родился Вениамин, в колене которого нет Вифлеема[74].

Потому спрашивается: каким образом Рахиль оплакивает сынов Иуды, т. е. Вифлеема, как бы своих? На это мы ответим кратко: это потому, что она была погребена вблизи Вифлеема на Ефрате, и последний как место упокоения тела матери получил ее имя; а может быть, и потому, что Иуда и Вениамин были соединенные вместе колена, а Ирод приказал избить младенцев не только в Вифлееме, но и во всех пределах (окрестностях) его. Мы полагаем, что случайно [или: через избиение] погибли и многие дети из колена Вениаминова. А оплакивает она сынов своих и не может утешиться, - что можно будет понимать в двояком значении: или потому, что считает их умершими навеки, или не хочет утешиться о них как о тех, которые, - как она знала, - должны были бы жить[75]. А что касается выражения в Раме, не будем думать, что это название места около Гаваи, но эта rama (???) значит высокое, так что смысл этого места такой: Голос слышен в высоте, т. е. раздавался в весьма обширном[76] пространстве.

Стих 20 [окончание]: Ибо умерли искавшие души Младенца. - Из этого места мы видим, что не только Ирод, но и священники, и книжники в то же самое время замышляли убийство Господа.

Стих 21: Он же, встав, взял Дитя и Матерь Его и пришел в землю Израилеву[77]. - Он не сказал: взял сына своего и жену свою, а Дитя и Матерь Его, то есть как воспитатель, а не {отец и] муж (maritus).

Стих 22: Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские. - Многие допускают ошибку по незнанию истории, когда думают, что Ирод, который был во время страданий Господа и издевался над Ним, есть один и тот же, который, как говорится здесь, теперь умер. Действительно, тот Ирод, который был в дружбе с Пилатом, есть сын Ирода, теперь умершего, и брат Архелая. Этого последнего Цезарь Тиверий сослал в Лугдун (Лион), город Галлии, брата же его Ирода сделал его преемником на царство. Читай повествования Иосифа [Флавия].

Стих 23: И пришедши стал жить в городе, называемом Назарет, так что сбылось сказанное чрез пророков, что Он назовется Назареянином (Nazarenus)[78]. - Если бы евангелист употребил определенное место из Писаний, то он никогда не сказал бы: сказанное через пророков, но сказал бы просто: сказанное через пророка; теперь же, говоря во множественном числе, он показывает, что употребил не точные слова из Писаний, но смысл их. Назареянин значит святой. А что Господь будет святым, об этом говорит все св. Писание. Можем мы сказать еще и другое, - именно: то, что даже теми же словами согласно еврейскому тексту пишется у пророка Исайи. Изыдет ветвь от корня Евсеева и Назарей восстанет от корня его[79].

Глава III. - Стих 1 [Стих 2]: Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное[80]. - Иоанн Креститель первый проповедует Царство Небесное, так что за это преимущество свое почитается Предтечей.

Стих 3: Ибо он тот, о котором сказал пророк Исайя: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему. - Он приготавливал души верующих, в которых должен был[81] ходить Господь, чтобы Он, чистый, мог ходить по чистейшим путям, - Он, говорящий так: И буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом[82]. Порфирий сравнивает это место с началом книги у евангелиста Марка, в которой говорится: Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия, как написано у Исайи пророка: Вот Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой. Голос вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте тропинки Его[83]. Так как свидетельство это взято из книг пророка Малахии[84] и пророка Исайи[85], то [Порфирий] спрашивает: "Почему мы думаем, что пример взят как будто из одного Исайи?" Мужи Церкви ответили ему весьма полно. Мы же полагаем, что имя Исайи присоединено вследствие ошибки переписчиков, что мы можем доказать и в других местах, где, несомненно, из различных мест Писания составлено одно целое (unum corpus). Читай тринадцатый псалом и найдешь там то же самое.

Стих 4: Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьих волос и пояс кожаный на чреслах своих[86]. - Он говорит: из волос, а не: из шерсти. Одно служит для обозначения одежды крайне скромной, а другое - роскоши человека изнеженного. Пояс же кожаный, которым был опоясан Илия, обозначал умерщвление[87]. А следующее затем: А пищею его были акриды и дикий мед, -[показывает что] обитателю пустыни свойственна не изысканность в яствах, а только восполнение необходимого в человеческом теле.

Стих 9: Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. - Камнями он называет язычников за их жестокосердие. Читай пророка Иезекииля: И возьму, говорит, из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце платяное[88]. Камнем обозначается твердость[89], а плотью - нежность. А может быть и так, что указанными словами он показывает могущество Божие, т. е. то, что Создавший все из ничего, может и из крепчайших скал сотворить народ.

Стихи 10-11: Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. Я крещу вас в воде в покаяние; но Идущий за мною сильнее меня. - Проповедь[90] слова Евангельского, которое есть меч обоюдоострый, называется секирой согласно слову пророка Иеремии, который сравнивает слово Господне с секирой, разрубающей скалу[91].

Я недостоин понести обувь Его. - В другом Евангелии говорится: У Которого я недостоин развязать ремень обуви[92]. - Здесь показывается смирение, там - таинство, потому что Христос есть жених, а Иоанн не заслуживает того, чтобы развязать ремень обуви Жениха, чтобы дом Его не был назван, по закону Моисея и примеру Руфи, домом разутого[93].

Стих 12[94]: Он будет крестить вас Духом Святым и огнем. Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое, и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым. - [Это значит] или то, что Дух Святой есть огонь, так как при сошествии Своем, как говорят Деяния Апостолов, Он возник[95] в виде огня над каждым [singulos или: linguas] из верующих[96], и исполнилось слово Господа, Который говорит: Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся[97]; или то, что в настоящее время мы крестимся Духом, а в будущем - огнем, с каковым значением этого места согласно и слово апостола: И огонь испытает дело каждого, каково оно есть[98].

Стихи 13-14, 15 [начало]: Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ. - Троякая причина была для того, чтобы Спасителю (Иисусу) принять крещение от Иоанна. Во-первых, чтобы, так как Он родился человеком, исполнить всякую правду и смирение перед законом. Во-вторых, чтобы Своим крещением утвердить значение крещения Иоаннова. В-третьих, чтобы, освящая воды Иордана, показать через нисхождение голубя пришествие Святого Духа во время крещения верующих.

Стих 15 [начало]: Оставь теперь [Не препятствуй только = sine modo]. - Прекрасно сказано Им: Оставь теперь, чтобы показать, что Христос должен был креститься в воде [от Иоанна], а Иоанн в духе - от Христа; или иначе: Не препятствуй только Мне, принявшему вид раба, исполнить свойственное смирению его. Сверх этого ты должен знать, что будешь крещен в день суда Моим крещением. Не препятствуй только, говорит Господь Иисус: Я имею и другое крещение, которым Мне должно креститься. Ты крестишь Меня водой, чтобы Я крестил тебя во имя Мое кровью твоей.

Стих 16 [продолжение 15-го и начало 16-го]: Ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды. - Он не присоединил: правду закона или: природы, чтобы мы понимали здесь и то, и другое, так что если Бог принял крещение от человека, то никто пусть не стыдится принимать крещение от собрата по рабству (de conserve).

Стих 17 [окончание 16-го и 17-й]: И се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение [или: в Котором Я благоизволил]. - В крещении показывается таинство [Святой] Троицы: Господь получает крещение; Дух нисходит в виде голубя, и слышится голос Отца, дающего свидетельство о Сыне. А небеса открываются не через движение видимых составных частей, а для духовного взора; о них и Иезекииль говорит в начале своего свитка, что они были открыты. А голубь воссел на голову Иисуса, чтобы кто-либо не подумал, что голос Отца был к Иоанну, а не к Господу.

Глава IV. - Стих 1: Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню. - Несомненно, что возведен Духом Святым, ибо далее следуют слова: Для искушения от дьявола. Он отводится не против Своего желания или увлекается не так, как пленник, но добровольно, имея силу сопротивляться этому.

Стих 2 [и начало 3-го]: И, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий. - В этом числе сорок[99], - в течение которых Моисей постился на горе Синай[100] и Илия - возле горы Хорив[101], нам показывается таинство. А телу [Спасителя] предоставляется возможность испытать голод, чтобы таким образом дать повод дьяволу к искушению.

Стих 3 [окончание]: Скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. - Испытывающему голод говорится нечто подходящее. Но ты, дьявол, становишься в двойное противоречие. Если по Его могуществу камни могут сделаться хлебами, то напрасно ты искушаешь Того, Кто[102] настолько могущественен. А если Он этого сделать не может, то напрасно ты подозреваешь в Нем Сына Божия [говоря]: Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.

Стих 4: Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. - Свидетельство взято из книги Второзакония[103]. А отвечает Господь так потому, что Он имел в виду одержать победу над дьяволом не могуществом Своим, а Своим смирением. Вместе с тем необходимо[104] заметить, что если бы Господь не начал поститься, то у дьявола[105] не было бы случая к искушению, согласно тому, что написано: Сын мой приступая к служению пред Господом, стоп в правде и в страхе, и приготовь душу свою к испытанию[106]. Но и самый ответ Спасителя показывает, что человеком был Тот, Который подвергался искушению: Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Итак, кто не питается словом Божиим, тот не живет.

Стих 5 [начало]: Потом берет Его диавол в святый город.

- Это взятие, о котором говорится, не есть следствие слабости Господа, а следствие самонадеянности врага, который желание Господа принимает за проявление[107] крайней нужды. Из этого же места является понятным, что значит написанное в другом месте: Вошли во святый град, и явились многим[108].

Стих 6 [продолжение 5-го и 6-й]: И поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему. Это для того, чтобы испытать тщеславием Того, Кого[109] он испытал голодом.

Если Ты Сын Божий. - Во всех искушениях дьявол начинает так, чтобы узнать: Божий ли Он Сын; но Господь так скромно отвечает ему, что он остается в сомнении.

Бросься вниз; ибо написано. - Слово дьявола, который [или: которое] всегда желает, чтобы все падали, говорит: Бросься вниз, - это слово может убеждать [нас], но не может [нас] низвергнуть.

"Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею". - Это мы читаем в Девяностом псалме[110]. Но там содержится пророчество не о Христе, а вообще о святом муже. Итак, дьявол неправильно (male) изъясняет Священное Писание. Несомненно, если бы он подлинно знал, что это написано о Спасителе, то должен был бы присоединить и то, что далее говорится в том же псалме и против него: На аспида [небольшая ядовитая змея] и василиска [змея большая] наступишь [без вреда]; попирать будешь льва и дракона [большой змей]: О помощи ангелов дьявол говорит Ему как бы немощному, а о своем уничижении как хитрец он умалчивает.

Стих 7: Иисус сказал ему: написано также: "не искушай Господа Бога твоего ". - Лживые стрелы дьявола он сокрушает с помощью истинных щитов Писания. И нужно заметить[111], что необходимые свидетельства Он взял только из Второзакония, чтобы показать таинства Нового Закона [secundae legis = Второго Закона].

Стих 8 [и начало 9-го]: Опять берет Его диавол на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему. - Слава мира, которая уйдет[112] вместе с миром, показывается на горе и в высокомерии. Господь же нисходит к смирению и на равнины, чтобы победить дьявола смирением. Затем дьявол спешит повести Его к горам, для того чтобы и прочие низвергались через то же, через что он сам низвергся, согласно тому, что говорит апостол: Чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом[113].

Стих 9 [окончание]: Все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. - Дьявол с гордостью и высокомерием говорит так по своему хвастовству, а не потому, что имеет власть во всем мире, или [или: так что] может дать все царства, так как мы знаем, что и весьма многие святые мужи поставлены от Бога царями. Он говорит: Если, пав, поклонишься мне. Следовательно, кто намерен поклониться дьяволу, тот прежде этого падает. Стих 10: Тогда сказал ему Иисус: Иди [или: Следуй за Мною] Сатана. Ибо написано[114]. - Сатана и апостол Петр осуждаются не в одном и том же смысле [не одинаковым приговором], как полагают многие. В самом деле, Петру говорится: Следуй за Мною, Сатана[115], т. е. ты, противящийся Моей воле, следуй Мне; а этот слышит: Иди, Сатана, но не говорится ему Иди за Мною, что дает нам возможность понимать так: Иди в огонь вечный, который уготован тебе и ангелам твоим.

Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи. - Дьявол, говорящий Спасителю: Если, пав, поклонишься Мне, в ответ себе от Него слышит, что он сам должен больше поклоняться Ему, своему Господу и Богу.

Стих 11: Тогда оставляет Его диавол, - и се, Ангелы приступили и служили Ему. - Искушение предшествовало затем, чтобы последовала победа. Ангелы служат для того, чтобы удостоверить достоинство Победителя.

Стихи 15-16: Земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет. - Эти люди прежде других услышали проповедующего Господа, так что там, где израильтяне испытали первое ассирийское пленение[116], раздалось и первое благовестив Искупителя.

Стихи 17-18: С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное. Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев, Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море; ибо они были рыболовы. [Стих 19 начало]: И говорит им. - После предания [суду] Иоанна [Предтечи], Он Сам непосредственно начинает проповедовать, т. е. по прекращении действия закона собственно и[117] начинается Евангелие. Если же Спаситель проповедует то же, что раньше проповедовал Иоанн Креститель, то этим Он показывает, что Он есть Сын Того же Бога, пророком Которого был тот.

Стихи 19 [окончание], 20: Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. - Это были первые призванные к тому, чтобы последовать за Господом: рыбари и некнижные посылаются на проповедь, чтобы мы не подумали, будто вера верующих происходит не от силы Божией, а от красноречивого и последовательного изложения учения (eloquentia atque doctrina).

Стих 24 [окончание], 25: И лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их. И следовало за Ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана. - Не настоящих лунатиков, а тех, которые считались лунатиками по причине козней демонов, которые, пользуясь переменами времени луны, имели желание бесславить творение, чтобы увеличить хулы на Творца.

Глава V. - Стихи 1-2: Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря. - Господь восходит в горнее место, чтобы и других увлечь за Собою. Но толпы народа не имеют силы взойти. А следуют [за Ним] ученики, к которым только [quibus et ipsis] Он, не стоя, а сидя и уменьшившись в росте [или: тесно окруженный], обращает слово. В самом деле, ведь они не могли понимать Его в блеске Его величия. Некоторых из наших более простых братии на основании буквального смысла полагают, что блаженства и остальное, что следует за ними, Спаситель изрек на горе Елеонской [Масличной], что совсем не так, ибо из предыдущего и последующего видно, что это место находилось в Галилее; мы полагаем, что это или гора Фавор, или другая какая-либо гора. Да, наконец, непосредственно после окончания Им слов Своих, прибавлено: Когда же вошел Иисус в Капернаум[118].

Стих 3: Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. - Это то же, что мы читаем в другом месте: И смиренных духом спасет[119]. А чтобы кто-нибудь не подумал, что Господь проповедовал нищету [бедность], которая иногда бывает следствием необходимости, Он прибавил: духом, чтобы ты понимал не бедность, а смирение. Блаженны нищие духом, которые бедны по воле Духа Святого. Потому относительно нищих этого именно рода и Спаситель говорит через Исайю пророка: Господь помазал Меня благовествовать нищим[120].

Стих 4[121]: Блаженны плачущие; ибо они утешатся. - Этот плач - не есть плач об умерших по общему закону природы, а об умерших в грехах и пороках. Так оплакивал Самуил Саула, ибо Господь раскаялся в том, что помазал его на царство[122]; подобно этому и Павел говорит, что горестно оплакивает тех, которые после прелюбодеяния и осквернения не раскаялись[123].

Стих 5: Блаженны кроткие; ибо они наследуют землю. - Не землю Иуды [или: Иудеею] и не землю этого мира, не землю, которая поверглась проклятию и приносит терние и волчцы[124], и которая находится скорее во власти каждого жестокого и воинственного человека; но ту землю, которую сильно желает Псалмопевец, восклицая: Верую, что увижу благость Господа на земле живых[125]. Такого рода обладатель и торжествующий после победы описывается также и в Псалме сорок четвертом: Препояшь Себя по бедру мечом Твоим, Сильный, славою Твоею и красотою Твоею. И в сем украшении Твоем поспеши, воссядь на колесницу ради истины и кротости и правды[126]. Действительно, этой [нашей] землей никто не овладевает через кротость, но только через гордость.

Стих 6: Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. - Нам недостаточно желать правды, если мы не томимся от сильного стремления, как бы голода, к правде, так что под этим примером мы должны будем понимать, что мы никогда не бываем достаточно праведными, а всегда должны чувствовать потребность творить дела правды (esurire justitiae opera).

Стих 7: Блаженны милосердные, ибо они помилованы будут[127]. - Под милосердием разумеются не одни только милостыни, но и снисходительность ко всяком греху брата, когда мы будем носить тяготы один другого[128].

Стих 8: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. -[Это те], кого не обличает совесть в каком-либо грехе. Чистый [Господь] созерцается чистым сердцем; храмом Божиим не может быть что-либо оскверненное.

Стих 9: Блаженны миротворцы [примирители], ибо они будут наречены сынами Божиими. - Разумеются те, которые сначала в сердце своем, а потом и среди несогласных братии устанавливают согласие[129]. В самом деле, какая польза в том, что другие примиряются с твоей помощью, когда в твоей собственной душе происходит борьба пороков?

Стих 10: Блаженны подвергающиеся преследованию ради правды, ибо им принадлежит царство небесное[130]. - Знаменательно прибавляет [или: говорит]: правды ради, ибо многие подвергаются преследованию за свои грехи и не бывают праведны. Вместе с тем обрати внимание на то, что восьмое блаженство истинного обрезания оканчивается [или: определяется] мученичеством.

Стих 11: Блаженны вы, когда люди будут злословить вас и будут преследовать вас и говорить против вас всякое зло, говоря лживое [на вас] из-за меня[131] - То злословие должно быть оставляемо без внимания [или: презираемо], которое производит блаженство, которое произносится лживыми устами ругателя. Поэтому Он и определяет особенным образом, какое именно злословие дает [злословимому] блаженство, говоря: всякое злословие против вас произносящие лживо из-за Меня. Итак, где Христос есть причина злословия, там злословие должно быть вожделенным (optanda est).

Стих 12: Радуйтесь и веселитесь, ибо награда ваша на небесах велика (copiosa). Ибо так преследовали пророков, которые были прежде вас[132]. - Я не знаю, кто из нас способен исполнить то, чтобы, когда слава о нас искажается поношениями, мы радовались о Господе. Итак, мы должны радоваться и веселиться, чтобы на небесах нам была уготована награда. В некоем свитке мы читаем следующее изящно написанное изречение: "Не ищи славы, и не скорби, когда будешь бесславен".

Стих 13: Вы соль земли. - Апостолы называются солью, потому что через них [навсегда] сохраняется весь род человеческий.

Посему если соль утратит свою силу [evanuerit - исчезнет], то чем она снова станет солию[133]. - Если сам учитель впадет в заблуждение, то кем другим будет исправлен.

Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. - Пример взят из земледелия. Действительно, соль необходима для приготовления пищи и для высушивания мяса; другого употребления для нее нет. Впрочем, мы читаем в св. Писании, что некоторые города вследствие раздражения победителей были посыпаны солью, так что на земле не взошло ни одного ростка[134]. Итак, пусть учители будут внимательны и помнят, что могущественные подвергнутся сильному наказанию[135] и что нет никакого средства к избавлению: разрушенные остатки великих людей будут низведены в ад.

Стихи 14-16: Вы есть свет мира. Не может скрыться город, расположенный на верху горы, и не возжигают светильник, и не поставляют его под мерою [modio = четверик, зерновая мера], но на подсвечнике, чтобы светил всем находящимся в доме. Так да сияет свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославили Отца вашего, Который на Небесах[136]. - Спаситель учит верности в проповедании, чтобы апостолы не скрывались из страха и не уподоблялись светильнику, стоящему под сосудом для измерения зерна, но с полной свободой отдавались тому, чтобы провозглашать на кровлях то, что слышали в потаенных местах [как бы в спальнях = in cubiculis][137].

Стих 17: Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. - Или так, что в своем Лице Он исполнит то, что предсказано другими пророками; или так, что Своей проповедью Он дополнит то, что прежде по слабости воспринимающих было грубо и несовершенно[138], уничтожая совершенно гнев, запрещая воздаяние око за око, зуб за зуб и даже скрытую в мысли похоть.

Стих 18: Доколе не прейдет небо и земля. - Нам обещаются Новые небеса и Новая земля, которые создаст Господь. Итак, если новые должны быть сотворены, то древние, естественно, должны отойти. А в дальнейших словах:

Ни одна малая буква, ни одна черта не уничтожатся из Закона до тех пор, пока все существует[139], - под образом буквы показывается, что даже самое по видимому малое в законе исполнено духовными священнодействиями и повторится по содержанию своему в Евангелии. Итак, какое образование и ученость необходимы для того, чтобы показать, что в ежедневных жертвоприношениях исполняются также различные священнодействия и даже то, что кажется [в законе] суеверным?

Стихи 19-22 [начало]: Итак кто нарушит одну из сих самых меньших заповедей и научит так людей, тот меньшим наречется в царстве небесном; а кто исполнит и так научит,

тот великим назовется в царстве небесном. Я же говорю вам, если праведность ваша не превзойдет [не будет большей - nisi abundaverit] праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в царство небесное. Вы слышали, что сказано древним: Не убий; а тот, кто убьет, будет отвечать пред судом. Я же говорю вам[140]. - Этот отрывок связан с предыдущим изречением (testimonium), где говорится: Ни одна малая буква или ни одна черта не погибнет из Закона до тех пор, пока все существует. - Итак, Он укоряет фарисеев за то, что, презрев заповеди Божий, они установили свои собственные предания. Поэтому не приносит пользы для них учение в народе, когда они нарушили хотя бы и малую заповедь закона. Это мы можем понять и иначе: образованность учителя, поврежденная хотя бы малым грехом, низводит его с высшей степени, и он мало приносит пользы, уча правде, которую он уничтожает самой малейшей виной. А совершенное блаженство состоит в том, чтобы делом исполнить то, чему будет учить словом.

Стих 22 [окончание]: Что всякий, гневающийся на брата своего, будет ответствен пред судом[141]. - В некоторых кодексах прибавляется: без причины. В действительности мысль точно определяется [и без этого]; ею запрещается всякий гнев, когда Писание говорит: Гневающийся на брата своего. В самом деле, если нам повелевается наносящему удар подставить другую щеку и любить наших врагов, и молиться за преследующих нас[142], то этим исключается всякий повод к гневу. Итак, слова: без причины должно уничтожить, ибо гнев человека [хотя бы по причине] не творит правды Божией[143].

Кто же скажет брату своему: "рака", подлежит синедриону[144] - Это слово рака есть собственно слово еврейское: гаса (???), которое значит κεν?ς, ς. е. пустой, бессодержательный, которого на обыкновенном языке мы можем назвать ругательным именем безмозглый. - Если за праздное слово мы должны дать[145] ответ, то тем более за бесчестие[146]. Кроме того, многознаменательно прибавляется: Кто скажет брату своему, ибо брат наш есть не кто иной, как тот, кто[147] имеет с нами единого Отца. Итак, когда он одинаково с нами верует в Бога, то познает и Христа - Божию премудрость[148], а потому на каком основании он может быть отмечен прозвищем, указывающим на глупость?

А кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной. - По соответствию с вышесказанным подразумевается: брату своему. Кто скажет брату своему "безумный"... и т. д. Действительно, кто скажет человеку, одинаково верующему в Бога: "безумный", тот сам нечестив в вере.

Стихи 23-24: Итак, если ты приносишь дар свой к жертвеннику и там вспомянешь, что брат твой имеет нечто против тебя, оставь там дар свой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом своим, и тогда уже приходи, чтобы принести дар свой[149]. - Он не сказал: "Если ты имеешь что-нибудь против брата своего", но: "Если брат твой имеет что-нибудь против тебя", чтобы необходимость примирения для тебя показалась тем более настоятельной. Коль скоро мы не можем примириться с ним, я не знаю, принесем ли мы наши дары Богу как должно.

Стихи 25-28 [начало]: Скоро приходи к соглашению с противником своим, пока еще находишься на пути с ним, чтобы противник твой не предал тебя как-нибудь судье, а судья не предал тебя служителю, и чтобы ты не был брошен в темницу. Истинно говорю тебе: не выйдешь оттуда, пока не заплатишь последний квадрант [т. е. мелкую монету]. Вы слышали, что сказано древним: Не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий[150]. - Вместо того, что мы находим в латинских кодексах, consentiens, соглашающийся, в греческих написано ε?νο?ν, ς. е. имеющий благоволение или: благосклонный. А из предыдущего и последующего смысл становится ясным, именно: Господь и Спаситель наш, пока мы живем в этой жизни, увещевает нас к миру и согласию, соответственно чему и апостол говорит: Если возможно, - насколько это зависит от вас - имейте мир со всеми людьми[151]. Ибо и в предыдущем отрывке Он сказал: Если приносишь дар свой к жертвеннику и там вспомянешь, что брат твой имеет нечто против тебя..[152] и по окончании этого непосредственно прибавляет: Будь в согласии (приходи к соглашению) или: будь благосклонен к врагу твоему и прочее; и в следующих словах приказывает: Любите врагов ваших, благословляйте ненавидящих вас и молитесь за преследующих вас и злословящих вас[153]. Хотя это и понятно, и мысль последовательна, однако многие думают, что это сказано о теле и душе или о душе и духе; но такое толкование совершенно не подходит к делу. В самом деле, каким образом тело может быть послано в темницу, если душа не будет в согласии [с ним], так как душа и тело одинаково должны быть заключены, и притом тело может совершать только то, что повелит душа; или: каким образом Дух Святый, обитающий в нас, может предать судье противоборствующую душу или тело, когда Он Сам есть Судия. Другие же, - соответственно словам послания Апостола Петра: Противник ваш диявол ходит как рыкающий лев[154] и прочее, - под врагом разумеют дьявола; в заповеди Спасителя они думают видеть повеление о том, чтобы мы, пока это возможно для нас, были благоволительны к дьяволу, который есть и враг, и мститель, и не заставляли его нести наказание за нас. Действительно, так как он предлагает нам то, что подстрекает нас к порокам, то, когда мы грешим добровольно, хотя бы и соглашаясь с его внушениями, он также должен страдать из-за нас. Такие толкователи говорят, что каждый из святых бывает благожелателен к дьяволу, если не заставляет его переносить за себя мучения. Некоторые же рассуждают, еще более насильственно изменяя смысл: в крещении каждый отдельно вступает в договор с дьяволом, и говорит: "Отказываюсь я от тебя, дьявол, и от великолепия твоего, и от пороков твоих, и от мира твоего, который во зле лежит"[155]. Итак, если мы сохраняем этот договор, то будем благожелательны и в согласии с дьяволом, противником своим, и никоим образом не будем заключены в темницу; а если в чем-нибудь преступим то, о чем договаривались с дьяволом, то будем преданы судье и служителю и будем брошены в темницу, и не выйдем оттуда, пока не заплатим последнего квадранта. Квадрант есть род монеты, которая заключает в себе две минуты [лепты]. Потому и в другом Евангелии говорится, что известная бедная вдовица положила квадрант в ящик храма[156], а еще в другом две минуты [лепты][157]. Это не значит то, что Евангелия не согласны между собой, а то, что один квадрант заключает в себе две меньшие монеты. Итак, он говорит то, что не выйдешь из темницы, пока не разрешишься даже от самых малейших грехов.

Стих 28 [окончание]: Кто будет взирать на женщину с похотливостью, уже (чудодействовал с нею в сердце своем[158]. - Между словами π?θος θ προπ?θεια, ς. е. между страстью и мысленным пожеланием различие состоит в том, что страсть рассматривается как порок, а мысленное пожелание, хотя заключает в себе вину начала [порока], но не ставится на одну ступень с преступлением. Итак, кто увидит женщину, и душа его будет затронута, тот[159] поражен мысленным пожеланием. Если же он согласится и от помысла перейдет к страстному движению, как написано у Давида: Перешли к помыслу сердца[160], то он перешел от мысленного пожелания к страсти, и для того, чтобы согрешить, ему недостает только удобного случая, а не своего желания. Итак, тот, кто будет смотреть на женщину с чувственным пожеланием, т. е. если будет смотреть с тем, чтобы удовлетворить похоти и расположить ее к совершению греха, тот по справедливости называется совершившим прелюбодеяние с ней в сердце своем.

Стихи 29-30: Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. - Так как Он выше говорил о похотливости по отношению к женщине[161], то теперь помыслы и чувства, обращающиеся на разные предметы, Он правильно называет глазом. А именем правой руки и прочих частей тела указывается на первые движения воли и страстей; потому что мы действиями оканчиваем то, что начинаем мыслью. Итак, необходимо остерегаться, чтобы находящееся в нас лучшее не склонилось быстро к пороку; ведь если правый глаз и правая рука соблазняют нас, то тем более [может соблазнить] то, что в нас есть худшее [sinistra = находящееся слева]: ибо если колеблется душа, то насколько больше [может колебаться] тело, которое гораздо более склонно к грехам. Иначе: В правом глазу и правой руке показывается наша любовь [affectus] к братьям, женам, детям и близким родственникам; если мы замечаем, что они служат нам препятствием к созерцанию истинного света, то мы должны отсечь части этого рода, чтобы не погибнуть навеки, пока мы хотим других сделать приобретением. Вот почему о первосвященнике, душа которого посвящена служению[162] Богу, говорится: Да не осквернится он прикосновением ни к [умершему] отцу, ни к матери, ни к детям[163], т. е. да не знает он никакой привязанности, кроме любви к Тому, на служение Которому он посвящен.

Стихи 31-33: Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную. А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать: и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует. Еще слышали вы, что сказано древним: "не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои ". - В одной из следующих речей Спаситель изъясняет это место полнее, говоря, что Моисей повелел давать разводную запись по причине жестокосердия супругов, т. е. не раздорам делая уступку, а предупреждая человекоубийство[164]. Действительно, ведь лучше стать хотя бы и в прискорбное разногласие [и разойтись], чем вследствие ненависти пролить кровь.

Стихи 34-37: А Я говорю вам: не клянитесь вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: "да, да" (est, est), "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого. - Иудеи известны тем, что всегда имеют весьма дурную привычку клясться составными частями мира (per elementa), как в этом часто обличает их пророческое слово[165]. Кто клянется, тот или любит, или чтит того, кем он клянется. В законе заповедано, чтобы мы клялись только Господом Богом нашим[166]. А иудеи, клянущиеся ангелами, городом Иерусалимом и храмом, а затем составными частями мира, почитали твари и плотские вещи поклонением и почтением, приличествующим только Богу. Затем обрати внимание на то, что Спаситель не запрещает клясться именем Божиим [или: Богом = per Deum], но запрещает клясться небом и землей, и Иерусалимом, и головой своей. Но и это есть уступка закона им, как бы детям, так что, как жертвы они приносили Богу, чтобы не приносить их перед идолами, так и клясться им позволяется именем Божиим не потому, что это делать следует, а потому, что лучше это делать во имя Божие, чем во имя демонов. А евангельская истина не допускает клятвы, так как место клятвы заступает каждое нелживое слово (fidelis sermo).

Стих 38-39 [начало]: Вы слышали, что сказано: "око за око, и зуб за зуб". А Я говорю вам: не противься злому. - Тот, Кто сказал: "Око за око", не хотел этим уничтожить и другое око, а хотел сохранить оба. Господь же наш, отвергая возмездие (vicissitudinem), пресекает самый зародыш грехов. Действительно, в законе полагается воздаяние [за греховное действие], в Евангелии же - благодать [милость прощения]. Там (искореняется) исчерпывается[167] виновность, а здесь устраняется самый источник грехов.

Стих 39 [окончание] - 41: Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. - Здесь описывается сын (vir) Церкви, подражатель Того, Который говорит: Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем[168] и Который подтверждает Свое учение тем, что, получив удар в щеку, говорит: Если Я сказал дурно, то изобличи Меня в зле, а если нет, то почему ты бьешь Меня?[169]. Это есть то же самое, что и Давид говорит в псалме: я, который спасал даже того, кто без причины стал моим врагом[170]. И Иеремия восклицает в книге Плач Иеремии: Добро человеку, когда он понесет иго [или: будет сидеть] от юности своей. Он дает бьющему его щеку свою, он пресыщается поношениями [от других][171]. Это говорится против тех, которые думают, что Бог Закона - один, а Бог Евангелия - другой, но такое мнение не верно, потому что и там, и здесь одинаково учат кротости. - А соответственно таинственному значению (это) нужно понимать так: мы получаем повеление подставлять не левую свою щеку, когда получили удар в правую, а подставлять другую, т. е. другую правую. В самом деле, праведник не имеет левой [т. е. дурной] стороны. Если еретик нанесет нам оскорбление в споре и захочет поразить правый догмат, то пусть тогда противопоставляется ему другое свидетельство от Писаний, и мы должны до тех пор подставлять последовательно правые [учения], пока гнев врага ослабеет.

Стихи 42-43: Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: "люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего". - Если мы будем понимать это, как сказанное только о милостыне, то для большинства бедняков эта заповедь неисполнима, да и для богачей, если они будут раздавать всегда, невозможно всегда делать это. Посему впоследствии апостолам подается благо милостыни, т. е. учителям подаются заповеди, чтобы они, получив даром, даром и раздавали[172]. Сокровище (pecunia) этого рода никогда не истощается; наоборот, чем более оно раздается, тем более оно увеличивается; и, хотя источник и орошает находящиеся около него нивы, но вода в нем никогда не иссякает.

Стих 44: А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. - Многие люди, судя о заповедях Божиих по слабости своей, а не по силам людей святых, думают, что повелеваемое Богом невозможно исполнить, и утверждают, что для добродетели достаточно не иметь ненависти к врагам; кроме того, заповедь о любви к ним будто бы превосходит силы человеческой природы. Потому необходимо знать, что Христос не заповедует невозможное, а только совершенное, - что было осуществлено Давидом в отношении к Саулу и Авессалому[173]. Также и первомученик Стефан молился за побивающих его камнями врагов[174]. И апостол Павел желал быть проклятием за гонителей своих[175]. Вот этому Иисус и учил; это Он и исполнил, восклицая на кресте: Отче! прости им, ибо не знают, что делают[176].

Стихи 45-48: Да будете сынами Отца вашего небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо, если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари [сборщики податей]? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. - Если кто-либо, сохраняя заповеди Божий, делается сыном Божиим, то он есть сын не по природе, но по своей воле.

Глава VI. - Стих 1: Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. - Тот - лицемер, кто подавая милостыню, громко играет перед собой на трубе. Лицемер также и тот, кто, постясь, делает мрачным выражение лица своего, чтобы внешним видом показать пустоту своего желудка. Лицемер и тот, кто молится в местах собраний и на углах улиц, чтобы его видели люди. Из всего этого получается такое представление, что лицемеры - те, которые делают что-нибудь только с тем, чтобы прославляться [или: заслужить почтение] со стороны людей. Мне кажется, что и тот, кто говорит брату своему: дай, я выну сучок из глаза твоего[177], делает это из тщеславия, чтобы самому показаться праведным. Посему и говорится ему от Господа: Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза[178]. Итак, в очах Божиих награду получает не добродетель, а побуждение к ней [добродетели]. И если ты немного уклонился от правого пути, то безразлично, идешь ли ты направо или налево, когда ты потерял истинный путь.

Стихи 3-4[179]: У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. И когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. - И не только милостыню, но если вы делаете какое бы то ни было из добрых дел, левая рука не должна знать, ибо если она будет знать, то деяния правой руки тотчас утрачивают чистоту (commaculantur).

Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. - Не Божию награду, но свою; ведь они прославлены от людей, ради которых они совершали добрые дела [упражнялись в добродетелях - exercuree virtutes].

Стих 6: Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. - Это просто понятое наставление учит слушающего, чтобы он избегал тщеславия в молитве. Но мне кажется, что этим повелевается, чтобы мы преимущественно молились Господу скрытым помышлением сердца и не открывая уст (labiisque compressis), что сделала и Анна, как мы об этом читаем в свитке Царств. Только губы ее, говорится там, были в движении[180].

Стихи 7-8 [начало]: А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны. Не уподобляйтесь им. - Если язычник в молитве говорит много, то христианин, наоборот, должен говорить мало, ибо Бог есть слышатель не слов, а сердца[181].

Стих 8 [продолжение]: Ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него. [Стих 9, начало]: Молитесь же так. - По поводу этого места возникла некоторая ересь, даже погибельное учение философов, которые говорят: "Если Бог знает, о чем мы будем молиться, прежде чем мы будем просить у Него, и знает, в чем мы имеет нужду, то напрасно мы обращаемся к знающему". На это нужно отвечать кратко то, что мы являемся не повествователями [о своих нуждах перед Богом], а просителями. Ведь одно[182] дело сообщать незнающему, а иное дело просить того, кто знает. В первом заключается указание, во втором - смиренная покорность. Там мы верно излагаем дело, здесь смиренно (miserabiliter) умоляем.

Стих 9 [продолжение]: Отче наш, сущий на небесах/ Называя [Его] Отцом, мы исповедуем себя сынами.

Да святится имя Твое, - не в Тебе, а в нас, ибо если из-за грешников имя Божие подвергается злословию у язычников[183], то, наоборот, ради праведных оно святится.

Стих 10: Да приидет Царствие Твое. - Он просит или вообще о царстве, чтобы дьявол перестал царствовать в мире, или просит о том, чтобы Бог царствовал в каждом человеке, и чтобы грех не царствовал в смертном теле людей[184]. Вместе с тем нужно стремиться и к тому, чтобы просить царства Божия [вечного] и не бояться суда, - что является свойством великого дерзновения [перед Богом] и чистой совести.

Да будет воля Твоя и на земле, как на небе. - Чтобы как ангелы непорочно служат Тебе на небе, так и люди служили на земле. Пусть покроются стыдом от этой мысли те, которые сочиняют, будто на небе ежедневно происходят разрушения. В самом деле, к чему послужит нам подобие небес, если на небе есть грех.

Стихи 11-13: Дай нам ежедневно хлеб наш необходимый для существования. И отпусти нам наши долги, как и мы отпускаем должникам нашим. И не введи нас во искушение, но избавь нас от злого[185]. - То, что мы выразили словом необходимый для существования (supersubstantialem), на греческом выражается словом ?πιο?σιον, - ρлово, которое Семьдесят весьма часто переводят словом περιο?σιον, т. е. изобильный, превосходный. Поэтому мы обратились к еврейскому языку, и там, где они перевели περιο?σιον, μы нашли sgolla (?????), которое Симмах перевел словом ?ξα?ρετον, ς. е. особенный или: превосходный, хотя в одном[186] месте он перевел и словом особливый, собственный. Итак, когда мы просим, чтобы Бог дал нам хлеб особенный, особливый, то просим Того, Который говорит: Я хлеб живый, сшедший с небес[187]. В Евангелии, которое называется "от Евреев", вместо хлеба необходимого для существования находится слово mahar (???), что значит завтрашний; так что получается такой смысл: Дай нам сегодня хлеб наш завтрашний, т. е. будущий. Под словом supersubstantialem мы можем понимать и нечто другое, - именно хлеб, стоящий выше всех сущностей и превосходящий все твари. Другие же - на основании слов апостола: Имея пропитание и одежду, будем довольны тем[188], - понимают просто то, что святые должны заботиться только о насущном хлебе. Поэтому в дальнейших словах [Спасителя] заповедано: Не заботьтесь о завтрашнем дне[189].

Аминь, - это как бы печать в подтверждение молитвы Господней; у Акилы переведено: несомненно верно (fideliter); мы можем перевести: истинно (vere).

Стих 14: Ибо, если вы будете отпускать людям грехи их, то и Отец ваш отпустит вам ваши грехи[190]. Слова Писания: Я сказал: Вы - боги и сыны вышнего все. А вы умираете, как люди и падаете, как один из князей[191] обращены к тем, которые из богов заслужили быть людьми по причине грехов. Итак, по справедливости людьми называются и те, которым отпускаются грехи.

Стих 16 [окончание]: Ибо они вытягивают лица свои, чтобы показаться постящимися пред людьми. Истинно говорю вам, что они получили награду свою[192]. - Слово exterminant, которое в церковных писаниях по ошибке переводчиков часто употребляется, имеет далеко не то значение, какое дается ему в просторечии. Так, об изгнанниках говорится exterminantur, ибо они удаляются за пределы страны. Таким образом, вместо этого выражения мы всегда должны употреблять demoliuntur, т. е. расстраивают, что по-гречески выражается словом ?φαν?ζουσι. ? делает лицемер расстроенное выражение лица своего[193], чтобы показать притворную печаль, и, сильно радуясь духом, в выражении своего лица обнаруживает горе.

Стихи 17-19: А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут. - Это говорится в соответствии с обычаями (ritum) Палестины, где в праздничные дни обыкновенно помазывают головы. Итак, Он учит, чтобы мы во время поста показывали себя радостными и торжествующими. Многие, читая известное слово Псалмопевца: Елей грешника да не умастит главы моей[194], в противоположность этому говорят, что хорош тот елей, о котором говорится в другом месте: Помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих[195], и что это повелевается для того, чтобы мы, упражняясь в добродетели, помазывали духовным елеем главнейшую часть (?γεμονικ?ν) ρердца нашего.

Стих 21: Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. - Это нужно относить не только к деньгам, но и ко всем вообще страстям [или: имуществам]. Для прожорливого богом служит его чрево. Итак, он имеет сердце там, где и сокровище [или: есть сокровище]: сокровище любящего роскошь человека суть изысканные блюда; для ленивого - забавные игры, для любовника - похоть: Всякий находится в рабстве того, что одерживает над ним победу[196].

Стихи 22 [конец], 23: Если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? - Гноящиеся глаза обыкновенно видят многочисленные светильники, глаз простой и чистый созерцает простое и чистое. Все это он будет переносить и к чувству. В самом деле, подобно тому, как тело совершенно погружается во тьму, если глаз не будет прост, и душа будет держать все чувства в непроглядной тьме, если она утратит свое первоначальное сияние. Итак, если находящийся в тебе свет есть тьма, то сколь велика будет самая тьма! Если чувство, которое есть свет, помрачается пороком души, то, подумай, какою тьмою будет окутан самый мрак!

Стих 24 [конец]: Не можете служить Богу и маммоне. - На сирском[197] языке маммоной называется богатство. Не можете служить Богу и богатству! Пусть это слушает скупец, пусть слушает тот, кто[198] носит имя христианина, что он не может одновременно служить богатству и Христу. Впрочем, Он не сказал о том, кто имеет богатство[199], а о том, кто является рабом (servit) богатства. Действительно, кто является рабом богатства, тот как раб сохраняет богатство, а кто сбросил с себя ярмо богатства, тот раздает его как господин.

Стих 25 [начало]: Поэтому Я говорю вам: Не будьте обеспокоены в душе своей тем, что будете есть, ни телом своим, во что будете одеваться[200]. - В некоторых священных списках прибавлено: И что будете пить. - Итак, мы почти совершенно освобождаемся от заботы о том, что природа дала всем и что есть общее у животных, диких зверей и людей. Но нам повелевается, чтобы мы не были озабочены тем, что будем есть, ибо в поте лица своего мы приготовляем себе хлеб: мы должны трудиться, но должны оставить озабоченность. Слова Господа: Не будьте озабочены в душе своей тем, что будете есть или в теле своем, во что будете одеваться[201] мы должны понимать в отношении к телесной пище и одежде. Наоборот, о пище и одежде духовной мы всегда должны заботливо беспокоиться.

Стих 26 [конец 25]: Душа не больше ли пищи, и тело - одежды? - Эти слова имеют смысл такого рода: Тот, кто имеет попечение о большем, будет заботиться, конечно, и о меньшем.

[Стих 26]: Посмотрите на птиц небесных, что они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их. Разве же вы не гораздо больше их?[202] - Апостол учит нас, чтобы мы не мудрствовали больше, чем следует мудрствовать. Это указание (testimonium) должно соблюдать и в приложении к настоящему отрывку. Действительно, есть некоторые толкователи, которые пока хотят выступить за пределы, указанные [св.] отцами и вращаться в высоте, погружаются в глубину,

утверждая, что птицы - это Ангелы небесные и прочие силы на служении у Бога, которые питаются промыслом Божиим без собственной заботы [об этом]. Если это так, как им кажется, то как можно понять следующие, относящиеся к людям слова: Разве же вы не гораздо больше их? Итак, следует понимать это место просто в том смысле, что если птицы без забот и без печали питаются через промыслительную силу Божию, - птицы, которые сегодня есть и которых завтра не будет, то насколько более произволение Божие печется о людях, которым обещана вечная жизнь!

Стих 27-28 [начало]: Кто из вас, заботящийся [о себе], может увеличить рост свой [хотя бы] на один локоть? И почему вы с беспокойством заботитесь об одежде?[203] - Как то, что душа больше пищи, Он показывает из сравнения с птицами, так и то, что тело больше одежды, Он изъясняет из сравнения с нижеследующими предметами, говорит:

Стихи 28 [конец] -30: Посмотрите на полевые лилии, как они растут: они не трудятся, ни прядут. Я же говорю вам, что даже и Соломон во всей славе своей не одевался так, как одна из них. Ибо если траву полевую, которая сегодня есть, а завтра бросается в печь, Бог одевает так, то насколько более вас, [людей] маловернных![204] [modicae fidei = умеренной веры]. - И на самом деле, какая шелковая ткань, какой царский пурпур и какие рисунки ткачей могут сравниться с цветами растений? Что так краснеет как роза? Что имеет белый цвет лилии? А что пурпур фиалки не может превзойти никакая краска пурпура, об этом судить можно скорее глазами, чем языком.

Стихи 31-34 [начало]: Итак не заботьтесь и не говорите: "что нам есть?" или: "что пить?" или: "во что одеться?" Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем. - Таким образом, воспрещающий заботы о будущем позволил нам иметь заботы о настоящем. Поэтому и апостол говорит: Ночью и днем работая,

чтобы не отяготить кого из вас[205]. Под словом завтра в Священном Писании разумеется будущее время, как говорит [патриарх] Иаков: И услышит меня завтра праведность моя[206] и при вызове тени Самуила волшебница говорит Саулу: Завтра ты будешь со мною[207].

Стих 34 [конец]: Достаточно для [каждого] дня его собственной злобы[208]. - Здесь он говорит не о злобе в противоположность добродетели, но о трудностях, огорчениях и притеснениях века сего. Таким образом и Сара огорчала Агарь, служанку свою[209], что многозначительно на греческом языке выражается словами: ?κ?κοσε α?τ?ν, ς. е. озлобила ее. Итак, нам достаточно помышлений о настоящем времени: оставим заботу о будущем, которая ненадежна.

Глава VII. - Стихи 1-2: Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. - Если Он запрещает судить, то на каком основании (qua consequentia) апостол Павел осуждает блудодея в Коринфе и апостол Петр изобличает во лжи Ананию и Сапфиру? Но из дальнейших [запрещений] Он показал, что именно Он запретил, говоря: "Ибо как вы будете судить, так будут судить и о вас". Итак, судить Он не запретил, но научил.

Стихи 3-5: Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или, как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего"; а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. - Здесь говорится о тех людях, которые, хотя сами являются повинными в смертном грехе, но братьям не спускают меньших грехов, [как бы] процеживая[210] комара и поглощая верблюда[211]. Итак, по справедливости и они за свою притворную праведность, - как и выше мы сказали, - называются лицемерами, которые сквозь бревно глаза своего усматривают сучок в глазе брата своего.

Стих 6: Не давайте святыни псам. - Святыня - это хлеб сынов. Итак, мы не должны бросать хлеб детей и отдавать его псам. И не бросайте бисера своего пред свиньями, чтобы они как-нибудь не попрали его ногами своими и обратившись не растерзали вас[212]. - Свинья не замечает драгоценного украшения, которое валяется в тинистой грязи, и, согласно изречению Притчей Соломона: Если она будет иметь золотое кольцо, то оно покажется еще более мерзким[213]. Некоторые под собаками считают возможным понимать тех, которые, уверовав во Христа, возвращаются к грязи своих грехов, а под свиньями - тех, которые еще не уверовали в Евангелие и еще вращаются в нечистоте неверия и пороках. Поэтому неприлично людям подобного рода быстро вверять бисер[214] евангельский, чтобы они не попрали его и, возвратившись, не начали разрушать.

Стих 7-10: Просите, и дано будет вам, ищите и найдете, толкайте, и открыто будет вам. Ибо всякий, кто просит, получает, и кто ищет, находит, и стучащему отворят. Или какой человек есть между вами, который, - когда сын его попросит у него хлеба, ~ протянет ему камень? Или если попросит рыбы, разве он подаст ему змею?[215] - Тот, Который выше запретил требовать плотского, [теперь] показывает, чего мы должны искать. Если просящему дается и если ищущий находит, а толкающему[216] открывают, то, следовательно, тот, которому не дается, который не находит, которому не открывают, является просившим, искавшим и толкавшим[217] не так, как должно. Итак, бу дет толкать[218] в дверь Христову, о которой сказано: Вот врата Господа; праведные войдут в них[219], чтобы когда мы войдем ими, нам открылись скрытые в тайне сокровища в Христе Иисусе, в Котором всякое познание[220].

Стихи 11-12: Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него. Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки. - Нужно заметить, что Он назвал апостолов злыми, если только в лице апостолов не осуждается весь род человеческий, сердце которого с детства по сравнению с Божественным милосердием расположено ко злу. Читай книгу Бытия[221]. И не удивительно, если людей этого века Он называет злыми, когда и апостол Павел напоминает [о том же говоря:] Оценивая [по достоинству] время, потому что дни лукавы [mali sunt][222].

Стихи 13-14: Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их. - Широкий путь - это удовольствия мира, которых ищут люди; а тесный - это тот, который открывается трудами и постом и на который вступил апостол[223] и убеждает вступить Тимофея[224]. Вместе с тем обрати внимание на то, как отчетливо сказал Он о том и другом пути. Широким путем многие ходят, а узкий немногие только находят. Широкого пути мы не ищем, да и не нужно искать его: он свободно открыт нам, и есть путь заблуждающихся; а узкий путь и находят не все, и те, которые найдут его, вступают на него не непосредственно. Если же многие, найдя путь истины, уловляются удовольствиями века сего, то снова возвращаются с середины пути.

Стихи 15-17: Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. - Это место может быть понимаемо и относительно всех тех, которые одно обещают по внешнему виду и на словах, а на деле обнаруживают другое. Но особенно это должно понимать в отношении еретиков, которые по воздержанию, целомудрию и постничеству кажутся одетыми как бы в некую одежду благочестия, а внутри имеют душу, как бы зараженную ядом, и обманывают сердца более простых братьев. Итак, по плодам души [своей], которыми они развращают невинность, они приравниваются к хищным волкам.

Стихи 18-20: Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Итак по плодам узнаете их. - Спросим у еретиков, которые утверждают, что есть две противоположные природы: если согласно с их пониманием, хорошее дерево никогда не может приносить плодов дурных, то каким образом Моисей, - доброе дерево,

- согрешил у воды противоречия[225] и Давид, убив Урию, впал в прелюбодеяние с [женою его] Вирсавией (Bethsabee)?[226] Также и Петр отрекся во время страданий Господа, говоря: Не знаю человека[227]. Или каким образом (qua consequentia) Иофор (lethro) тесть Моисея, - дерево злое, - который, конечно, не веровал в Бога Израилева, дал Моисею добрый совет[228] или Ахиор сказал Олоферну нечто полезное[229] и Комик сказал (и слова его как нечто хорошо сказанное подтвердил апостол Павел): Нравы добрые были испорчены нечестивыми измышлениями в разговорах[230]. А когда еретики не найдут ответа, то мы напомним им, что и Иуда,

- некогда доброе древо, - принес плоды злые после того, как продал [или: предал] Спасителя, и Савл, - древо злое в то время, когда преследовал Церковь Христову, принес после того плоды добрые, когда из гонителя обратился в сосуд избранный. Итак, дерево доброе до тех пор не творит плодов злых, пока непрестанно пребывает в упражнении в добродетелях; а злое дерево до тех пор остается в плодах греховных, пока не обратится к покаянию. В самом деле, никто, ведь, пребывающий в том состоянии, в котором был, не делается (incipit esse) тем, чем не начинал еще быть.

Стих 21: Не всякий говорящий Мне: "Господи! Господи!" войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. - Как выше Он сказал, что имеющие внешний покров доброй жизни не должны быть принимаемы по непригодности их учения, так и теперь, наоборот, утверждает, что и тем, которые, хотя и сильны чистотой веры, но живут бесчестно и чистоту учения нарушают злыми делами, вера их не приносит пользы; ибо рабам Божиим необходимо и то, и другое, чтобы дело подтверждалось словом, а слово выражалось в делах. Этой мысли может показаться противоречащим [известное слово апостола]: Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым[231]. Но Священному Писанию свойственно[232] слова принимать в значении действий, так что непосредственно в следующих словах подтверждается то, что Он отвергает хвастающихся познанием Господа без добрых дел, и они слышат от Спасителя: Не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня, все делатели неправды[233]. В этом смысле и апостол говорит: Они говорят, что знают Бога; а делами отрекаются [от Него][234].

Стих 22: Многие скажут Мне в тот день: "Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?" - Пророчествовать, проявлять силы [чудотворений] и изгонять бесов не есть заслуга того, кто действует; он производит это или через призывание имени Христова, или же это подается ради осуждения тех, которые призывают, и ради пользы тех, которые видят и слушают; так что, хотя люди и презирают творящих чудеса, однако они должны чтить Бога, вследствие призывания имени Которого совершаются столь многие чудеса; потому что и Саул[235], и Валаам[236], и Каиафа[237 ]пророчествовали, не зная, что они говорят; и Фараон[238], и Навуходоносор[239] в сновидениях предузнают будущее, и сыновья Скевы, - по свидетельству книги Деяний апостолов, - наглядно[240], изгоняют демонов[241]. Ведь и об апостоле Иуде повествуется, что, имея душу предателя, он среди прочих апостолов совершил многие знамения.

Стих 23: И тогда Я выскажу им, что никогда не знал вас[242]. - Многознаменательно сказал Он выскажу (confitebor), потому что много времени прежде Он притворно говорил: Не знаю вас. Не хочет знать Господь тех, которые погибают. Обрати также внимание на то, почему Он прибавил: Никогда не знал вас, если, по мнению некоторых, люди, всегда обращались между разумными тварями.

Стихи 23 [окончание], 24: "Отойдите от Меня, делающие беззаконие (iniquitatem)". Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне. - Он не сказал: делавшие неправду, чтобы не показалось, что Он отметает покаяние, но делающие неправду, т. е. вы, которые до настоящего времени, когда уже наступил час суда, имеете еще склонность [ко греху] (affectum), хотя уже не имеете способности грешить (facultatem peccandi).

Стих 25: И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он не упал. - Этот дождь, стремящийся низвергнуть дом, есть дьявол. Реки - это все антихристы, которые мудрствуют против Христа. Ветры воздушные или: духовные] - это непотребства, совершаемые [духами] в поднебесной[243].

Стих 26 [окончание 25-го и 26-й]: Потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному. - На этом камне Господь основал Церковь[244]; от этого камня апостол Петр получил имя. На камне этого рода не найдется следов змея[245]. Относительно его и пророк говорит с убеждением: Поставил на камне ноги мои[246]. И в другом месте: Камень - место убежища для зайцев, или: ежей[247]. В расщелины скалы устремляется всякое робкое животное: такой защитой пользуется и животное, имеющее жесткую кожу и вооруженное со всех сторон колючками. Поэтому и Моисею, бежавшему из Египта и бывшему робким (lepusculus) перед Господом, говорится в то время: Стань в расщелине каменной: и увидишь отражение тени Моей[248].

Стихи 27-28 [окончание 26-го, 27 и 28]: Который построил дом свой на песке. И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое. И когда Иисус окончил слова сии, народ дивился учению Его. - Основание, которое положил созидатель апостол[249 ]есть един [или: едино] Господь наш Иисус Христос. На этом устойчивом и крепком, имеющем силу в себе самом основании созидается Церковь Христова. А на подвижном песке, не могущем сплотиться и подчиниться одной связи, созидается слово еретиков для того, чтобы низвергнуться.

Стих 29: Ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи. - Действительно, они учили народы тому, что было написано у Моисея и пророков. А Иисус - как Бог и Господь самого Моисея, вполне свободно (pro libertate voluntatis suae) или присоединял к закону то, что казалось незначительным, или проповедовал народу, изменяя учение, как выше мы читаем: Сказано для древних; Я же говорю вам.

Глава VIII. - Стих 1 [и начало 2-го]: Когда же сошел Он с горы, за Ним последовало множество народа. И вот, подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал. - Когда Господь сходил с горы, толпы побежали навстречу, ибо не могли подняться более высоко. И первым встретился ему прокаженный, ибо с проказой он еще не мог слушать на горе столь продолжительное слово Спасителя. И должно заметить, что он первый был исцелен особенным образом, затем - сын сотника, потом - теща Петра в Капернауме, лежавшая в горячке, наконец - принесенные к Нему, одержимые духами нечистыми, которых Он изгонял словом, когда исцелил всех больных. И вот, подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал. Непосредственно после проповеди[250] и учения представляется случай для внешнего знамения, чтобы силой чуда закрепить у слушающих предшествующее слово.

Стих 2 [окончание]: Господи! если хочешь, можешь меня очистить. - Тот, кто просит соизволения, не сомневается в силе [к совершению просимого].

Стих 3: Иисус, простерши руку, коснулся его и сказал: хочу, очистись. И он тотчас очистился от проказы. - Проказа очищается тотчас, как только Господь простирает руку. Подумай[251] вместе с тем, с каким смирением и без хвастливости дается ответ. Тот сказал: Если хочешь. Господь отвечает: Хочу. Тот предпосылает слова: Можешь меня очистить. Господь присоединяет слово Очистись. Итак, слова Господа нужно соединять не так, как полагают очень многие из латинян, не нужно [читать их вместе]: Хочу очистить, а отдельно: так что сначала он говорит: Хочу, а потом повелевает, говоря: Очистись: [или: повелевает очиститься].

Стих 4: И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай. - И в самом деле, что за необходимость была с хвастовством говорить о том, что ясно обнаруживало [его] тело.

Но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им. - Он посылает исцеленного к священникам по различным причинам. Во-первых, по смирению, - чтобы видели, что он воздает честь священникам, ибо в законе было поведено, чтобы очистившиеся от проказы приносили дары священникам. Затем [посылает его] с той целью, чтобы они или уверовали во Спасителя, видя очистившегося прокаженного, или не уверовали. Если бы они уверовали, то спаслись бы, а если бы не уверовали, то были бы безответными. Наконец [посылает его], затем, чтобы не показаться нарушителем закона, - в чем они обвиняли Его весьма часто.

Стихи 5 [окончание] - 8: Приступил к Нему сотник, прося Его и говоря: Господи, отрок мой лежит дома расслабленным и тяжко мучится. И сказал ему Иисус: Я приду и исцелю его. Но сотник в ответ сказал [Ему]: Господи! я не достоин, чтобы Ты вошел под кровлю мою; но только скажи слово, и будет здрав отрок мой[252]. - Мы не должны предполагать в Господе тщеславия: Он обещает сейчас же пойти и исцелить отрока, по тому что видит веру, смирение и благоразумие сотника. Веру, - в том, что он из числа язычников веровал в возможность исцеления Спасителем расслабленного. Смирение, - в том, что он считал себя недостойным того, чтобы Господь вошел под кровлю его. Благоразумие, - в том, что он под телесной оболочкой усмотрел скрывающееся Божество, ибо знал, что ему поможет не то, что было видимо даже и неверующими, а то, что скрывалось внутри. Это благоразумие побуждает его говорить еще и следующее, -

Стих 9: Ибо и я человек [или с прибавлением: поставленный] под властью, имеющий под собою воинов: и говорю этому: "иди", и он идет; и говорю тому: "приходи", и он приходит, а рабу своему: "делай", и он делает[253], - чем он хочет показать, что и Господь также не только Своим телесным присутствием, но и через служение Ангелов может исполнить то, что захочет.

Стих 10: Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним. - Он удивился, ибо видел, что сотник понял Его величие. В самом деле, и словом Божиим, и служением ангелов должны быть изгоняемы как враждебные силы, так и слабость тела, вследствие которых человек часто доходит до изнеможения.

Истинно говорю вам: и в Израиле не нашел Я такой веры. - Это говорится о современных [Ему], а не о древних патриархах и пророках; по крайней мере, в лице сотника, может быть, вера язычников ставится впереди [веры] Израиля.

Стих 11: Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном. - Так как Бог Авраама, Творец неба, есть Отец Христа, то в Царстве Небесном[254] есть и Авраам, с которым возлягут[255] народы, которые уверуют во Христа, Сына Творца. И Он снова восполняет смысл, который мы выше указали, т. е. что преимущество язычников состоит в вере сотника, так как по поводу его веры указываются народы от востока и запада, которые уверуют[256]:

Стих 12: А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю. - Сынами царства Он называет иудеев, среди которых царствовал Бог. Выброшены будут в тьму внешнюю (in tenebras exteriores). Тьма всегда бывает внутренняя, а не внешняя. Но так как изгоняемый от Господа вон (foras), как бы за ворота, за дверь, утрачивает свет, то поэтому тьма названа внешней.

Там будет плач и скрежет зубов. - Так как плач есть свойство, присущее глазам, а скрежет зубов указывает на кости, то [следует, что] истинно будет воскресение тел и тех же самых членов.

Стихи 14-15: И когда Иисус пришел в дом Петров, увидел тещу его, лежащую и страдающую горячкою [или: лихорадкою] и Он прикоснулся к руке ее, и лихорадка оставила ее[257]. - Совершается прикосновение к руке женщины, и по исцелении дел ее исчезает греховная немощь. Природа людей такова, что после лихорадки тело ослабевает еще более и с возвращением здоровья чувствуются дурные последствия болезни. Но исцеление, подаваемое от Господа, возвращает все вместе; и [теща] не только (поп sufficit) была исцелена, но - чтобы показать полное возвращение сил, - еще прибавлено: И она встала и служила им. - Та самая рука служила, которая испытала прикосновение и была исцелена.

Стихи 16-18: Когда же наступил вечер, привели к Нему многих имеющих демонов, и Он изгнал духов словом, и всех болящих исцелял [или: исцелил], так что исполнилось слово, сказанное чрез пророка Исайю, который говорит: Он взял на себя наши немощи и понес наши болезни. Видя же вокруг Себя многочисленные толпы, Иисус приказал ученикам переправиться чрез залив[258]. - Все исцеляются не утром, не в полдень, а к вечеру, когда солнца должно было зайти[259], т. е. когда умирает в земле зерно пшеничное, чтобы принести многочисленные плоды[260].

Стихи 19-20: Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел. И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы, и птицы небесные - гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову. - Если бы этот книжник законный, знавший только букву убивающую, сказал: "Господи! я последую за тобой, куда бы Ты ни пошел", то он не был бы отвергнут Господом. Но так как Он видел [в Господе] одного из многих учителей и был последователем буквы, - что по-гречески более знаменательно выражено словом γραμματε?ς, - ? не был слушателем духовным, то он и не имел места, где[261] Иисус мог бы приклонить голову Свою. А нам дается указание через этого отвергнутого книжника на то, что он хотел следовать Господу, видя величие знамений, чтобы иметь выгоду от чудесных деяний, т. е. желая того же, что Симон волхв хотел купить у апостола Петра. Поэтому такая вера праведным судом (juste sententia) [или: по приговору - juxta sententiam] Господа осуждается, и книжнику говорится: "Почему ты хочешь следовать за Мной ради богатства и ради временных (saeculi) выгод[262], когда Я так беден, что не имею даже пристанища и не пользуюсь собственным кровом?"

Стих 21: Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. - Какое подобие между книжником и [этим] учеником? Первый называет Его учителем, второй исповедует Его Господом. Последний по благочестию своему желает пойти на погребение отца, а первый, имея в виду следовать за Ним куда угодно, рассчитывает получить [нечто] для себя, добиваясь иметь не учителя, а выгоду[263] от Учителя.

Стих 22: Но Иисус сказал ему: иди за Мною и предоставь мертвым погребать своих мертвецов. - Мертвый тот, который не верует. Если же мертвый погребает мертвого, то мы не должны иметь заботы о мертвых, а о живых, чтобы и нам не получить также имени мертвецов, пока мы будем заботиться о мертвых.

Стих 23 [и начало 24-го]: И когда Он восходил на корабль, последовали за ним ученики, и вот на море поднялось сильное волнение, так что корабль покрывался волнами[264]. - Пятое знамение сотворил Он, когда, войдя на корабль, на пути из Капернаума, Он повелевал ветрам и морю. Шестое, - когда в стране Гергесинской (Герасинов-Gerasenorum) дал власть демонам над свиньями. Седьмое, - когда, входя в город Свой, исцелил второго расслабленного на постели; а первым расслабленным был сын сотника.

Стихи 24 [окончание] - 26 [начало]: А Он спал. Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас: погибаем. И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? - Прообраз этого знамения мы читаем в книге пророка Ионы[265], когда он среди других находившихся, в беспокойстве, был спокоен и безмятежно спал, и был пробужден, и освободил пробудивших его своею властью и таинством страдания своего.

Стих 26 [окончание]: Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина. - И из этого места мы постигаем[266], что все твари чувствуют Творца - как (и) те, которым запрещается [или: запретил], так и те, которым повелевается [или: повелел], чувствуют повелевающего и не потому, что все одушевлено, как думают еретики в своем заблуждении, а потому, что в силу величия Творца бесчувственное в отношении к нам обнаруживает чувствительность к Нему.

Стихи 27-29 [начало]: Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему? И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую (Gerasenorum), Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов[267], весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали. - Удивлялись не ученики, а корабельщики и остальные, бывшие на корабле. Если же кто из любви к спорам захочет настаивать на том, что это были ученики, - которые удивлялись, - то мы ответим, что по справедливости названы людьми те, которые еще не познали могущества Спасителя.

Стихи 29 [окончание], 30-31 [начало]: Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его. - Это исповедание [Иисуса Сыном Божиим] не есть исповедание добровольное со стороны демонов, за которым следует награда исповедующему, но есть вынужденное необходимостью признание, которое побуждает их, как бы беглых рабов, которые спустя продолжительное время снова видят господина своего, не просить ни о чем, кроме избавления от ударов. Так и демоны, внезапно увидя Господа, ходящего по земле, думали, что Он пришел для суда над ними. Присутствие Спасителя есть мучение для демонов. И некоторые выражают достойное смеха мнение, будто демоны знают Сына Божия, а дьявол не знает, и это будто бы потому, что они обнаруживают меньшую злобу, чем тот, спутниками которого они являются. Но так как всякое знание учеников должно быть отнесено к их учителю, то и относительно дьявола, и относительно демонов необходимо понимать[268] так, что они в Спасителе скорее подозревали только Сына Божия, чем с уверенностью знали, ибо никто не знает Отца кроме Сына, и кому Сын хочет открыть[269].

Стихи [конец 31-го] 32-33: Если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море, и погибло в воде. Пастухи же побежали, и, придя, в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. - Спаситель сказал демонам: "Идите" не потому, что уступил их прошению, но для того, чтобы умерщвлением свиней дать возможность (occasionem) спастись людям, ибо пастухи тотчас возвестили [о чуде] городу. Пусть Манихей покроется краскою стыда [при мысли о том]: каким образом ради спасения одного человека потопляются две тысячи свиней, если души людей и животных происходят из одного и того же источника (ех eodem auctore).

Стих 34: И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. - То, что они просят, чтобы Он удалился из пределов их, они делают не вследствие гордости, - как полагают некоторые, - а вследствие смирения, ибо считают себя недостойными присутствия Господа, подобно Петру, во время ловли рыбы павшему к ногам Спасителя и сказавшему: Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный[270].

Глава IX. - Стихи 1-2: И, войдя в корабль, Он переплыл [обратно] и вошел в город Свой. И вот принесли к Нему расслабленного, лежащего на постели. Иисус же, видя веру их, сказал расслабленному: Сын, имей твердую веру: прощаются тебе грехи твои[271]. - Под городом Его мы понимаем не иначе как Назарет, почему Он и назван Назареянином. И принесли Ему, как мы выше сказали, второго расслабленного, лежащего в постели, ибо он сам не мог придти. Иисус же, видя веру не принесенного, а принесших, сказал расслабленному: Сын, имей твердую веру, отпускаются тебе грехи твои. О дивное смирение! Он называет сыном человека презираемого, слабого и во всех скреплениях членов разбитого, - человека, к которому священники не удостаивали прикоснуться. А несомненно также и то, что он сын потому, что ему отпускаются грехи его. В переносном смысле [это значит то, что] иногда бывает так, что душа, лежащая в теле с обессиленными членами[272], приносится к Господу совершенным учителем для исцеления. Если она милосердием Его будет исцелена, то получает так много силы, что непосредственно после того может понести свое ложе.

Стихи 3-4: При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? - У пророка мы читаем, что Господь говорит: Я есмь истребляющий неправды твои[273]. Таким образом книжники обличают Господа в богохульстве, потому что считали Его человеком и не понимали слова Божия. Но Господь, видя помышления их, показал Себя как Бога, который может знать сокровенную сторону сердца и как бы молча говорит так: "Тем же величеством и силой, которыми Я созерцаю помышления ваши, Я могу и отпускать людям прегрешения их. По себе вы поймете то, что должно случиться[274 ]с расслабленным".

Стихи 5-6: Ибо что легче сказать: "прощаются тебе грехи", или сказать: "встань и ходи"? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, - тогда говорит расслабленному. - Между сказать и сделать великая разность. Прощены ли грехи расслабленному, знал только Тот, Кто простил. А следствие слов: Встань и ходи могли удостоверить как тот, который встал, так и те, которые видели его вставшим. Итак, совершается телесное знамение в подтверждение действительности духовного знамения, потому что отпускать пороки души и тела есть свойство одной и той же Силы. Кроме того, нам внушается мысль, что вследствие грехов происходят многие телесные немощи. И потому, как только прощаются грехи твои [или без: твои], непосредственно восстанавливается здоровье, как бы по удалении причины немощей из тела.

Стихи 7-8: Встань, возьми постель твою и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ Усе, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам. - Также и расслабленная душа, если восстанет, если получит свою прежнюю силу, то понесет постель свою, на которой прежде она лежала разбитой, и несет ее в дом своих добродетелей.

Стих 9: Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. - Прочие евангелисты вследствие почтительности и уважения к Матфею не захотели его назвать простонародным именем, но сказали: Левий, ибо он назывался двойным именем. Сам же Матфей, - согласно тому, что заповедуется [или говорится] Соломоном: Праведник есть обвинитель себя в начале слова[275] и в другом месте: Скажи грехи свои, чтобы оправдаться[276], - называет себя Матфеем и мытарем [сборщиком податей], чтобы показать читающим, что никто не должен отчаиваться в своем спасении, если обратился к лучшему, так как он и сам внезапно из мытаря обратился в апостола. По поводу этого места Порфирий и император Юлиан представляют критическое замечание (arguit) в том смысле, что здесь мы имеем дело или с неискусной ложью составителя рассказа (historici), или с неразумением (stultitiam) тех, которые немедленно следовали за Спасителем; они как будто неразумно увлекались и следовали за каким угодно человеком; однако несомненно, что апостолы, прежде чем веровать, видели многие великие силы и знамения, совершенные перед ними. Конечно, самое сияние и величие скрытого Божества, Которое светилось даже на человеческом лице, при первом виде Его могло привлекать к себе смотрящих на Него. Ибо если в магнитном куске и в янтаре, говорят, есть столь большая сила, что она привлекает к себе кольца, солому и прутья, то насколько больше Господь мог привлекать к Себе из всех творений именно тех, которых пожелал.

Стихи 10-12: И было так, когда Иисус возлежал в доме, вот сошлось много мытарей и грешников, и возлежали они с Иисусом и учениками Его. А фарисеи, видя это, сказали ученикам Его: Почему Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Но Иисус, слыша [сие], сказал им: Здоровым нет нужды во враче, а больным [есть нужда][277].

Стих 13 [начало]: Пойдите, научитесь, что значит. - Они видели, что мытарь, обратившийся к лучшему, нашел средство к покаянию и потому и сами не отчаиваются в спасении и, не оставаясь в своих прежних пороках, приходят к Иисусу, так что книжники и фарисеи ропщут, но совершая покаяние, как показывает следующее затем слово Господа, которое говорит:

Стих 13 [окончание]: "Милости хочу, а не жертвы"? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. - Господь ходил на пиршества грешников, чтобы иметь случай к научению и подавать приглашавшим Его духовные яства. Затем, когда неоднократно говорится, что Он проводил время на пиршествах, то говорится только о том, что Он там делал, чему учил, так что показывается и смирение Господа в хождении к грешникам, и могущественное действие Его учения в обращении кающихся. Следующие затем слова: Милости хочу, а не жертвы[278] и: Я пришел призвать не праведников, но грешников, - в которых приводится свидетельство пророка, - служат к поношению книжников и фарисеев, которые, считая себя праведниками, отклоняли от себя общение с мытарями и грешниками.

Стих 14: Тогда приходят к Нему ученики Иоанновы и говорят: почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся? - Вопрос, дышащий гордостью и фарисейским превозношением. Вот, - не говоря ничего другого, - вполне ясное хвастовство тем, что они постятся[279]. Ученики Иоанна, злословящие Его, не могут быть безупречными, потому что они знали Его по проповеди своего учителя, но они присоединились к фарисеям, которые, как они знали, были осуждены Иоанном, когда он сказал: Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?[280]

Стих 15: И сказал им Иисус: могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься. - Жених - Христос, Невеста - Церковь. От этого священно-духовного союза произошли апостолы, которые не могут скорбеть, пока видят жениха на брачном ложе и знают, что Жених проводит время с Невестой. А когда пройдет брачный пир и придет время страдания и воскресения, тогда сыны Жениха будут поститься. Поэтому некоторые думают, что пост должен наступать спустя сорок дней после страданий Христовых, хотя непосредственно вслед за тем день Пятидесятницы и сошествие[281] Святого Духа дают нам повод для празднества. И на основании этого свидетельства Монтан, Приска и Максимилла еще и после Пятидесятницы со вершают четыредесятницу, потому что сыны Жениха должны, будто бы, поститься по отнятии у них Жениха. А обычай церковный приступает к страданию и воскресению Господа через усмирение плоти, так что к духовному пиршеству мы приготовляемся телесным постом. В образном смысле мы должны понимать так, что до тех пор, пока[282] Жених пребывает с нами и мы радуемся, мы не можем ни поститься, ни скорбеть. А когда Он по причине грехов наших удаляется от нас, тогда должен быть назначен пост и снова начаться плач.

Стихи 16-17: Никто не накладывает заплаты из грубой ткани на старую одежду [или: к старой одежде]. Ибо оторвет ее от одежды в целости, и разрыв будет еще худшим. И не вливают нового вина в мехи старые; иначе разорвутся старые мехи, и прольется вино, и мехи пропадут; но вино новое наливают в мехи новые, тогда будет в целости и то и другое[283]. - То, что Он говорит, значит следующее. Пока кто-либо не возрожден и, отложив ветхого человека, через Мои страдания (не) будет[284] облекаться в нового, до того времени он не может выносить более строгих предписаний поста и воздержания, чтобы через излишнее воздержание не утратить (той) веры, которую он, как кажется, еще имеет. А представил Он два примера: с одной стороны, ветхие и новые мехи, а с другой стороны - одежду. Кусок новой ткани и новое вино должны быть понимаемы в смысле заповедей Евангелия, которых не могут выносить иудеи, чтобы разрыв не сделался еще большим. Этого именно и хотели Галаты, т. е. хотели смешивать с Евангелием заповеди закона и вливать новое вино в мехи ветхие; но апостол говорит им: О, несмысленные [или: неразумные} Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине[285]. Итак, слово Евангелия гораздо более должно быть влито в апостолов, чем в книжников и фарисеев, которые не могли сохранить чистоты заповедей Христовых. В самом деле, одно дело чистота девственной души, не запятнанной никакой заразой первоначального порока, и иное дело нечистота той души, которая подпала действию похоти во многих [грехах].

Стихи 18-19: Вот приступил один князь и кланялся Ему говоря: Дочь моя только что умерла; но приди, возложи на нее руку Свою, [или без: Свою] и она будет жива. И Иисус встал, последовал за ним и ученики Его[286]. - Восьмым знамением был тот случай[287], когда некто из высокопоставленных лиц просил поднять[288] от смертного одра дочь свою, не желая, чтобы она была отвергнута от участия в таинстве истинного обрезания; но вот подходит кровоточивая женщина и делается предметом восьмого исцеления, так что дочь князя, исключенная из этого числа, относится к девятому, согласно тому, что говорится в псалмах: Эфиопия предупредит [простерет] руку её к Богу[289] и: Когда вступит полнота народов, тогда весь Израиль будет спасен[290].

Стих 20: И вот, женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением, подойдя сзади, прикоснулась к краю одежды Его. - В Евангелии от Луки написано, что дочь князя была двенадцатилетнего возраста[291]. Таким образом, обрати внимание на то, что эта женщина, т. е. народы языческие, начала болеть тогда, когда уверовал народ иудейский [или: когда зарождалась вера иудейского народа], если только [в данном случае] из сопоставления добродетелей не выставляется на вид порок. А эта кровоточивая женщина приступила к Господу не в доме, не в городе, ибо по закону она изгоняется из городов[292], но на пути, когда Господь пошел, так что, пока Он направлялся к одной, другая была исцелена. Поэтому и апостолы говорят: вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам[293].

Стих 21: Ибо она говорила про себя [т. е. в душе своей]: Если я только коснусь одежды Его, то буду здорова: [Стих 22]: Иисус же, обратившись и видя ее, сказал[294]. - По закону [Моисееву] прикоснувшийся к женщине, имеющей месячное очищение или кровоточивой, считался нечистым[295]. Потому эта женщина прикасается к Господу, чтобы и самой очиститься от нечистоты крови.

Стих 22 [окончание]: Дочь, имей твердую веру, твоя вера сделала тебя здравою; и женщина стала здравою с того часа[296]. - Она - дочь потому, что вера ее сделала ее здоровой. Он не сказал: "Твоя вера сделает тебя здравою"[297], а: "Твоя вера сделала тебя здравою"[298]. В самом деле, ты здорова уже потому, что уверовала.

Стих 23: И когда пришел Иисус в дом начальника и увидел свирельщиков и народ в смятении, [Стих 24]: сказал им. - И до настоящего дня девица лежит мертвой в доме князя, и те, которые кажутся учителями, суть играющие на свирелях и поющие песнь плача[299]. При этом толпа иудеев не есть толпа верующих, а толпа производящих смятение.

Стих 24 [окончание]: Выйдите вон, ибо не умерла девица, но спит. И смеялись над Ним. - Это потому, черед Господом живы все.

Стих 25: Когда же народ был выслан, Он, войдя, - Действительно, те, которые произносили недостойные ругательства против совершающего воскресение, были недостойны созерцать тайну воскрешающего.

Стих 26 [окончание 25 и 26]: Взял ее за руку, и девица встала. И разнесся слух о сем по всей земле той. - Если руки иудеев, наполненные кровью, не будут прежде очищены, то мертвая синагога [сонмище] их не воскреснет.

Стих 27: Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: - Когда Господь Иисус проходил к дому князя и направлялся в дом Свой, - как мы сказали выше: Восшедши на корабль, переплыл залив и пришел в Свой город, - два слепца восклицали, говоря: Умилосердись над нами, сын Давида. Однако они получают исцеление не во время пути, не мимоходом, как они думали; но после того, как Он пришел в дом Свой, они подошли к Нему и вошли внутрь [дома]; и сначала испытывается их вера, чтобы таким образом они получили свет истинной веры. К первому знамению, - что мы рассказали о дочери князя и о кровоточивой [или: больной] женщине, - последовательно присоединяется и это, так что то, что там показывают болезнь и слабость, здесь обнаруживает слепота. Действительно, оба народа были слепы, когда Господь проходил эту временную жизнь (hoc saeculum) и хотел возвратиться в дом Свой. Они же, если бы не исповедали и не сказали: Умилосердись над нами, сын Давида, и на вопрос Его: Веруете ли, что Я могу это сделать, не ответили: Ей [несомненно, конечно], Господи, то не получили бы прежнего света. У другого евангелиста пишется об одном слепом, который в разорванной одежде, сидя в Иерихоне, был удерживаем апостолами от восклицаний; но он через дерзновение свое получил здоровье[300]. Это последнее место собственно относится к язычеству (gentium populum), и оно должно быть истолковано в назначенном для него свитке.

Стихи 28-29 [27-го окончание, 28, 29 и начало 30-го]: Помилуй нас, Иисус, сын Давидов! Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их; - Пусть это слушают растерзывающие на части Ветхий Завет (Vetus Instrumentum) Маркион, Манихей и прочие еретики и пусть узнают, что Спаситель называется сыном Давида; в самом деле, если Он не родился во плоти, то каким образом Он называется сыном Давида?

Стихи 30 [окончание], 31: И Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал. А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той. - Как Господь повелел это по смирению Своему во избежание тщеславия, так и они не могут умолчать о благодеянии, памятуя о милости к ним. Почему обрати внимание на то, что повеление несколько противоречиво в самом себе (quidquid inter se jussum esse contrarium). Эти слепцы получают исцеление на десятом [по порядку чудес] месте.

Стих 32: Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого. - [Стих 33]: И когда бес был изгнан, немой стал говорить. - Одиннадцатым по порядку получает способность говорить немой. А греческое слово κωφ?ν ?вляется обычно употребляемым в речи и должно пониматься скорее в значении глухой, чем немой. Но Священному Писанию свойственно употребление его без различия как в смысле[301] глухой, так и немой. В духовном же смысле это значит, что как слепые получают свет, так и немому развязывается язык, чтобы он исповедал Того, Которого прежде отрицал.

Стихи 33 [окончание], 34: И удивлялись толпы народа, говоря: Никогда не бывало видимо такое во Израиле. Фарисеи же говорили: Он изгоняет бесов князем бесов[302]. - Толпа народа своими словами: Никогда не бывало видимо такое во Израиле[303] исповедует дела Божий. В лице толпы мы видим исповедание [веры] народов. А фарисеи, не имея возможности отвергнуть силы Божией, подвергают эти дела хулению и говорят: Он изгоняет бесов силою князя бесовского[304], указывая своим злословием на неверие иудеев даже до настоящего времени.

Стих 35: И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях. - Ты видишь, что Он одинаково проповедовал Евангелие и в городах, и в деревнях, и в поселениях, т. е. и в больших, и в малых, так что не обращал внимания на могущество знатных, а только на спасение верующих, исполняя то дело, которое повелел Ему Отец и имея неутолимое желание (esuriem) учением Своим спасать неверных. А научал Он Евангелию царства, и после проповедания и научения Он исцелял всякую немощь и всякую болезнь, чтобы Его дела могли убедить тех, которых не убеждало Его слово. В собственном смысле говорится о Господе: Исцеляя всякую болезнь и всякую немощь, потому что для Него нет ничего невозможного.

Стих 36: Видя толпы народа, Он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря. [Стих 37]: Тогда говорит ученикам Своим. - Смятение стада и овец, и толпы народа есть вина пастырей и порок учителей, а потому следуют слова.

Стих 37 [продолжение], 38: Жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою. - Многая жатва обозначает множество народов; немногие делатели - недостаток пастырей. И Он повелевает просить Господина жатвы, чтобы Тот послал делателей на жатву Свою. Это суть те делатели, о которых говорит Псалмопевец: Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы[305] свои[306]. А говоря более ясно, многая жатва есть все множество верующих. А немногие делатели, это - и апостолы, и подражатели их, посылаемые на жатву.

Глава X. - Стих 1: И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. - Благодетелен и милостив Господь и Учитель: Он не смотрит с завистью на могущество Свое (virtutes suas) в рабах и учениках Своих. И как Сам исцелял всякую болезнь и немощь, так и апостолам Своим дал силу исцелять в народе всякую болезнь и всякую немощь. Но между "иметь" и "раздавать", "получать" и "давать" есть великое различие. Он [Учитель] все, что ни делает, творит силой Божией, а они [ученики], если делают что-либо, то исповедуют немощь свою и силу Господа, говоря: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи[307]. Необходимо заметить, что власть совершать чудеса, вручаемая апостолам, есть двенадцатое чудо [Спасителя].

Стих 2: Двенадцати же Апостолов имена суть сии. - Список апостолов приводится, для того, чтобы из числа их были исключены те, которые впоследствии выступили[308] как лжеапостолы.

Стих 3 [продолжение 2-го и 3-й]: Первый Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его, Иаков Зеведеев[309] и Иоанн, брат его, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев[310] и Леввей, прозванный Фаддеем. - Порядок апостолов и заслугу каждого было свойственно распределить только Тому, Кто испытывает тайны сердца. Первым записан Симон, с именем Петра, для отличия от другого Симона, называемого Кананеянином (Chananaeus) [Кананитом], из поселения Каны (Ghana) Галилейской, в которой Господь претворил воду в вино[311]. Также и Иакова называет сыном Заведеевым, потому что далее следует Иаков, сын Алфеев. Соединяет также двойственные сочетания апостолов: он соединяет братьев Петра и Андрея не столько по плоти, сколько по духу; [соединяет] Иакова и Иоанна, которые, оставив телесный хлеб[312], последовали истинному Отцу; [соединяет] Филиппа и Варфоломея, а также Фому и Матфея мытаря. Прочие евангелисты, соединяя имена апостолов, ставят Матфея первым, а затем Фому; при этом они не присоединяют слово[313] мытарь, чтобы не показалось, что они бесславят евангелиста, вспоминая о его прежнем образе жизни. А он сам ставит себя и после Фомы, и, - как мы сказали выше, - называет себя мытарем, так что там, где изобиловала неправда, преизобилует и благодать[314].

Стих 4: Симон Кананит (Chananaeus). Это тот, который у другого евангелиста [или: в другом Евангелии] записан с прозвищем Зилот[315] ибо Кана (Ghana) значит ревность, усердие. Церковная история сообщает предание, что апостол Фаддей был послан в Едессу к Авгарю, царю Озроены; он у евангелиста Луки называется Иудой [сыном] Иакова[316], а в другом месте - Леввеем[317] что значит: благоразумный человек. Необходимо думать, что у него было троякое имя, подобно тому как Симон назван Петром, а сыны Зеведея названы Воанергес [или: Ванергес = сыны грома] за твердость и крепость их веры[318]

И Иуда Искариот, который и предал Его. - Приставку к имени своему он получил, может быть, от города или от селения, из которого происходил, а может быть, от колена Исахаро-ва, так что родился с некоторым предсказанием о своем осуждении, ибо Исахар значит плата, что и указывает на вознаграждение предателю.

Стих 5 [окончание] и 6: Не идите по направлению к язычникам и не входите в город Самарянский, а идите преимущественно к погибшим овцам дома Израилева[319]. - Это место не противоречит тому повелению, которое дается потом: Идите, учите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа[320], потому что первое повеление дано до воскресения, а второе - после воскресения. Действительно, сначала должно было возвестить пришествие Христово иудеям, чтобы они не имели основания оправдываться (ne justam haberent excusationem), говоря, что они потому отвергли Господа, что Он послал апостолов к язычникам и Самарянам. В переносном смысле нам, носящим имя христиан, заповедуется, чтобы мы не блуждали по пути еретиков и язычников, так что, отделяясь [от них] в вере, мы должны отличаться [от них] и своей жизнью.

Стихи 7-8: А идя проповедуйте, говоря, что приблизилось царство небесное; немощных исцеляйте, мертвых воскрешайте, прокаженных очищайте, демонов изгоняйте[321]. - А чтобы люди простые, не обладающие прелестями красноречия, неученые, некнижные, встретили у всех веру, когда они будут обещать Царство Небесное, Он дает им власть исцелять больных, очищать прокаженных и изгонять демонов, чтобы величие обетовании было подтверждено величием знамений [или: чудес]. А так как духовные дары, - если награда за труд бывает средней, - всегда бывают дешевле, то Он присоединяет осуждение скупости в словах:

Даром получили, даром давайте. - Я - Господь и Учитель дал вам это без платы, и вы раздавайте также без платы, чтобы благодать Евангелия не потерпела ущерба.

Стихи 9-10: Не имейте при себе ни золота, ни серебра, ни медных денег в своих поясах, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни сапогов, ни посоха. Ибо делатель достоин пропитания для себя[322]. - Эти повеления Он последовательно дает благовестникам истины, которым выше сказал: Даром получили, даром давайте, ибо если они так проповедуют, что не берут платы за это, то тогда излишним было бы обладание золотом, серебром и деньгами, так как, имея у себя золото и серебро, они казались бы проповедниками не ради спасения людей, а ради выгоды[323]. Ни меди в сумках. Тот, Кто отверг [или: отвергает] богатства, вместе с тем почти отвергает заботу и о необходимом для жизни, так что апостолы как учителя истинной веры, наставлявшие всех в той истине, что все управляется промыслом Божиим, в себе самих должны были подавать пример полной беззаботности о завтрашнем дне. Ни сумы в пути. Этим повелением Он обличает тех философов, которые обычно назывались бактропериты [т. е. носившие посох - baculum и суму - рега], потому что они, презирая мир и все считая за ничто, таскали за собой погребец для хранения пищи. Ни двух одежд. Под двумя одеждами, как мне думается, показывается двойное одеяние [два убора]. Это не в том смысле, что в странах Скифии и странах холодных, покрывающихся снегом и льдом, нужно довольствоваться только одной нижней одеждой (tunica); а в том, что под этой нижней одеждой понимается целое одеяние, следовательно, в том, что мы не должны, из боязни за будущее, держать в запасе другое одеяние, имея одно на себе. Ни сапогов. И Платон наставлял, что не должно покрывать двух оконечностей тела и не должно приучать к изнеженности именно голову и ноги, ибо когда они имеют в себе крепость, то остальные части бывают сильнее. Ни посоха. Имея помощь Господа, к чему мы будем искать защиты в куске дерева? Но так как Он послал на проповедь апостолов полубосыми и полуголыми[324], и так как положение (conditio) учителей казалось трудным, то строгость предыдущей заповеди Он умерил следующей мыслью, сказав: Делатель достоин своего пропитания. Берите, говорит, только в таком количестве, какое необходимо вам для жизни и в одежде[325]. Поэтому и апостол говорит соответственно тому же: Имея пропитание и одежду, будем довольны тем[326]. Или в другом месте: Тот, кто оглашается словом (catechizatur verbo), да имеет общение с оглашающим его во всяком добре[327], так что ученики должны делать соучастниками в телесных благах тех людей, от которых собирают духовную жатву. Это в историческом (буквальном) значении. С другой стороны, и в переносном значении учителям не должно иметь ни золота, ни серебра, ни меди, которые находятся в поясах. Золото часто употребляется в книгах в значении разума, серебро - в значении речи, медь - в значении голоса. Всего этого мы не должны искать у других, а пользоваться данными нам от Господа благами; также не должно принимать наставление в превратных учениях еретиков и философов и[328] обременять себя тяжестью мира сего, и иметь двоедушия, и связывать себе ноги смертоносными узами, но быть как бы нагими (nudos) при вступлении на Святую Землю; не брать также жезла, который обращается в змея и не опираться ни на какую плотскую защиту[329], потому что жезл и посох этого рода подобен тростнику[330]: если ты его немного согнешь, он ломается и пронзает руку опирающегося на него.

Стих 11: В какой бы город или селение ни вошли вы, наведывайтесь, кто в нем достоин, и там оставайтесь, пока не выйдете. - По поводу рукоположения епископа и диакона Павел говорит: Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних[331]. Апостолы, входя в новый город, не могли знать, какого рода люди в нем[332]. Поэтому должно было избирать хозяина дома на основании благоприятных отзывов народа и суждения соседей, чтобы достоинство проповедования не бесчестилось дурной славой принимающего [в свой дом]. Хотя проповедовать должно было всем, но гостеприимный хозяин избирается один такой, который бы не благодетельствовал желающему[333] у него остаться, а принимал от него, ибо это и значат слова: Кто в нем достоин, чтобы он знал, что он более получает благодать, чем сам оказывает милость.

Стихи 12-13; А входя в дом, приветствуйте его, говоря: мир дому сему; и если дом будет достоин, то мир ваш придет на него; если же не будет достоин, то мир ваш к вам возвратится. - Прикровенно, но выразительно Он указал (occulte expressit) на приветствие еврейского и сирийского языков; действительно, то, что по-гречески выражается словом χα?ρε (πадуйся), а на латинском языке словом ave (здравствуй), на еврейском и сирийском языках выражается словами salom lach (???? ??) salom emmach (???? ???), т. е. мир с тобою. А повеление Его имеет такое значение. Входя в дом, вы от сердца желайте мира домохозяину и, насколько это зависит от вас, укрощайте ссоры, возникающие вследствие несогласия. И если не возникнет вражды, то вы будете иметь награду за принесенный мир; раздоры будут иметь только те, которые пожелают их.

Стих 14: А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, выходя из дома или вон из города, стряхните пыль с ног своих[334]. - Пыль стряхивается с ног в свидетельство понесенного труда, потому что они входили в город, и проповедь апостолов достигла жителей его. А может быть, она стряхивается [чтобы показать], что от презревших Евангелие они не возьмут ничего даже незначительного, необходимого для жизни.

Стих 15: Истинно говорю вам: легче будет перенести земле Содомлян и Гоморрян в день суда, чем городу тому[335]. - Если земле Содомлян и Гоморрян [или: Гоморрянам] будет легче перенести [в день суда], чем не принявшему Евангелия городу, - и легче потому, что Содому и Гоморре не было проповедано, а этому городу проповедано, и он не принял Евангелия, - то отсюда следует, что наказания для грешников будут различны.

Стих 16: Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков. - Волками Он называет книжников и фарисеев, которые были клириками иудеев.

Стихи 17-18: Посему будьте мудры, как змии и просты, как голуби. Остерегайтесь же людей, ибо они передадут вас в суды и будут бичевать вас в собраниях (синагогах) своих, и к правителям и царям вы будете водимы ради Меня во свидетельство им и народам[336]. - Таким образом (ut) с помощью благоразумия они должны избегать козней, а простотой своей не делать зла. Им ставится в пример предусмотрительность змеи, потому что она всем телом свои прикрывает голову и защищает то, в чем сосредоточена жизнь. Так и мы, невзирая на полную опасность для тела, должны охранять Главу нашу, Которая есть Христос. Простота голубей показывается из явления Святого Духа в виде голубя. Потому и апостол говорит: На злое будьте младенцы[337].

Стихи 19-20: Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас. - Выше Он сказал: Они передадут вас в суды и будут бичевать вас в синагогах своих, и к правителям и царям вы будете водимы ради Меня. - Итак, когда мы ради Христа будем водимы к судьям, то должны за Христа пожертвовать только волей своей. А затем (caeterum) Христос, живущий в нас, будет говорить Сам за Себя, и будет совершаться действие благодати Святаго Духа в том, что нам будет необходимо отвечать.

Стих 21: Предаст же брат брата на смерть, и отец - сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; [Стих 22:] и будете ненавидимы всеми за имя Мое. - Это мы неоднократно и видим во время гонений, так что у тех, вера которых различна, нет никакого доверия между собой.

Стих 22 [окончание]: Претерпевший же до конца спасется. - Действительно, добродетель состоит не в том, чтобы положить начало, а в том, чтобы дойти до совершенного конца.

Стихи 23-24: Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как приидет Сын Человеческий. Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего: [Стих 25]: довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин его - Эти слова нужно[338] отнести к тому времени, когда апостолы были посылаемы на проповедь, (и) которым собственно и говорится: По пути к язычникам не ходите, и не входите в город Самарянский[339], - в том смысле, что они не должны бояться преследований, но должны уклоняться от них, - что, как мы видим, и делали верующие: когда началось гонение в Иерусалиме, они рассеялись по всей Иудее, так что начало гонения дало повод к насаждению Евангелия. А в духовном смысле мы можем истолковать так: когда нас будут преследовать в одном городе, т. е. в одной какой-либо книге Св. Писания или свидетельстве из нее, то мы должны прибегать к другим свиткам. И хотя противник будет упорнее обыкновенного, помощь Спасителя придет скорее, чем мы уступим перевесу врагов[340].

Стих 25 [окончание]: Если хозяина дома назвали веельзевулом (Beelzebub), не тем ли более домашних его? [Стих 26]: Итак не бойтесь их. - Веельзевул есть идол Аккаро на, называемый в книгах Царств идолом мухи (4 Цар I, 16[341]: скверны). Ввел, он же Вел [Бэл] или: Ваал; a zebub значит: муха. Таким образом, князя демонов они называли по имени мерзейшего идола, называвшегося мухой вследствие нечистоты ее, уничтожающей приятный запах елея[342].

Стих 26 [окончание]: Ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано. - Но каким же образом пороки многих в настоящей жизни остаются в неизвестности? Это пишется о будущем времени [или: веке], когда Господь будет судить тайны людей и осветит мрачную глубину, и сделает явными советы сердечные. Здесь смысл такой. Не бойтесь свирепости гонителей и ярости хулителей, ибо наступит день суда, в который объявится и ваша добродетель, и их неправда.

Стих 27: Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях. - Услышанное тайно вы проповедуйте открыто и чему научитесь наедине (abscondite), о том говорите всенародно. Смело учите по всем городам и по всему миру тому, чему Я научил вас в незначительной по пространству земле Иудейской.

Стих 28: И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить. - Те, которые убивают тело, не могут убить души: таким образом, душа невидима и бестелесна сравнительно с большей грубостью нашего телесного существа. А может быть, [Он хочет сказать], что она будет наказана и почувствует мучения в то время, когда снова соединится с прежним телом, так что будет и наказана с тем, с которым и согрешила.

А бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне. - Слово геенна не находится в древнейших книгах и в первый раз употребляется Спасителем. Таким образом, исследуем, каков был повод к употреблению этого выражения. Мы не один раз читаем, что идол Ваала стоял вблизи Иерусалима у подножия горы Мориа, где протекал поток Силое[343]. Это была долина и равнина маленького поля, влажная и покрытая лесом, имеющая много прелестных мест; там была и роща, посвященная идолу. Народ израильский дошел до такого безумия, что, оставив бывший по соседству храм, приносил там жертвы; строгость истинной веры была побеждена наслаждениями, и они приносили там в жертву демонам своих сыновей, сжигая или посвящая их. И место то называлось gehennom, т. е. долина сынов [или: сыны] Неппот. Об этом весьма подробно пишется в свитках Царств[344], Паралипоменон[345] и Иеремии[346]. И Бог угрожает, что наполнит это самое место трупами мертвых, так что оно уже не будет называться Тофет и Ваал, а будет называться Полиандриум (Polyandrium), т. е. холм мертвых. Таким образом, именем этого места называются будущие наказания и вечные муки, которыми будут мучимы грешники; а что геенна есть двоякого рода, - именно место страшного жара и холода, - об этом весьма подробно мы читаем в книге Иова[347].

Стихи 29-33: Не продаются ли два воробья за [один] асе [мелкую медную монету]; но ни один из них не падает на землю без Отца вашего. А у вас все волосы на голове исчислены. Не бойтесь, вы лучше многих воробьев. Итак всякого, который будет исповедать Меня пред людьми, и Я исповедаю пред лицом Отца Моего, Который на небесах, а того, кто отречется от Меня пред людьми, и Я отрекусь пред лицом Отца Моего, Который на небесах[348]. - Речь Господа остается верной себе, и последующее вытекает из вышесказанного, предшествующего. Благоразумный читатель, всегда остерегайся предубежденного толкования, чтобы не со своим смыслом соразмерять Писания, а, наоборот, свой смысл приспосабливать к Писанию и понимать, что следует далее. Выше Он сказал: Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить. Теперь Он говорит: Не продаются ли два воробья за асе, но ни один из них не падает на землю без Отца вашего. Смысл слов такой: если малые и имеющие незначительную цену животные не погибают без соизволения Бога и если во всем действует промышление, так что и имеющее погибнуть не погибает без воли Божией; то вы, пред назначенные к вечности (qui aeterni estis), не должны бояться, что будете жить без Промысла Божия. Этот смысл выражен и раньше в словах: Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?[349] и далее: Посмотрите на полевые лилии, как они растут[350] и прочее; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры![351] Некоторые под двумя воробьями понимают, - применяя искусственное толкование, - душу и тело. Также и пять воробьев, - в Евангелии от Луки[352] - которые продаются за два асса, они относят к пяти внешним чувствам. Но немалое затруднение состоит в том, каким образом такое понимание приспособить ко всему составу (corpori) Евангельского слова: А у вас все волосы на голове исчислены, - итак не бойтесь; вы лучше многих воробьев. - Здесь гораздо яснее выражен раньше указанный смысл нашего толкования. Они не должны бояться убивающих тело, но не могущих убить души, потому что, если без ведения Божия не падают даже малые животные, тем более человек, который поддерживается апостольским достоинством. А словами: У вас даже все волосы на голове исчислены. - Он показывает неизмеримое промышление Божие о людях и обозначает неизреченную любовь, ибо ничто в нас не скрыто от Бога, и даже незначительные и праздные слова не ускользают от Его ведения. Церковное понимание этого места осмеивают те, которые отрицают воскресение плоти, будто мы утверждаем, что даже все волосы, которые исчислены, но обрезаны брадобреем, будут восстановлены. Но ведь Спаситель не сказал: "Ваши все волосы на голове спасены", но: исчислены; а там, где - число, показывается только знание величины числа, а не сохранение этого числа.

Стих 34: Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч. - Выше Он сказал: Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях. А теперь Он показывает, что будет после проповедования. По вере в Христа весь мир разделился [и восстал] сам против себя: каждый дом имел и верующих, и неверных, и вследствие этого [на землю] послана добрая война, чтобы прекратился худой мир. Это то же, что сделал Бог, - как пишется в книге Бытия, - против возмутившихся людей, которые двинулись с востока и поспешили построить башню, благодаря которой[353] могли бы проникнуть в высоты неба, -[сделал], чтобы смешать языки их[354]. Поэтому и в псалме Давид воссылает такую молитву: Рассыпь народы, желающие броней[355].

Стих 35 [и 36-й]: Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его. - Это место почти дословно находится в книге пророка Михея[356]. И при этом необходимо отмечать, - когда бы ни приводилось свидетельство из Ветхого Завета, - согласно ли оно только по смыслу, или же по слововыражениям.

Стих 37: Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня. - Тот, Кто прежде сказал: Я не пришел ниспослать на землю мир, но меч, и восстановить людей против отца и матери, и свекрови, - чтобы никто не ставил [свое] благочестие (pietatem) выше веры (religionis), ниже присоединил: Кто любит отца или мать более, нежели Меня. И в книге Песнь Песней мы читаем: Любовь ко Мне делайте правилом (ordinate)[357]. Это правило, или порядок, необходимо в каждом движении души. После Бога люби отца, люби мать, люби детей (filios). А если явится необходимость, чтобы любовь к родителям и детям поставлена была в сравнение с любовью к Богу, и если человек не может сохранить той и другой любви вместе, то пусть будет в отношении к Богу любовь (pietas), а в отношении к своим - ненависть (odium). Итак, Он не запретил любить отца или мать, но многозначительно прибавил: Кто любит отца или мать более, нежели Меня.

Стихи 38-39: И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее. - В другом Евангелии говорится: Кто не принимает креста своего ежедневно[358]. Крест должно носить на себе всегда, не думая, что может быть достаточно только пылкой веры; мы всегда должны обнаруживать [свою] любовь ко Христу.

Стих 40: Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня. - Удивительное распоряжение! Он посылает на проповедь, учить, что не надо[359 ]бояться опасностей, и душевные движения подчиняет вере (religion!). Он отверг золото и изгнал медь из поясов. Но тогда откуда получать пропитание? Откуда взять необходимые средства к жизни? И вот Он строгость заповедей смягчает надеждой на обетования, говоря: Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня, так что пусть каждый из верующих знает, что в лице принятых апостолов он принял Христа.

Стих 41: Кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника. - Кто принимает пророка как пророка и понимает[360] то, что он говорит о будущем, тот примет награду пророка. Поэтому иудеи, по-плотски понимающие пророков, не получат награды пророков. Иначе: в каждом исповедании негодная трава смешана с пшеницей. Он прежде сказал: Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня. Он призвал учеников к принятию учителей. Со стороны верующих мог быть скрыто выражен [такой] ответ: значит, мы должны принимать и лжепророков, и Иуду предателя, и им подавать пропитание? Этот ответ Господь и предупредил, говоря, что принимать нужно[361] не личности, а достоинство, обозначаемое именем (nomina), и что принимающие не лишатся награды, хотя бы принятый был и недостоин.

Стих 42: И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей. - У пророка Давида мы читаем: Для изыскания извинений в грехах[362], потому что многие грешники представляют как будто основательные извинения (justas occasiones), чтобы показалось, будто они согрешили в силу необходимости в том, что [в действительности] они допустили преступить свободно; но Господь, испытующий сердца и утробы, в каждом отдельно созерцает его будущие помышления. Он сказал: Кто принимает вас, Меня принимает. Но исполнению этой заповеди могут воспрепятствовать многие лжепророки и ложные проповедники; посему Он также указал средство и против этого соблазна, говоря: Кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника. Но кто-нибудь (alius) может привести себе такое оправдание: "Я встречаю препятствия в бедности своей, недостаток меня удерживает от того, чтобы быть гостеприимным". Однако и такое оправдание Господь устранил весьма легко исполнимой заповедью, чтобы мы от всей души подавали чашу холодной воды. "Холодной," - говорит Он, - а не "горячей", чтобы в доставлении горячей воды не стали указывать на бедность и недостаток дров [для согревания]. Это то же самое, что и апостол, - как мы прежде сказали, - повелел Галатам: Тот, кто оглашается проповедью, да имеет общение с оглашающим его во всяких благах[363]; и он убеждает учеников к заботливости об учителях. А так как кто-либо может указывать на бедность и уклоняться от исполнения заповеди, то он, прежде чем предложить заповедь, разрешает могущий возникнуть вопрос словами: Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет[364], и это в таком смысле: "Напрасно ты выставляешь причиной недостаток; так как совесть твоя говорит иное. Ты можешь [me potes, или: ne putes = не думай] Меня обманывать, когда Я убеждаю [тебя], но знай, что ты пожнешь только то, что посеешь".

 

Книга вторая

Глава XI. - Стихи 1-2: И когда окончил Иисус наставления двенадцати ученикам Своим, перешел оттуда учить и проповедовать в городах их. Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему. - Иоанн вопрошает не как незнающий, ибо он сам показал [Его] незнающим такими словами: Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира[365]. Он слышал голос и Отца, говорящего: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение[366]. Но как Спаситель спрашивает о том, где положен Лазарь, чтобы показавшие место погребения вместе с тем подготовились к вере и увидели восстающего из мертвых; так и Иоанн Креститель, который должен был[367 ]подвергнуться смерти от Ирода, послал учеников своих ко Христу, чтобы они в этом случае, видя совершаемые знамения и силы, уверовали в Него и через вопрос своего учителя, научились сами. А то, что ученики Иоанна высказывали превозношение относительно Господа и вследствие недоброжелательства и зависти имели некоторое недовольство, это также видно из вышеизложенного вопроса, - как повествует евангелист: Тогда приходят к Нему ученики Иоанновы и говорят: почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?[368] И в другом месте: Учитель, вот ученики Того, о Котором ты дал свидетельство на Иордане, крестят[369], и все идут к Нему[370] они говорят как бы так: "Нас покидают; здесь является мало людей (hie raritas est); многочисленные толпы сбегаются к Нему".

Стих 3: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? - Он не сказал: "Ты Тот, Который пришел", но: Ты ли Тот, Который должен придти? И смысл слов такой: Так как я должен буду[371] сойти в ад, то сообщи мне, должен ли я, возвестивший о Тебе находящимся на земле (superis), возвестить и находящимся в преисподней (inferis)? Или, может быть, Сыну Божию неприлично, чтобы Он вкусил смерть, и Он намерен для совершения этого таинства послать другого?

Стих 4-5: И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают. - Иоанн через учеников спрашивает: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? И Христос показывает знамения, отвечая не на то, о чем был спрошен, а на сомнение (или: соблазн - scandalum) посланных. Идите, говорит, и сообщите Иоанну о знамениях, которые вы видите: прозревающих слепых, ходящих хромых и прочее. А также и на то, что не менее важно, - именно:

Нищие благовествуют. - [Разумеются] или нищие духом, или нищие богатствами [или: делами], так что в распространении проповеди нет никакого различия между бедными и богатыми, знатными и незнатными. На непреклонность учителя и истинность наставника показывают эти слова, так как для Него одинаковы все те, которые могут спастись. А словами Своими:

Стих 6: И блажен тот, кто не усомнится [или: не соблазнится] во Мне[372]. - Он обличил вестников, как это показывается в дальнейших словах.

Стих 7 [и 8]: Когда же они ушли, Иисус начал говорить к толпам народа об Иоанне: Что смотреть вышли вы в пустыне? Тростник ли колеблемый ветром? На что вышли вы смотреть? Человека ли, одетого в нежные одежды? Вот одевающиеся в нежные одежды находятся в палатах царей[373]. - Если предшествующее слово было сказано против Иоанна, - как очень многие думают, - именно: Блажен тот, который не усомнится во Мне, - то каким образом теперь Иоанн восхваляется в таких выражениях. Но так как стоявшая вокруг толпа не знала тайны вопроса со стороны Иоанна и думала, что он сомневается во Христе, на Которого сам указал перстом; то, чтобы они уразумели, что Иоанн спрашивал не ради себя, а ради учеников своих, Он говорит: Зачем вышли вы в пустыню? Разве затем, чтобы посмотреть на человека подобного тростинке, который движется всяким ветром и легкомысленно сомневается в том, о чем прежде проповедовал? Или, может быть, он возбуждается против Меня движимый завистью, и проповедь его устремлена к приобретению тщетной славы, так что он ищет от нее выгоды? К чему он будет желать богатства? Разве для того, чтобы питаться изысканными блюдами? Но ведь он питается саранчой и диким (silvestri - лесным) медом! Или, может быть, для того, чтобы одеваться в роскошные одежды? Но покровом ему служит верблюжья власяница! Такого рода пища и одежда пользуются гостеприимством только темницы, и проповедь истины находит себе такое пристанище. А те люди, которые (суть) льстивы и стремятся к прибыли[374], и ищут богатств, и утопают в удовольствиях, и одеваются в роскошные одежды, [те] живут в палатах царей. Из этого следует, что строгая жизнь и решительная проповедь должны избегать царских дворцов и уклоняться от палат изнеженных роскошью людей.

Стих 8 [Стих 9]: Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. - Иоанн в том отношении больше остальных пророков, что он перстом показал как уже Пришедшего со словами: Вот Агнец Божий, Который берет [на себя] грехи мира, - Того, Которого другие пророки проповедовали, только как должного[375] придти. А так как к преимуществу пророка присоединяется еще значение (praemium) Крестителя, то Он указывает на умножение заслуг, пользуясь свидетельством из пророка Малахии, у которого он называется даже ангелом[376]. Но не подумаем, что Иоанн называется здесь ангелом по единству природы [с ними]; он называется так по достоинству служения своего, т. е. как вестник, провозвестивший пришествие Господа.

Стих 11: Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал [человек] больший Иоанна Крестителя. - Он говорит: - "Среди рожденных женами". Итак, Иоанн ставится выше тех, которые рождены женами в сожительстве с мужем, а не выше Того, Который рожден от Духа Святого и от Девы, ибо словами: Не восставал между рожденных женами больший Иоанна Крестителя, Он не превозносит Иоанна над остальными пророками и патриархами, и всеми людьми, но остальных приравнивает к Иоанну, потому что из того, что другие не больше его, не следует непосредственно, что он больше других; но только то, что он имеет равенство с прочими святыми.

Но меньший в Царстве Небесном больше его. - Многие хотят понимать это слово Спасителя в том смысле, что больший по достоинству есть младший по возрасту. Мы же будем понимать просто в таком смысле: всякий святой, который уже находится в общении с Богом, больше того, который еще только воинствует. В самом деле, ведь иное дело иметь венец за победу, иное дело еще только сражаться в строю. А некоторые самого последнего ангела, служащего на небесах Господу, хотят считать большим, чем какого угодно первого человека, который пребывает[377] на земле.

Стих 12: От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется (vim patitur = претерпевает насилие), и употребляющие усилие восхищают его. - Если, - как мы выше сказали, - первый Иоанн провозгласил необходимость покаяния народам, говоря: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное[378], то, следовательно, с этого времени Царство Небесное претерпевает насилие (vim patitur), т. е. приобретается силой, и употребляющие усилие похищают его. Действительно, великое усилие обнаруживается в том, что мы рождены на земле, а стремимся к месту[379 ]на небе и овладеваем через подвиги добродетели тем, чего не получили от природы.

Стих 13: Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. - Это не значит, что Он исключает возможность пророчества после Иоанна. Действительно, в Деяниях Апостольских мы читаем, что пророчествовали Агав и четыре дочери Филиппа. Это значит только то, что закон и пророки, - когда о чем-либо пророчествовали, как это мы читаем в Писаниях, - то пророчествовали о Господе. Итак, когда говорится: Все пророки и закон прорекли до Иоанна, указывается время пришествия Христа, так что Иоанн показал, что пришел Тот, пришествие Которого пророки предсказывали.

Стихи 14-15: И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти. Кто имеет уши слышать, да слышит! - Слова: Если вы хотите знать: он есть Илия, таинственны и нуждаются в понимании, - что и показывает следующая речь Господа: Кто имеет уши слышать, да слышит. Если бы смысл был ясен и значение очевидно, то почему было необходимо подготовлять нас к пониманию их. Итак, Иоанн называется Илиею, не в смысле некоторых еретиков и неразумных философов, которые вводят учение о переселении душ (μετεμψ?χωσιν;), νо в том смысле, что, - как говорит другое Евангельское свидетельство[380] - он придет в духе и силе Илии, [т. е.] будет иметь ту же самую благодать или меру (mensuram) Духа Святого. Но ведь и строгость, и воздержанность в образе жизни Илии и Иоанна одинаковы. Тот в пустыне, и этот в пустыне; тот опоясывался кожаным поясом, и этот носил то же опоясание. Тот вследствие обличений царя Ахава и Иезавели в нечестии был вынужден бежать[381], и этот за обличение беззаконного брака Ирода и Иродиады претерпел усекновение главы. Думают, что он называется Илиею потому, что как Илия по пророчеству Мала-хии придет перед вторым пришествием Спасителя, так Иоанн пришел (fecerit) перед первым: и тот, и другой являются провозвестниками или первого, или второго пришествия Господа.

Стихи 16-19: Кому же Я уподоблю род сей? Он подобен детям, сидящим на площади, которые с криком говорят сверстникам своим: "Мы пели вам, а вы не плясали, мы жалобно плакали перед вами, а вы не выражали горя". Пришел Иоанн, [почти] не едящий и не пьющий, а они говорят: "В нем бес". Пришел Сын человеческий, ядущий и пьющий, а они говорят: "Вот человек, любящий петь и пьющий вино, - друг сборщиков податей [мытарей] и грешников. И оправдалась премудрость детьми своими[382]. - Народ иудейский сравнивается с детьми, сидящими на площади и с криком говорящими своим сверстникам: Мы пели вам, а вы не плясали, мы жалобно плакали перед вами а вы не рыдали; ввиду ясных слов Писания: Кому уподоблю род сей? Он подобен детям, сидящим на площади и прочее нам не остается свободы в истолковании этого места, и иносказательное толкование остается связанным (passiva), и (sed) что бы мы ни сказали о детях, все должно быть понимаемом в значении уподобления им народа (generationis). Эти сидящие на площади дети суть те, о которых говорит Исайя: Вот я и дети, которых дал мне Господь[383], и в псалме: Свидетельство Господне верно, подающее мудрость младенцам[384] и в другом месте: Из уст младенцев и питающихся [от груди] молоком Ты устроил хвалу[385]. Таким образом, эти дети сидели на площади (in foro) или: εν ααααα, κак более знаменательно говорится по-гречески, т. е. на месте, где было много продажного (venalia). A так как народ иудейский не хотел слышать, то они не только говорят ему, но кричат во весь голос (plenis faucibus): "Мы вам пели, а вы не выражали радости в движениях", [т. е.] мы призывали вас к тому, чтобы вы в ответ на наше пение делали добрые дела и плясали под нашу свирель, подобно тому, как Давид плясал перед ковчегом Господним[386], но вы этого не хотели. Мы плакали и призывали вас к покаянию, но и этого вы не хотели делать, презрительно относясь и к той, и к другой проповеди: и к приглашению жить в добродетели, и к призывайте покаяться после грехов. И не удивительно, что вы презрели двоякий путь ко спасению, так как вы одинаково осмеяли и пост во имя Божие [или без: во имя Божие], и вкушение яств. Если вам угоден пост, то почему не был угоден Иоанн? Если же вкушение яств, то почему не был приятен Сын Человеческий? Одного из них вы назвали [или: называете] бесноватым, а другого чревоугодником и винопийцей. Потому, так как вы не хотели принять ни того, ни другого наставления (disciplina), вот и оправдалась премудрость у детей своих, т. е. домостроительство и наставление Божие [у принявших их]. Вот и Я, - Божия сила и Божия премудрость[387] - поступил как должно по одобрительному суждению сынов Своих - апостолов, которым Отец открыл то, что скрыл от премудрых и разумных, по их собственному о себе мнению[388]. В некоторых Евангелиях читается: Оправдались премудрость от дел своих[389] - именно: премудрость ищет свидетельства себе не в словах, а в делах.

Стих 20: Тогда начал высказывать негодование против городов, в которых были большие силы [чудес] Его, за то, что они не покаялись[390]. - Оглавлением этого отрывка служит негодование против городов Хорозаина и Вифсаиды, и Капернаума, [и указывается,] что Он негодовал на них потому, что они не покаялись после совершенных в них наибольших знамений и чудесных сил.

Стихи 21-22: Горе тебе, Хорозаин, горе тебе Вифсаи-да, потому что если бы в Тире и Сидоне обнаружились силы, бывшие в вас, то они некогда в рубище и пепле покаялись бы. Поистине говорю вам: В день суда Тиру и Сидону будет большее снисхождение (remissius erit), чем вам[391]. - Хорозаин и Вифсаида, города Иудеи, оплакиваются с горестью от Господа, ибо они после стольких сил и знамений не принесли покаяния, а Тир и Сидон, города преданные идолослужению и порокам, ставятся выше их; а предпочитаются они потому, что эти попрали только естественный закон, а те после отмены естественного закона и буквы писания ни во что поставили, совершенные у них чудесные знамения. Спрашивается: где написано, что Господь совершил чудесные знамения в Хорозаине и Вифсаиде? Выше мы читаем: И обходил Он все города и поселения, исцеляя всякую немощь и прочее.[392] Итак, нужно полагать, что между городами и поселениями Господь совершил чудесные знамения также в Хорозаине и Вифсаиде.

Стих 23: И ты, Капернаум, не вознесшийся ли до неба, даже до преисподней спускающийся! - В другом свитке мы находим: И ты, Капернаум, вознесшийся до неба, сойдешь даже до преисподней[393]. И в этих двух изречениях двоякое значение, - или: "Ты потому сойдешь в ад, что надменно сопротивлялся Моей проповеди", или: "Ты вознесся до неба вследствие Моего расположения и Моих чудес и сил и имел столь великое преимущество, посему ты и подвергнешься большему наказанию".

Стихи 23 [окончание] 24: Ибо если бы в Содоме [или: Сидоне] явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе. - Благоразумный читатель (может быть) спросит и скажет: "Если Тир, и Сидон, и Содом могли покаяться вследствие проповеди и чудесных знамений Спасителя, то они не были виновны в неверии: виновность за недостаток проповеди лежит на том, кто не хотел проповедовать людям, которые могли бы принести покаяние". Ответ на такое рассуждение прост и ясен: мы не знаем судеб Божьих, и не доступны нам тайны отдельных Его деяний. Господь предположил не выступать за пределы Иудеи, чтобы не дать фарисеям и священникам надлежащего повода к преследованиям. Посему и апостолам перед страданиями Он повелел: На путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите[394]. Итак, Хорозаин и Вифсаида осуждаются потому, что не хотели верить Самому (praesenti) Господу, а Тир и Сидон оправдываются, потому что уверовали Его апостолам. Не спрашивай о времени, когда ты имеешь перед взором своим спасение верующих. А в Капернауме, что значит деревенский домик прекраснейший, осуждается неверующий Иерусалим, которому говорится через пророка Иезекииля: Содом оправдан более тебя[395].

Стих 25: В то время Иисус сказал в ответ - Исповедаюсь Тебе, Отче, Господи неба и земли[396]. - Исповедание не всегда обозначает покаяние, но и благодарение, как это весьма часто мы читаем в псалмах. Те, которые измышляют, что Спаситель не рожден, а сотворен, пусть слышат, что Господа неба и земли Он называет Отцом Своим. Действительно, если и Он есть тварь, и если тварь может называть Творца своего Отцом [Своим], то было непоследовательно с Его стороны не назвать Господа Своего и Господа неба и земли равным образом и Отцом [неба и земли].

Что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам. - Он воссылает благодарение и радуется в Отце, что Отец открыл апостолам таинство Его пришествия, которого не постигали книжники и фарисеи, сами себя считавшие премудрыми и разумными. Премудрость оправдалась в сынах своих.

Стих 26: Ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение. - С чувством нежной любви Он обращается к Отцу Своему, чтобы исполнились благодеяния, начавшие проявляться у апостолов.

Стих 27: Все предано Мне Отцем Моим. - И Отца передающего, и Сына принимающего понимай в таинственном смысле; в противном случае, т. е. если мы захотим понимать это в смысле, соответствующем нашей тленной природе, то [должны допустить, что] когда Получивший начал иметь[397], Давший перестал иметь [переданное] (incipit non habere = начал не иметь). А под всем переданным Ему нужно понимать[398] не небо и землю, и составные части мира и прочее, созданное и устроенное Им Самим; а нужно понимать[399] тех, которые через Сына имеют доступ к Отцу и которые прежде были в возмущении против Бога, а потом начали чувствовать Его в себе.

И никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. - Пусть покроется стыдом Евномий, с хвастовством приписывающий себе столь же великое знание об Отце и Сыне, какое Они взаимно имеют о себе; а если он будет настаивать на этом и утешать свое недомыслие словами: Кому Сын хочет открыть, [то пусть знает что] иное дело знать, что ты знаешь по соответствию природы, а иное дело знать по благоволительному снисхождению открывающего.

Стихи 28-29: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим. - И пророк Захария свидетельствует, что велика тяжесть греха, когда говорит, что беззаконие сидит на таланте свинца[400], и Псалмопевец с плачем восклицает: Беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне[401]. А может быть, здесь Он призывает к благодати Евангелия тех, которые были под гнетом весьма тяжкого ига закона.

Стих 30: Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко. - Каким образом Евангелие может быть легче закона, когда в законе осуждается убийство человека, а в Евангелии даже и гнев? Каким образом благодать Евангелия легче, когда в законе наказывается прелюбодеяние, а в Евангелии - похоть. В законе есть много заповедей, которые, по учению апостола, вполне соблюсти невозможно[402]. Законом требуются такие дела, совершив которые, человек мог быть жив. В Евангелии требуется расположение воли, которая не утрачивает своей цены, хотя даже и не производит действия. Евангелие заповедует нам то, что мы можем, - именно, чтобы мы не имели похотливых мыслей: это лежит во власти нашей воли. [Наоборот], закон хотя не наказывает воли, однако наказывает действие ее, [требуя], чтобы ты не прелюбодействовал. Представь себе, что во время гонения какая-либо девица подверглась насилию. С точки зрения Евангелия таковая считается девой, потому что не согрешила своей волей; но по закону [Моисееву] таковая отвергается как подвергшаяся растлению.

Глава XII. - Стих 1: В то время проходил Иисус в субботу засеянными полями; ученики же Его взалкали и начали срывать колосья и есть. - Также и у другого евангелиста мы читаем, что они чувствовали как люди голод, потому что вследствие крайнего неудобства не имели времени вкусить пищи[403]. Что они собственными руками растирали хлебные колосья, чтобы утишить голод, это указывает на строгость их образа жизни; они ищут не искусственно приготовленного брашна, а только простых хлебных зерен.

Стих 2: Фарисеи, увидев это, сказали Ему: вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу. - Заметь, что апостолы Спасителя первые разрушают букву закона вопреки мнению евионитов, которые отвергают Павла как преступника закона, хотя остальных апостолов принимают.

Стихи 3-4: Он же сказал им: разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам? - Для опровержения хулы фарисеев Он вспоминает о древнем событии, - о том, когда Давид, избегая опасности от Саула, прибыл в Нову (Nobe) и принятый первосвященником Ахимелехом просил хлеба; а этот, не имея обыкновенного хлеба (laicos cibos - хлеба мирян), дал ему хлебы освященные, вкушать которые позволялось одним только священникам и левитам[404]. Он спросил только: были ли отроки [дружины Давида] чисты от прикосновения к женщинам; и когда Давид ответил, что [этого не было] ни накануне, ни третьего дня, то первосвященник не усомнился дать хлеба, предпочитая, - как говорит пророк: Милости хочу, а не жертвы[405], - освободить людей от опасности вследствие голода жертвоприношению Богу; ибо спасение людей есть богоугодная жертва. Посему Господь возражает и говорит как бы так: "Если и Давид свят, если и первосвященник Ахимелех не осуждается вами, - а однако оба преступили повеление закона на основании только имеющего вероятное значение оправдания и если поводом к этому был голод, - то почему тот же самый голод вы не признаете достаточным оправданием для апостолов, признавая его у других таковым? хотя и в этом отношении есть великое различие. Эти растирают колосья руками, а те съедают хлебы левитов, причем к празднеству субботы присоединились дни новомесячия, во время которых Давид бежал из царского дворца от розыска во время праздничного пира[406]. Обрати внимание на то, что ни Давид, ни его отроки-спутники не получили хлебов, прежде чем не ответили, что они чисты от прикосновения к женщинам.

Стих 5: Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны. - Он говорит: "Вы злословите учеников Моих за то, что они, проходя по нивам, растирали колосья, хотя они делали это вынуждаемые голодом, в то время как сами вы нарушаете субботу, принося жертвы, закалывая быков и совершая всесожжения на кострах; а по неложному свидетельству другого Евангелия[407] обрезывая в субботу детей, так что когда вы желаете сохранять другой закон, то нарушаете закон о субботе. Но законы Божий никогда сами себе не противоречат. Когда ученики Его могли подвергнуться обличению в преступлении закона, то Он мудро указывает им на то, что ученики Его последовали примеру Давида и Ахимелеха, а у них самих, злословящих учеников, Он отмечает действительное нарушение субботы без нужды.

Стих 6: Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма. - Слово hie (здесь) есть не местоимение, а наречие места. [Смысл такой]: место, в котором находится Владыка храма, более [самого] храма.

Стих 7: Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы[408], то не осудили бы невиновных. - Мы выше сказали, что значит: "Милости[409] хочу, а не жертвы". А следующие затем слова: не осудили бы невиновных[410], нужно понимать относительно апостолов. Смысл стиха такой: Если вы одобряете милосердие Ахимелеха в том, что он подкрепил силы изнемогавшего от голода Давида и отроков его, то почему вы осуждаете учеников Моих, которые ничего такого не сделали?

Стих 8[411]: И, отойдя оттуда, вошел Он в синагогу их. И вот [предстал пред Ним], там был человек, имеющий сухую руку. - Этот человек есть третий, исцеляемый в синагоге. И должно отметить, что сухая рука сделалась здоровой не на пути, не вне дома, но в месте собрания иудеев.

Стих 9[412]: И спросили Иисуса, [это с тем] чтобы обвинить Его: можно ли исцелять в субботы. - Так как Он дал удовлетворительный пример (probabili exemplo) для оправдания нарушения субботы, в котором фарисеи обличали Его учеников; то они хотят изобличить Его самого; они спрашивают: "Позволительно ли исцелять в субботние дни", чтобы обвинить Его в жестокосердии или бессилии, если бы Он не исцелил больного, или в преступлении [закона] о субботе, если бы Он исцелил его.

Стихи 10-12[413]: Он же сказал им: кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы! Итак можно в субботы делать добро. - Он так разрешает предложенный вопрос, что обвиняет самих спрашивающих в скупости. Если вы, говорит Он, спешите в субботу вытащить овцу и какое-либо животное, упавшее в ров, имея в помыслах своих не животное, а собственную скупость, то насколько больше Я должен освободить человека, который гораздо более овцы?

Стих 13: Тогда говорит человеку тому: протяни руку твою. И он протянул, и стала она здорова, как другая. - В Евангелии, которым пользуются назареяне и евиониты (которое мы недавно перевели с еврейского языка на греческий и которое весьма многими называется подлинным евангелием от Матфея), этот имеющий сухую руку человек называется каменщиком; он будто бы просил помощи в таких словах: "Я был каменщиком, добывавшим трудом своих рук средства к жизни. О Иисус! прошу тебя, чтобы Ты возвратил мне здоровье, чтобы мне не нужно было выпрашивать с. унижением пропитания для себя". В синагоге иудеев до пришествия Спасителя рука была сухой, и в ней не обнаруживались дела Божии; но по пришествии Его на землю, она была восстановлена в обнаруживших веру апостолах и возвращена к ее прежним действиям.

Стих 14: Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его. - Что они замышляют козни против Господа, причиной этого является злоба; в самом деле, что сделал Он, чтобы вызвать фарисеев к тому, чтобы погубить Его? Ведь только то, что человек тот протянул руку. Но кто из фарисеев в день субботний не протягивал руки, чтобы носить пищу, подать чашу и прочее необходимое для жизни? Итак, если протягивать руку и поднимать пищу и питье в субботу не составляют преступления, то почему в другом они обличают то, в чем могут быть обличаемы сами, и особенно тогда, когда этот каменщик не держал в руке ничего подобного, а протянул только одну руку по повелению Господню?

Стих 15[414] и далее: Но Иисус, узнав, удалился оттуда. И последовало за Ним множество народа, и Он исцелил их всех и запретил им объявлять о Нем, да сбудется реченное через пророка Исайю, который говорит. - Зная козни их, зная, что они желают погубить Спасителя своего, Он удалился оттуда, чтобы отнять у фарисеев случай совершить нечестивое против него дело.

Стих 18 [и начало 19-го]: Се, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не воспрекословит, не возопиет. - Это говорится через Исайю пророка от лица Отца: Положу Дух Мой на Него[415]. Дух полагается не на слово Божие и не на Единородного, происшедшего из недр Отца, но на Того, о котором сказано: Вот Отрок Мой.

Стих 19 [окончание]: И не даст услышать его на улицах. - Действительно, широк и пространен путь, ведущий к погибели, и многие идут по нему[416]. Эти многие и не услышат Спасителя, потому что они находятся не на узком, но на пространном пути.

Стихи 20-21: Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы; и на имя Его будут уповать народы. - Тот, кто не простирает руки грешнику и не несет тяготы брата своего, - [тот] сокрушает надломленную трость. А тот, кто в малых сих презирает слабую искру веры, - [тот] угашает курящийся лен. Христос не делал ни того, ни другого, ибо Он пришел для того, чтобы спасти погибшее.

Стих 22: Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть. И дивился весь народ и говорил: не это ли Христос, сын Давидов? Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского. - Над одним и тем же человеком обнаружилось три знамения: слепой - видит, немой - говорит и бывший во власти демона - освобождается. Правда, что тогда это произошло плотским образом; но и ежедневно это исполняется в обращении верующих; так что по изгнании демона первоначально они понимают свет веры, и затем уже уста, молчавшие прежде, открываются для прославления Бога.

Стих 25: Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. - Толпы народа приходили в изумление и исповедали, что совершавший такие знамения есть Сын Давидов; а фарисеи приписывали дела Божий вождю бесов. Господь и отвечает им не на слова их, а на помыслы, чтобы хоть таким образом они были побуждены к вере в Того, Который созерцал тайники сердца.

Стих 26: И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? - Город и царство, восставшие против самих себя, не могут твердо стоять; по подобно тому, как через взаимное согласие возрастают вещи незначительные, через вражду теряют силу свою самые великие. Итак, если сатана восстает против самого себя и если демон является врагом демонов, то должна уже наступить кончина мира, так что в нем уже не имеют места враждебные силы, вражда которых между собой есть мир для людей. Но если вы, книжники и фарисеи, воображаете, что удаление демонов есть повиновение их князю своему, чтобы посмеяться над невежественным народом через обманчивое притворство, то что можете вы сказать об исцелении тела, которое совершил Господь? Если вы демонам приписываете немощи членов тела и проявления духовных сил, то это [исцеление тела] есть нечто другое.

Стих 27: И если Я силою Веельзевула изгоняю демонов, то сыны ваши какою силою изгоняют их? И потому они сами явятся судьями вашими[417] - Под сынами Он имеет в виду[418] или вообще заклинателей этого народа, или апостолов, происшедших из племени иудеев. Если Он имеет в виду заклинателей, которые изгоняли демонов[419] через призывание имени Божия, то Своим мудрым вопросом Он принуждает их исповедать, что это дело Духа Святого. Если же, - говорит Он, - в сынах ваших изгнание демонов[420] приписывается не демонам[421], а Богу, то почему во Мне то же самое деяние является следствием не Той же самой Причины. Поэтому они сами будут судьями вашими, - не вследствие власти произносить суд над вами, а в силу сравнения: в то время как они приписывают изгнание бесов Богу, вы приписываете то же самое Веельзевулу, князю бесов. Если же это сказано об апостолах, - что мы прежде всего и должны здесь видеть, - то они также будут судьями их, потому что они сядут на двенадцати престолах, чтобы судить двенадцать колен Израиля[422].

Стих 28 - Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов. - Это место, записанное у Луки, читается так: Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов[423]. Это тот перст, который исповедуют и волхвы, творившие чудеса перед Моисеем и Аароном, когда они говорили: Это перст Божий[424]; это тот перст, которым написаны каменные скрижали (доски) на горе Синае[425]. Итак, хотя рука Божия есть Сын, а перст Божий есть Дух Святый, но сущность Отца и Сына и Святого Духа одна, и пусть не соблазняет тебя неравенство членов, когда единство тела научает [вас].

То конечно достигло до вас Царствие Божие. - Этими словами Он обозначает или Самого Себя, о Котором в другом месте написано: Царствие Божие внутри вас есть[426] и: стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете[427]; или же, может быть, то Царство, которое проповедовали Иоанн и Сам Господь: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное[428]. Есть еще Третье Царство Священного Писания, которое отъемлется у иудеев и дается народу, приносящему плоды его[429].

Стих 29: Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его. Или каким образом кто-нибудь может войти в дом сильного и похитить сосуды его, если не свяжет прежде сильного, а потом уже разграбит дом его. - Мы не должны быть беззаботными: что противник наш силен, это доказывают также победные клики [его]. Дом его - это весь мир, лежащий во зле[430], что зависит не от качества (dignitate) Творца, но от великих преступлений врага. Сосудами его некогда были и мы. Сильный [ныне] связан и прикован к преисподней и попран ногой Господней, и по сокрушении престолов жестокого властителя пленение его было пленено.

Стихи 30-31: Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится (spiritus autem, blasphemiae non remittetur) человекам. - Да не подумает кто-либо, что это слово относится к еретикам и раскольникам (хотя, конечно, может быть и так понимаемо); на основании связи речи и дальнейших слов оно должно быть относимо к дьяволу, потому что деяния Спасителя не могут быть сравниваемы с деяниями Веельзевула: он желает держать души людей в плену, а Господь - освобождать их; он проповедует идолов, а Господь - познание единого Бога; он влечет к порокам, а Господь призывает к добродетелям. Посему, каким образом может быть согласие между теми, которые по делам своим разделены, [или: различны]?

Стих 32: Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого не простится ему ни в сем веке, ни в будущем. - Каким же образом некоторые из наших снова принимают в тот же самый чин епископов и пресвитеров после произнесенной ими хулы на Духа Святого, когда Спаситель говорит: всякий грех и хула прощаются человекам, а кто произнесет хулы на Духа Святого, тому не простится ни в сем веке ни в будущем? Достаточно, если мы возьмем только известный пример из Евангелия от Марка[431], который более ясно выразил причины столь великого гнева [Божия], говоря: Ибо они утверждали, что Он имеет духа нечистого[432]. Итак, кто дела Спасителя будет приписывать Веельзевулу, князю бесов, и скажет, что Сын Божий имеет духа нечистого, тому хула его не простится никогда. С другой стороны, это место можно понимать так: если кто-либо скажет слово против Сына Человеческого, соблазнившись плотью Моею и считая Меня только человеком, потому что Я - сын ремесленника, и у Меня есть братья: Иаков, Иосиф и Иуда, и Я - человек, который много ест и пьет вино; то такое мнение и злословие [или: без злословия[433])] вследствие бренности телесной может быть прощено, хотя оно и не свободно от вины, свойственной заблуждению[434]. И тот, кто, ясно видя дела Божий и не имея возможности отвергнуть силы их, злословит их только, побуждаемый завистью, и Христа, Слово Божие, и дела Духа Святого признает за Веельзевуловы, - тот не получит прощения ни в настоящем веке, ни в будущем.

Стих 33: Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду. - Он поражает их умозаключением, которое греки называют ? φυκτον, ? мы можем назвать неизбежным; Он как бы запирает вопрошаемых и с той, и с другой стороны и поражает и тем, и другим положением. Если дьявол есть злое существо, то он не может делать добрых дел. Если же те дела, что вы видите, хороши, то отсюда следует, что не дьявол - Тот, Который их творит. Действительно, ведь не может же быть так, чтобы от зла произошло добро и от добра - зло. А следующие затем слова:

Стих 34: Порождения [потомство] ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. - Он показывает, что они злое дерево и приносят такие обильные плоды злословия, какие имеют в себе семена дьявола.

Стих 35: Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. - Он показывает или на самих иудеев, злословящих Господа, говоря, из какой сокровищницы они выносят хулы, или же здесь с предыдущим вопросом связана та мысль, что как хорошее дерево не может производить дурных плодов, а дурное дерево - плодов хороших, так и Христос не может делать дел злых, а дьявол - добрых.

Стихи 36-37: Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься. - Это из-

речение также связано с вышесказанным. И смысл такой: если слово праздное, которое не служит к назиданию слушающих, не остается без опасности для того, кто говорит, и если в День Суда каждый воздаст за слова свои; то тем более вы, хулящие дела Святого Духа и говорящие, что Я именем Веельзевула изгоняю бесов, дадите отчет в ваших хулениях: праздное слово это есть слово, произносимое не на пользу говорящего и слушающего, когда мы, оставив важное, говорим о пустом и рассказываем древние басни. Но тот, кто занимается шутовством и возбуждает других к хохоту, и произносит что-нибудь постыдное, тот повинен в произнесении уже не праздного, но преступного слова.

Стих 38: Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: Учитель! хотелось бы нам видеть от Тебя знамение. - Таким образом, они просят знамения, как будто те знамения, которые они уже видели, не были знамениями. Но у другого евангелиста то, что они желают видеть, разъясняется более полно: Хотим видеть от Тебя знамение с неба[435]: Может быть, они хотели, чтобы как во время Илии сошел огонь с высоты, а может быть, - как во время Самуила, - они хотели, чтобы в летнее время вопреки естественным особенностям места блистали молнии, гремели раскаты грома и лились потоками дожди; как будто фарисеи не могли похулить и подобные знамения, утверждая, что они происходят от различных неведомых волнений воздуха, потому что ты, - произносящий хулы против того, что видишь очами, держишь руками и признаешь полезным, - чего не скажешь о том, что пришло с неба? Конечно, ты скажешь, что волхвы в Египте также совершили многие знамения с неба[436]

Стих 39: Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный. - Превосходное выражение: прелюбодейный, потому что этот род оставил Мужа и, как говорит Иезекииль, вступил в связь со многими любовниками[437].

Стих 40 [продолжение 39-го и 40-й]: Ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка[438]: ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. - Об этом месте мы более подробно рассуждали в Толкованиях на книгу пророка Ионы, посему и отсылаем прилежного читателя к этому месту; а теперь мы считали достаточным сказать об этом кратко, - именно, что здесь по особому способу речи [который в книгах о красноречии известен под именем синекдоха] целое употребляется вместо части: это не то значит, что Господь пробыл в преисподней целых три дня и три ночи, а только то, что Он пробыл часть пятницы и воскресенья и целый день субботний, что и должно быть понимаемо под тремя днями и столькими же ночами.

Стих 41: Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониноп. - [Осудят] не по власти произносить приговор, но по превосходству в сравнении с ними.

И вот, здесь больше Ионы. - Латинское слово hic понимай в смысле наречия (здесь), а не в значении местоимения. По тексту Семидесяти пророк Иона проповедовал [только] три дня; а Я [проповедую] столь продолжительное время: Иона - перед неверующими ассирийцами, а Я - иудеям, народу Божию; он - чужестранцам, а Я - соотечественникам, он - простой речью, не совершая никаких чудес; а Я, совершающий столь многие чудеса, подвергаюсь ругательствам, как Веельзевул. Итак, здесь, то есть в том, что совершается среди вас, более чем Иона.

Стих 42: Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона. - Царица южная осудит народ иудейский таким же образом, как ниневитяне осудят неверного Израиля. А это есть та царица Саба [Савская], о которой мы читаем в свитке Царств и Паралипоменон[439]; она, несмотря на столь многие трудности, оставив свой народ и царство, пришла в Иудею, чтобы послушать премудрость Соломона, и принесла ему многие подарки. Впрочем, под именем Ниневии и царицы Саба прикровенно предпочитается вера язычников вере народа израильского.

Стих 43: Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит [Стих 44]: Тогда говорит. - Некоторые думают, что это сказано об еретиках, потому что дух нечистый, обитавший прежде в них, - когда они были еще язычниками, - во время исповедания ими веры извергается, а потом, когда они переходят в ересь и притворными добродетелями украсят дом свой, дьявол в соединении с семью другими злыми духами возвращается к ним и обитает в них; и бывает их последнее состояние хуже первого, потому что еретики находятся в гораздо худшем положении, нежели язычники: у последних можно надеяться на возникновение веры, тогда как в первых царит борьба вследствие разногласия. Хотя такое понимание имеет многих сторонников (quemdam plausum = некоторое рукоплескание) и носит на себе черты правильного учения, однако я не знаю, верно ли оно, так как из слов, следующих по окончании этого сравнения, или примера: Так будет и с этим злым родом, - следует, что мы необходимо должны относить это место (parabola) не к еретикам и каким-либо другим людям, а к народу иудейскому, так что связь речи этого места не допускает произвольного насильственного толкования то так, то иначе и извращения по обычаю людей неразумных; эта связь вполне последовательно соответствует или предшествующим словам, или дальнейшим. Нечистый дух вышел из иудеев, когда они приняли закон, и бродил по безводной пустыне, ища себе успокоения, - именно: изгнанный из среды иудеев он скитался по пустыне народов языческих; когда же последние потом уверовали Господу он, не находя себе места у других народов, сказал:

Стих 44 [продолжение]: Возвращусь в дом мой, откуда я вышел. - То есть пойду к иудеям, которых прежде оставил.

Стих 45 [окончание], 46[440]: И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом. - Действительно, храм иудейский был свободен и не имел у себя Христа в качестве [как бы] гостя, ибо Он сказал: Встаньте, пойдем отсюда[441] и в другом месте: Се, оставляется вам дом ваш пуст[442]. А так как они не имели защиты ни от Бога, ни от ангелов и были украшены излишним соблюдением закона и фарисейских преданий, то и возвращается дьявол на свое прежнее местожительство и, присоединив к себе семеричное число демонов, живет в прежнем доме; и бывает последнее состояние этого народа худшим, чем прежде, ибо ныне они находятся во власти большего числа демонов, - произнося в собраниях своих хулы на Иисуса Христа, - чем были в Египте, то есть прежде познания закона. В самом деле, ведь иное дело не иметь веры в Того, Который должен[443] придти, а иное дело не принять уже Пришедшего. А семеричное число духов в соединении с дьяволом понимай или в отношении к субботе, или в отношении к [семеричному] числу Духа Святого; так что, как у пророка Исайи рассказывается, что над ветвью от корня Иесеева и над цветом, который восходит от корня, выступают семь добродетелей Духа[444], так в дьяволе, наоборот, определяется (conse-cratus sit) число пороков.

Стих 46-49: Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал. - Господь был занят делом проповедования, учения народов, служения слову: а матерь и братья Его подходят, стоят у дверей, вне дома, и выражают желание говорить с Ним. Тогда некто изведает Спасителя, что Его матерь и братья стоят возле дома[445], спрашивая о Нем. Мне кажется, что этот, возвещающий Господу, делает это не случайно и не просто; но он замышляет козни против Спасителя, чтобы испытать, не предпочтет ли Он плоть и кровь духовному делу. Поэтому Господь отказался выйти, но не потому, что Он отрицал матерь и братьев, а потому, что давал ответ злокозненному: Он, простирая руку к ученикам, сказал:

Стихи 49 [окончание] и 50: Вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь. - Те - мать Моя, которые ежедневно порождают Меня в душах верующих; те - братья Мои, которые творят дела Отца Моего. Итак, Он не отрицал Матери Своей, как полагали Маркион и Манихей, чтобы думали, будто Он родился от какого-то воображаемого существа. Он только предпочел апостолов Своим единокровным, чтобы и мы в любви своей отдавали сравнительное предпочтение духу перед телом. Вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Некоторые толкователи под братьями Господа разумеют сыновей Иосифа от его второй жены, следуя бредням сокровенных книг (apocryphorum) и размышляя некую женщину Мельху или Ельку. Мы же, как говорится в книге, написанной нами против Гельвидия, под братьями Господа разумеем не сыновей Иосифа, а двоюродных братьев Спасителя, сыновей Марии, тетки Господа по Матери Его; она, говорят, была матерью Иакова Младшего, Иосифа и Иуды, которые, как мы читаем в другом Евангелии[446] названы братьями Господа. А что двоюродные братья по матери называются братьями, это показывает все священное Писание. - Разъясним это место и иначе. Господь говорит ко множеству народа; Он внутри [дома] поучает людей. Матерь Его и братья, то есть синагога и народ идейский, стоят вне и желают войти, но они делаются недостойными Его слова. Хотя они и просили, и искали, и посылали вестника, но получили в ответ, что они свободны и могут войти, если только они сами захотят веровать. Тем не менее они не могли войти иначе, как по просьбе других.

Глава XIII. - Стихи 1-2: В день тот Иисус, вышедши из дома, сел у моря. И собрались к нему многие толпы народа, так что Он вошел в корабль и сел, а вся толпа стояла на берегу[447]. - Народ не мог ни войти в дом Иисуса, ни быть там, где апостолы слышали тайны, посему благий и милосердный Господь выходит из дома и садится при море века сего, чтобы многие толпы народа, которые не удостаивались слышать внутри дома, сходились к Нему и слушали Его на берегу; было так, что Он сидел на маленьком корабле: а вся толпа стояла на берегу. Иисус находится среди волн и подвергается ударам моря то оттуда, то отсюда; но Он в Своем величии не подвергается опасности и повелевает приблизить корабль Свой к берегу. А народ стоит на берегу твердой стопой, чтобы слышать то, что говорится, не подвергаясь опасности и искушениям, которых он не мог вынести.

Стих 3: И поучал их много притчами, говоря. - Толпа не имеет одинаковой способности судить, и каждый отдельный человек имеет отличную от других волю. Поэтому-то и говорит Он им в притчах, чтобы, сообразно различию воли, народ мог получать различное наставление. И при этом необходимо приметить, что Он не все говорил им в притчах, а только много. Ибо если бы Он все говорил в притчах, то народы остались бы без особенной пользы. Вполне ясное Он соединяет с непонятным, чтобы через понятное призывать их к тому, чего они не понимают.

Стих 4: Вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял. - Он был внутри дома, вращался в доме, сообщал апостолам таинства (священнодействия = sacramenta). Итак, чтобы сеять толпам, Сеющий слово Божие вышел из дома Своего. Но этот сеятель, который сеет, обозначается именем Сына Божия и сеющим слово Отца среди народов. Вместе с тем обрати внимание на то, что это есть первая притча, соединенная с толкованием. Поэтому нам нужно воздержаться в толковании там, где Господь сам изъясняет слова Свои и на вопрос учеников отвечает разъяснением внутреннего значения, и искать большего или меньшего значения сравнительно с тем, что ясно показано Им самим.

Стихи 5 [продолжение 4-го] - 8: Иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. - Эту притчу Валентин употребляет для доказательства своей ереси; он вводит учение о трех природах: духовной; естественной, или душевной, и земной, хотя здесь [в притче] указывается четыре: одна - при дороге, другая - каменистая, третья наполнена тернием, а четвертая - плодоносной землей. Мы на немного времени оставляем толкование Господа ученикам, желая услышать то, что говорится в тайне.

Стих 9: Кто имеет уши слышать, да слышит. - Он призывает нас к пониманию сказанного каждый раз, как только нас убеждают этими словами.

Стихи 10-11: И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано. - Должно спросить, каким образом приступают к Нему ученики Его, когда Он сидел на корабле[448]. Впрочем, может быть этими словами дается понять, что они давно уже сошли с Ним с корабля[449], и, стоя там, спрашивали изъяснения притчи.

Стих 12: Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет. - Имеющим дается еще, и у неимеющих отнимается то, что они имеют не по справедливости суда, но потому, что это делается в применении к апостолам, имеющим веру во Христа. А у иудеев, не веровавших в Сына Божия, отнимается даже и то благо, которое они имели по [своей] природе. Действительно, те, которые не имеют главы мудрости, не могут понять что-нибудь, с надлежащей мудростью.

Стихи 13-14: Я потому говорю им в притчах, что они смотря не видят, и слушая не слышат и не понимают, так что исполняется над ними пророческое слово Исайи говорящего "Слухом услышите [то есть ясно услышите] и не будете понимать, и видя увидите [ясно увидите], и не будете видеть[450]. - Это говорится о тех, которые стоят на берегу и отделены от Иисуса, и вследствие шума волн не слышат отчетливо того, что говорится; и исполняется над ними пророческое слово Исайи: Слухом услышите - и не уразумеете, и очами смотреть будете - и не увидите[451]. Это предсказано о тех толпах, которые стоят на берегу и не заслуживают того, чтобы слышать слово Господа. Потому и мы приступим к Иисусу вместе с учениками и испросим разъяснения притчи, чтобы не оказаться имеющими очи и уши напрасно.

Стих 15: Ибо отолстело сердце народа сего и ушами с трудом они слышали[452]. - Он указывает причину, почему, смотря, они не видят и, слушая, не слышат: потому что отолстело [incrassatum = ожирело] сердце народа сего, говорит Он, и ушами своими они с трудом слышали. А чтобы мы как-нибудь не подумали, что отолстение сердца и затруднительность слушания есть следствие природы, а не свободного расположения (voluntatis), Он присоединяет ответственность за свободное действие и говорит:

И глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их. - Итак, те которые, закрыв очи, не хотят видеть истины, слушать проповедь в притчах и загадках.

Стих 16: Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат. - Если бы мы выше не прочитали о слушателях, призываемых к разумению словами Спасителя: Кто имеет уши слышать, да слышит[453], то могли бы подумать, что теперь подублажаемыми очами и ушами должно понимать плотские очи и уши. Но мне кажется, что блаженны те очи и уши, которые могут познавать таинства Христовы и которые Иисус повелел поднимать в высоту, чтобы они видели побелевшие нивы[454], и блаженны те уши, о которых говорит Исайя: Господь Бог открыл Мне ухо[455].

Стихи 17-18: Ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали. Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле. - Кажется, будто бы этому месту противоречит сказанное в другом месте: Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался[456]. Но ведь Он не сказал, что все пророки и праведники желали видеть, что вы видите, а только: многие. Между многими могло быть так, что одни видели, а другие не видели. Впрочем, и в таком смысле толкование представляет опасность, именно в том, что мы как будто делаем некоторое различие в рассуждении о заслугах святых. Таким образом Авраам видел в гадании, но не видел лицом к лицу; а вы в настоящее время имеете Его среди себя, как бы удерживаете Господа вашего и по желанию вопрошаете Его, и вкушаете вместе с Ним пищу.

Стих 19: Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, - Предпосылая эту мысль, Он убеждает нас, чтобы мы с большим прилежанием слушали то, то говорится.

Стихи 20-21[457]: Приходит злодей и похищает то, что посеяно в сердце его: это и есть посеянный при пути. А посеянный на каменистой почве, это есть тот человек, который слышит слово и тотчас принимает его с радостью, но корня в себе он не имеет, а подчиняется обстоятельствам времени. - Злодей похищает доброе семя. Вместе с тем обрати внимание и на то, что оно посеяно в сердце, и что есть различие душевной почвы у верующих.

Когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется. - Обрати внимание на слова: тотчас соблазняется. Отсюда следует, что есть некоторое различие между тем, кого вынуждают отречься от Христа многими мучениями и наказаниями, и, с другой стороны, тем, кто под действием первого преследования тотчас же соблазняется и падает.

Стих 22: А посеянный среди терний это тот, который слушает слово, но заботы мира сего и обольщение богатства подавляют слово, и оно бывает без плода[458]. - Мне кажется, что и буквально сказанное Адаму: Среди терний и колючек будешь вкушать хлеб свой[459] в таинственном смысле обозначает то, что всякий, отдающийся мирским пожеланиям и заботам временным, будет вкушать небесный хлеб и истинное брашно среди терний. Кроме того, Он присовокупил прекрасные (elegamter) слова: Обольщение богатства заглушает слово[460]. В самом деле богатство льстиво: оно обещает одно, а делает другое. Обладание богатствами обманчиво, как они переходят то туда, то сюда, и нетвердым движением или покидают тех, которые их имели, или наполняют тех, у которых их не было. Посему Господь и говорит, что богатые с трудом вступают в Царство Небесное, это потому, что богатства подавляют[461] слово Божие и ослабляют силу добродетелей.

Стих 23: Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать. - Как на земле дурной обнаруживается троякое различие [посеянного]: при пути, на каменистой и тернистой почве, так и на почве доброй различается троякий плод: в сто раз, в шестьдесят раз и в тридцать раз. Но как на первой, так и на второй происходит изменение не сущности [семени], а произволения [почвы]. Семя воспринимается сердцем как у верующих, так и у неверующих. Приходит, говорит Он, злодей и похищает посеянное в сердце его; но, по слову Его, и во втором, и в третьем случае это тот, который слышит слово [Божие]. В толковании о доброй земле также говорится о том, кто слышит слово. Таким образом, мы должны сначала услышать, потом понимать, а после понимания произвести плод в учении и дать плод или стократный, или шестидесятикратный, или тридцатикратный, о которых мы более подробно сказали в книге против Иовиниана, а теперь излагаем кратко, относя стократный[462] плод к девственницам, шестидесятикратный - к вдовицам, а тридцатикратный - к чистому супружеству, ибо брак достоин чести, и ложе не осквернено[463]. Некоторые из наших относят стократный плод к мученикам; но если это так, то священные супружеские союзы исключаются из числа участников в принесении доброго плода.

Стих 24 и далее до 30: Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, ~ чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою. - Эта вторая притча с относящимся к ней толкованием не одновременно предложена, а разъяснена после вставки других притчей; ибо притча предлагается народу здесь, а потом, по возвращении домой, когда толпы народа были отпущены, приступили к Нему ученики Его с прошением: Изъясни нам притчу о плевелах на поле[464]. Итак, мы не должны, увлекаясь собственным желанием, искать разъяснения притчи, прежде чем она не будет изъяснена от Господа.

Стих 31: Иную притчу сказал Он им: - Господь сидел на корабле[465], а толпа стояла на берегу: она была вдали, а ученики слушали, стоя ближе. Он предложил им и другую притчу подобно богатому домохозяину, который подкрепляет приглашенных гостей различными яствами, чтобы каждый соответственно свойствам своего чрева получил соответственное питание. Поэтому и о предыдущей притче [евангелист] сказал не: другую, а: иную, ибо если бы он обозначил ее словом, другую, то мы не могли бы ожидать третьей; но он сказал иную, чтобы последовали затем еще многие другие.

Стих 32 [окончание 31-го и 32-й]: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его. - Да не будет тягостно читателю то, что мы предлагаем притчи в целом виде; потому что то, что таинственно, должно быть изъяснено гораздо полнее, чтобы чрезмерной краткостью не вводить большее значение сравнительно с тем, что изъясняется. Царство Небесное это есть проповедование Евангелия и уразумение Писания, ведущее к жизни, а также и то, о чем говорится иудеям: Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его[466]. Итак, этого именно рода царство подобно зерну горчицы, которое человек взял и посеял на поле своем. Под человеком, который сеет на поле своем, весьма многими понимается Спаситель, потому что Он сеет в душах верующих. Другие понимают[467] самого человека, сеющего на поле своем, то есть в себе самом и в сердце своем. Кто есть тот, который сеет, как не наши дух и чувство, которые, принимая семя проповеди и согревая[468] посеянное влагой веры, дают ему силу пустить росток на поле груди своей. Учение евангельское есть самое краткое (minima) из всех учений. На первый взгляд оно даже как будто не имеет возможности внушить доверие к своей истинности, проповедуя, что Бог есть человек, что Бог умер, и проповедуя о соблазне [для всех] - кресте. Сравни учение этого рода с учениями (dogmatibus) философов, с книгами их, с блестящим красноречием, с изысканностью слога их речей, и ты увидишь, насколько меньше прочих семян посевы Евангелия. Но когда те учения возрастут, то не обнаруживают в себе ничего затрагивающего, пылкого, жизненного; в них вскипает только вялое, изможденное, слабое и быстро производит злак, траву, которая быстро же и засыхает, и пропадает. А эта проповедь [то есть проповедь Евангелия], кажущаяся вначале незначительной, когда она посеяна, - в душе ли верующего, или во всем мире, - не превращается в злак, а вырастает в целое дерево, так что птицы небесные, - под которыми мы должны подразумевать или души верующих, или силы, непрестанно занятые служением Богу, - приходят и живут в ветвях его. Под ветвями евангельского дерева, вырастающего из зерна горчицы, мне кажется, нужно понимать различие догматов, на которых успокаивается каждая из вышеуказанных птиц. Возьмем и мы крылья голубя[469] чтобы, возносясь в высоту, мы могли жить на ветвях этого дерева и устраивать себе гнездышки из учений, и, убегая земного, спешить к небесному. Читая о зерне горчичном, меньшем (из) всех зерен, и о том, что ученики говорят в Евангелии: Господи, умножь в нас веру[470], а также и ответ Спасителя им: Господь сказал: если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: исторгнись и пересадись в море, то она послушалась бы вас[471], многие думают, что или апостолы просили малой веры, или Господь был в сомнении относительно их малой веры, хотя, как известно, апостол Павел веру, сравненную с зерном горчицы, считал величайшей. В самом деле, что говорит он? Если я буду иметь всю веру, так что мог бы и горы переставлять, а любви не имею, то это для меня нисколько не полезно[472]. Таким образом, то, что по слову Господа совершается верой, подобно горчичному зерну, по учению апостола, может осуществиться только верой во всем ее объеме.

Стих 33: Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все. - Чрево людей различно: одни находят удовольствие в горькой, другие - в сладкой, третьи - в острой, четвертые - в легкой пище. Поэтому Господь, как мы выше сказали, предлагает различные притчи, так что соответственно различию болезней, поражающих тело, бывают различные и средства к излечению. Названная в притче женщина, взявшая закваску и положившая ее в три меры муки, пока не вскисло все, есть, по моему мнению, или проповедь апостольская, или Церковь, собранная из различных народов. Она взяла закваску, то есть знание и разумение Писаний и скрыла ее в трех мерах муки, чтобы дух, душа и тело, соединенные воедино, не предавались разногласиям[473] между собой, но, соединившись вместе с двумя или тремя, получили от Отца то, чего просили[474]. Это место объясняется и иначе. У Платона мы читаем, а также есть всем известное учение философов, что в душе человеческой есть три сильные движения (passiones): τ? λογικ?ν, κоторое мы можем перевести словом разумное (rationabile); τ? θυμικ?ν, χто мы называем полное гнева, или гневливое (irascibile); τ? ?πιθυμικ?ν, χто известно у нас под словом[475] похотливое; и этот философ думает, что разумное пребывает в нашем мозгу, гнев - в желчи, а пожелания - в печени. Таким образом, если и мы примем евангельскую закваску из Священного Писания, о которой сказано выше, то три движения души человеческой сведутся к одному, так что в разуме мы приобретем благоразумие, в гневе - ненависть к порокам, а в пожелании - стремление к добродетелям. И все это будет через евангельское учение, которое подает нам Церковь. Я скажу еще и о третьем понимании некоторыми этого места, чтобы любопытный читатель из многих толкований избрал то, что ему понравится. Под названной выше женщиной и они понимают Церковь, которая к трем мерам муки веры человека примешала верование в Отца, Сына и Святого Духа. И когда смешение обратилось в одну общую закваску, то эта закваска привела нас не к троякому Богу, а к познанию о едином Божестве. Потому что три меры муки, - так как в каждой из них не различная, а одинаковая природа, - привлекают мысль к единству сущности. Правда, благочестивый смысл может содействовать силе утверждения учений, но не следует останавливаться на притчах и загадках, допускающих возможность сомнительного понимания. Под satum (мера) разумеется известная мера, в области Палестины равняющаяся полутора четверикам. Об этой притче говорится и многое другое, но изложить все относительно всех подробностей не составляет предмета наших настоящих толкований.

Стих 34: Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им. - В притчах говорится не ученикам, а народу; и до настоящего времени толпы народа слушают учение в притчах; а ученики спрашивают Спасителя дома.

Стих 35: Так что исполнилось сказанное чрез пророка, который говорит: Открою в притчах уста мои и изложу скрытое от основания мира[476]. - В некоторых сборниках (codicibus) Священных книг я прочитал, - и прилежный читатель, может быть, откроет в них то же самое, - что в том месте, где мы перевели, и где в общеупотребительном издании (Vulgata editio) находятся слова: Так что исполнялось сказанное через пророка, говорящего, написано: чрез Исайю пророка, говорящего[477]. Так как этого места мы не находим у Исайи совершенно, то я думаю, что это прибавление было впоследствии сделано благоразумными мужами. Только мне кажется, что первоначально там было написано так: Что написано Асафом пророком, говорящим, потому что, ведь, Семьдесят седьмой псалом, из которого взято это свидетельство, надписывается именем пророка Асафа. А первый переписчик понял не Асафа и, думая, что это погрешность переписчика, измыслил имя пророка Исайи, которое гораздо более известно. Должно, таким образом, знать, что в псалмах, хвалебных и возвышенных песнопениях, не только Давид, но и прочие составители, имена которых надписаны, должны быть называемы пророками, - и именно: Асаф, Идит, Эман[478], Израит, Эоан и сыны Корея и прочие, о которых упоминает Писание. А слова от лица Господа: Открою в притчах уста Мои и изложу скрытое от основания мира при более внимательном рассмотрении должны показать, что в них описывается исход Израиля из Египта и повествуется о всех знамениях, которые содержатся в повествовании Книги Исход. Из этого мы должны уразуметь, что все описанное там должно быть рассматриваемо как притча: оно не должно быть понимаемо только как вполне ясное изложение в буквальном смысле, но и как сокровенные тайны. Действительно, этими словами Спаситель обещал, что Он откроет уста Свои в притчах и изложит сокровенное от создания мира.

Стих 36: Тогда отпустив толпы народа, Он вошел в дом и приступили к Нему ученики Его говоря: Изъясни нам притчу полевой сорной травы[479]. Иисус отпустил толпы народа и возвратился в дом, чтобы ученики Его могли приступить к Нему и тайно разузнать о том, чего слышать народ не заслуживал и не мог.

Стихи 37-42: Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы - сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов. - Он ясно изложил, что поле есть мир, сеятель - Сын Человеческий, доброе семя - сыны царства[480], сорная трава - сыны нечестивейшие (pessimi); сеятель сорной травы - дьявол; жатва - кончина мира; жнецы - ангелы. Все соблазны относятся к сорной траве, праведники признаются сынами Царствия. Таким образом, как я уже сказал выше, мы должны оказывать полную веру (accommodare fidem) тому, что изъяснено от Господа. А то, о чем Он умолчал, предоставляя нашему разумению, мы должны изложить кратко. Под людьми спящими понимай[481 ]учителей Церквей; под рабами отца дома (patrisfamilias) нужно понимать не иного кого, как только ангелов, которые непрестанно (quotidie - ежедневно) видят лицо Отца[482]. А дьявол называется врагом людей[483], ибо он перестал быть Богом, и в Девятом Псалме пишется о нем: Восстань, Господи, чтобы не укрепился человек[484]. Потому пусть бодрствует предстоятель Церкви, чтобы через его нерадение враг-человек не посеял сорной травы, то есть еретических учений. А слова: Чтобы, собирая сорную траву, вы как-нибудь не повырвали вместе с нею и пшеницу, дают грешнику время на раскаяние и убеждают нас не отсекать брата поспешно, чтобы развращенный ныне вредным учением завтра мог опомниться и начать защиту истины. Но дальнейшие слова: Оставьте то и другое расти [вместе] до жатвы как будто противоречат следующей заповеди: Удалите зло от среды вашей[485]; и затем повелению: никоим образом не вступать в общение с теми, которые называются братьями, но в действительности являются блудниками и прелюбодеями. Ибо, если запрещается искоренение и если снисхождение должно быть оказываемо до времени жатвы, то каким образом возможно извергать находящихся в среде нашей? Между пшеницей и той сорной травой, которую мы называем куколем[486], пока она еще имеет вид травы и не дала колоса, есть большое сходство, и для различения их одной от другой или совсем нет признаков, или есть весьма трудно замечаемые признаки. Итак, Господь предупреждает, чтобы мы не спешили произносить приговор, когда дело возбуждает сомнение, а предоставляли окончательный суд Господу, чтобы, когда наступит день суда, Он мог извергнуть из общества святых не подозреваемого только в преступлении, а очевидного виновника в нем. А слова Его, что снопы сорной травы предаются огню, пшеница же собирается в житницу, ясно показывают, что еретики и лицемерные в вере должны быть сожжены огнем геены; святые же, называемые пшеницей, принимаются в житницы, то есть в небесные жилища.

Стих 43: Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их [или: своего]. - В настоящей жизни свет святых сияет перед лицом людей, а после кончины мира праведники просияют, как солнце, в Царстве Отца своего.

Стих 44: Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то. - В затруднении от часто встречающихся неясностей в притчах мы выступаем с краткими толкованиями, так что собственно кажется, будто мы от одного способа толкования переходим к другому. Названное здесь сокровище, в котором скрыты все сокровища мудрости и знания, есть или Бог-Слово, скрытый в плоти Христа[487], или же сокровищница Св. Писания, в которой заключается познание о Христе-Спасителе; и если кто найдет Его в ней, тот должен презреть все выгоды этого мира, чтобы иметь возможность возобладать Тем, Которого открыл. А следующее затем: Нашедши которое человек скрывает[488] говорится не в том значении, что человек делает это по зависти, а в том, что он по страху желающего сохранить и боящегося потерять скрывает в своем сердце Того, Которого предпочел своим прежним богатствам.

Стихи 45-46: Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее. - Здесь другими словами говорится то же, что и выше [сказано]. Хорошие жемчужины, которых ищет поверенный торговца, это - закон и пророки. Слушай, Маркион! Слушай, Манихей! Хорошие жемчужины суть закон и пророки, и познание Ветхого Завета (v. instrument!). Но самая драгоценная жемчужина одна: это познание о Спасителе, священнодействие Его страдания и тайна Его воскресения. Когда ее найдет купец, - человек подобный апостолу Павлу, - то начинает презирать все тайны ветхозаветного закона и пророков и прежние предосторожности и предписания, в которых жил невинно, как будто какую нечистоту и отбросы, чтобы приобрести Христа[489]. Но это не значит, что приобретение новой жемчужины служит к умалению достоинства прежних жемчужин, а то, что по сравнению с ней всякая иная жемчужина гораздо менее ценна.

Стихи 47-50: Еще царство небесное подобно сети, опущенной в море и поймавшей рыбы всякого рода. Когда же она наполнилась, то ее вытащили и сидя у берега, хорошую рыбу собрали в сосуды, а дурную выбросили вон. Так будет и при кончине мира: выйдут ангелы и отделят злых от среды праведников, и бросят их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов[490]. - По исполнении пророчества Иеремии, который говорит: Вот, Я пошлю множество рыболовов[491], то есть после того, как Петр, Андрей и сыны Зеведея - Иаков и Иоанн услышали: Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков[492], они соткали себе сеть[493] из евангельских учений Ветхого и Нового Завета и бросили ее в море этого мира, она и доныне простирается в глубине вод, схватывая в соляных и горьких пучинах все, что ни попадет в нее, то есть и добрых, и злых людей, или лучших и худших рыб. Когда же настанет кончина мира, - как Он сам сказал немного ниже, - тогда сеть будет вытащена на берег, тогда и будет показан истинный суд [или: признак] для отделения одних рыб от других, и, как бы в некоем безопаснейшем пристанище от бурь, добрые будут положены в сосуды небесного жилища, а злых охватит огонь геенны, чтобы высушить и сжечь их.

Стих 51: Поняли ли вы все это? Они говорят Ему: так, Господи! [Стих 52, начало]: Он же сказал им. - Собственно к апостолам обращено это слово; им говорится: Поняли ли вы все это? Господь не хочет, чтобы они, как весь вообще народ, только слушали, но чтобы они и понимали как должные[494] быть наставниками.

Стих 52 [окончание]: Поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое. - Апостолы были наставлены: они - книжники и свидетели Спасителя, которые на плотских скрижалях сердца начертали слова и заповеди Его; они наставлены в священнодействиях (sacramenta) Царства Небесного и имеют многие богатства Домовладыки, и выносят из сокровищницы учения своего новое и старое, чтобы проповедуемое из Евангелия подтверждать свидетельствами из книг закона и пророков. Поэтому невеста и говорит в книге Песнь Песней: Брат мой возлюбленный, новое и старое я сохранила тебе[495].

Стихи 53-54: И было, что, когда окончил Иисус притчи сии, Он перешел оттуда; и, направляясь в отечество [или: землю], Он учил их в синагогах их, так что они удивлялись и говорили[496]. - После притчей, которые Он говорил народу, и которые понимали только одни апостолы, Он переходит в отечество Свое, чтобы там учить более ясно и открыто.

Откуда у Него такая премудрость и силы? - Удивительно неразумие назаренян; они изумляются, откуда Премудрость имеет премудрость и где Сила получила силы [чудес]. Впрочем, их заблуждение легко понять[497]: они видят в Нем сына плотника.

Стихи 55-56: Разве это не сын плотника? Разве матерь его не называется Мариею, а братья Его не Иаков ли, Иосиф, Симон, и Иуда? И сестры Его не все ли пред нами? Итак, откуда все это? [Стих 57]: И они соблазнялись относительно Его[498]. - Заблуждение иудеев является спасением нашим и осуждением[499] для еретиков: они настолько видят в Иисусе Христе человека, что считают Его сыном плотника: Разве это не сын плотника? Удивительно ли то, что они заблуждаются относительно братьев, когда они заблуждаются относительно отца? Это место с большей полнотой объяснено в выше названной книге против Гельвидия.

Стих 57 [окончание]: Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем. - Почти естественно то, что граждане всегда завидуют согражданам, потому что они обращают внимание не на настоящие дела человека; они вспоминают о его слабом детстве, как будто сами-то они дошли до зрелого возраста не через те же самые степени.

Стих 58: И Он не совершил там многих чудес[500] [буквально: не обнаружил многой силы - поп fecit ibi virtutes multas] вследствие неверия их. - Это значит не то, что Он не мог обнаружить множества[501] сил вследствие их неверия, а значит то, что Он, не совершая многих знамений и чудес, осудил [своих] неверующих соотечественников. Это место можно понимать и иначе, - именно: что Иисус встречает презрение в доме и отечестве Своем, т. е. у народа иудейского. Потому Он и совершил там немногие чудеса, - чтобы они не были совершенно безответными. Гораздо большее число знамений совершал Он ежедневно через апостолов у народов языческих, и не столько в исцелении телесном, сколько в спасении душевном.

Глава XIV. - Стихи 1-2: В то время Ирод четвертовла-стник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им. - Один[502] из принадлежащих Церкви толкователей спрашивает, почему Ирод подозревал так, что думал, будто это Иоанн воскрес из мертвых и что потому чудесные силы и обнаруживаются в Нем. Но разве мы должны давать отчет о чужом заблуждении? и может ли из этих слов вытекать основание Для представления о переселении душ (μετεμφ?χωσις), κогда несомненно, что во время усекновения Иоанна Господь имел тридцать лет жизни; а учение о переселении душ говорит, что души водворяются в различные тела спустя очень многие годы.

Стихи 3-4: Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего; потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее [в качестве жены]. - Древняя история повествует, что Филипп, - сын Ирода Старшего (во время которого Господь бежал в Египет), был братом Ирода, при котором пострадал Христос, - взял себе в жены дочь царя Арефы Иродиаду. А немного спустя вследствие возникновения некоторых подозрений против зятя, тесть похитил дочь свою и к прискорбию первого мужа устроил брачный союз с врагом его, Иродом. А кто этот Филипп, об этом более подробно говорит евангелист Лука: В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод был четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, четвертовластником в Итурее и Трахонитской области[503]. Итак, Иоанн Креститель, пришедший в духе и силе Илии, с такой же властью, с какой этот обличал Ахава и Иезавель[504], изобличал Ирода и Иродиаду, вступивших в незаконный брак, в том, что не должно при жизни родного брата брать в жены его жену: он предпочитал подвергнуться опасности от царя, чтобы через лесть не показаться забывающим заповеди Божии.

Стих 5: И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. - Ирод опасался возмущения народа из-за Иоанна, потому что узнал, что многие толпы были крещены им. Но он был побужден любовью жены; из-за пылкой страсти к ней он пренебрег даже заповеди Божии[505].

Стих 6: Во время же празднования дня рождения Ирода, дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду. - Мы не знаем, чтобы кто-либо другой праздновал день рождения своего, кроме Ирода и фараона, так что одинаковые по своему нечестию одинаково совершают празднества.

Стих 7: Посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. [Стих 8:] Она же, по наущению матери своей. - Я не извиняю Ирода за то, что он с сожалением и неохотно вследствие данной клятвы совершил человекоубийство, потому что он, может быть, и поклялся с тем, чтобы приготовить средства к должному[506] совершиться убийству. С другой стороны: если он утверждает, что совершил это вследствие клятвы, то [спрашивается:] намеревался ли он сделать так, или нет, в том случае, если бы она потребовала от него смерти отца или матери? Если он станет отрицать это, то должен будет с презрением отнестись и к убийству пророка.

Стих 8 [окончание][507]: Сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. - Из боязни, чтобы Ирод не раскаялся когда-либо и не сделался другом брата своего Филиппа и чтобы незаконный брак ее не был расторгнут, Иродиада убеждает дочь свою, чтобы она тотчас же, во время пира, попросила голову Иоанна: достойная кровавая награда достойному делу пляски!

И опечалился царь. - Священному Писанию свойственно, чтобы повествователь так изображал мысль многих, какой она в свое время казалась всем. И как Иосифа даже сама Мария называет отцом Иисуса[508], так и в настоящем случае Ирод представляется опечалившимся, потому что так думали совозлежавшие с ним. В действительности, лицемер и виновник убийства человека предпочитал выказать на лице своем печаль, хотя в душе радовался.

Стихи 9-10: Но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей. И послал отсечь Иоанну голову в темнице. - Преступление он оправдывает данной клятвой, так что совершает нечестивое дело под видом благочестия. А прибавление: Ради возлежащих с ним обозначает то, что он хотел, чтобы все присутствовавшие были соучастниками его преступления и чтобы кровавое блюдо было принесено на роскошный и нечистый пир.

Стих 11: И принесли голову его на блюде, и дали девице, а она отнесла матери своей. - В римских повествованиях мы читаем, что вождь римский Фламиний, - во время пира уступивший любовнице своей, - участвовавшей в пире и говорившей, что она никогда не видала обезглавленного человека, - и согласившийся на то, чтобы один уголовный преступник был казнен во время пира, - был удален цензорами из курии за то, что он смешал яства с кровью и на забаву другого представил смерть человека, - хотя и опасного для других, - так что вместе с тем допустил смешение похоти и человекоубийства. Насколько же преступнее Ирод, Иродиада и девица, которая плясала и в награду потребовала голову пророка, чтобы иметь в своем распоряжении язык, обличавший недозволенный брак. Так было дело согласно буквальному значению повествования. А мы даже доныне в главе Иоанна пророка видим умерщвленного иудеями Христа, Который есть Глава пророков.

Стих 12: Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его. - Иосиф [Флавий] сообщает, что Иоанн был обезглавлен в некотором городе Аравии. А следующие затем слова: И ученики его, прибыв, унесли тело Его, можно относить и к ученикам Иоанна, и к ученикам Спасителя.

Стих 13 [окончание 12-го и начало 13-го]: И пошли, возвестили Иисусу. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один. - Они возвещают о совершившемся убийстве Иоанна; Иисус же, услышав о нем, удалился в пустынное место. Не из страха смерти, как полагают некоторые, а щадя своих врагов, чтобы они не присоединили к человекоубийству нового человекоубийства. А может быть, Он отлагал свою смерть до дня Пасхи, когда таинственно должен был приноситься в жертву агнец и когда притолки дверей домов верующих должны были окропиться кровью[509]. Может также быть и потому удалился Он, что хотел показать нам пример, как мы должны избегать неразумной поспешности тех, которые предают себя гонителям, потому что не все выказывают ту же самую непреклонность во время мучений, какую обнаруживают, предавая себя на страдания. По этой именно причине Он повелевает нам в другом месте: Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой[510]. При том Евангелист употребляет искусное (eleganter) выражение: он не говорит: бежал, но: удалился, так что Он скорее удалялся от преследователей, чем боялся их. Иначе. После того, как пророк был обезглавлен иудеями и царем иудеев и пророчество потеряло у них свой язык и свой голос, Иисус удалился в пустынное место Церкви, которая прежде не имела мужа.

А народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком. - Услышав о смерти Иоанна, Он мог удалиться в уединенное место и по другой причине, - именно: чтобы подтвердить веру уверовавших. Наконец, толпы народа последовали за Ним пешими, не на вьючных животных, не на повозках разного рода, а на своих ногах, чтобы показать пылкость своей души. Если мы захотим открывать значение отдельных выражений, то должны будем выступить за пределы предположенного нами краткого труда. Тем не менее, необходимо сказать мимоходом, что после того, как Господь удалился в пустыню, за Ним последовали весьма многочисленные толпы народа; ибо прежде Своего удаления в пустыню язычества, Он был в почтении только у одного народа.

Стих 14: И, выйдя, Иисус увидел множество людей; и сжалился над ними и исцелил больных их. - В евангельских речах с буквой всегда соединен дух, и то, что на первый взгляд кажется холодным, если прикоснешься к нему, оказывается пылающим. Господь был в пустыне; за Ним последовали толпы, оставляя города свои, т. е. прежнее поведение и разнообразие учений (dogmatum). Иисус же, выйдя, показывает, что толпы, хотя имели желание пойти, но не имели силы дойти до конца; посему Спаситель и выходит из места Своего и идет навстречу, подобно тому как, - согласно изображенному в другой притче, - Он выбегает навстречу приносящему покаяние сыну[511]. И увидев толпы людей, Он умилосердился над ними и исцелил недужных между ними, чтобы за полной верой непосредственно следовала и награда.

Стих 15: Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное, и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. - Все полно таинственностью (mysteriis). Он удалился из Иудеи, пришел в пустынное место; за Ним последовали толпы народа, оставив города свои. Иисус вышел к ним, умилосердился над ними, исцелил недужных между ними: и сделал Он это не утром, не при наступлении дня, не в полдень, но вечером, когда почило Солнце правды.

Стих 16: Но Иисус сказал им: не нужно им идти. - Они не имеют нужды искать различной пищи и покупать себе неизвестный хлеб, так как они имеют у себя хлеб небесный.

Вы дайте им есть. - Он призывает апостолов к преломлению хлеба, чтобы величие чуда было более явственно, так как они были свидетелями того, что сам Он [хлеба] не имеет.

Стих 17: Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. - У другого евангелиста мы читаем: Здесь есть у одного мальчика пять хлебов[512]. Под ним, по моему мнению, разумеется Моисей. А под двумя рыбами мы понимаем или оба Завета, или число два, относящиеся к закону (или: закону и пророкам). Итак, апостолы прежде страдания Спасителя и блистания молниеносного Евангелия, имели только пять хлебов и две рыбки, которые вращались в соленых водах и волнах моря.

Стих 18: Он сказал: принесите их Мне сюда. - Слушай Маркион, слушай Манихей! Господь повелевает принести Себе пять хлебов и две рыбки, чтобы освятить их и умножить.

Стих 19: И велел народу возлечь на траву. - В буквальном значении смысл этого вполне ясен; раскроем духовное понимание. Они получили повеление расположиться на траве, или, - по сказанию другого евангелиста, - на земле, по пятидесяти и по сто[513], чтобы, поправ плоть свою и блеск ее, и похоти мира сего, и подобно сухому сену поработив их себе, они через покаяние пятидесятницы (quinquagenarii numeri) могли возвыситься к совершенной вершине стократного числа (т. е. принесли стократный плод).

И, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам. - Он воззрел на небо, чтобы научить, что очи должны быть обращаемы туда. Он взял пять хлебов и две рыбы в руки свои и преломил их, и давал ученикам. В преломлении Господа произошло умножение (seminarium - рассадник) хлеба. Если бы хлебы не были разломлены, не были разделены на куски и на многочисленные крохи, то они не могли бы напитать столь великое множество: толпу людей с детьми и женщинами. Таким образом преломляется закон вместе с пророками, разделяется на куски, и в среду их вносятся тайны (mysteria), так что остающийся целым, и в своем прежнем состоянии не могший напитать людей, он по разделении на части напитывает множество язычников (gentium-народов.)

Стих 20 [окончание 19-го и 20-й): А ученики - народу. И ели все, и насытились. - Множество народа получает питание от Господа, - через апостолов.

И набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных.

- Каждый из апостолов от остававшегося от Спасителя[514] наполняет корзину свою, или для того, чтобы после этого иметь то, из чего можно было бы подавать народам яства, или для того, чтобы после этого остатками явственно показать, что умноженные хлебы были действительными (veros) хлебами. Исследуй вместе с тем и то, каким образом в столь обширной пустыне и в уединенном месте нашлось только пять хлебов и две рыбы и столь легко нашлось двенадцать корзин.

Стих 21: А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей. - Соответственно числу [вкушаемых] пяти хлебов и количество вкушавших людей было пять тысяч. Действительно, число их еще не достигло до седмеричного числа [хлебов], - как сообщается в другом месте повествования, - вкушавших которое было четыре тысячи[515], сближаемые [таинственно] с четырьмя Евангелистами. А вкушало пять тысяч таких мужей, которые возросли в мужа совершенного и следовали за Тем, о Котором говорит Захария: Вот Муж, - Восток имя Его[516]. А женщины и дети, или пол слабый и возраст младший, не достойны исчисления. Поэтому же и в Книге Чисел, - когда бы ни описывались священники и левиты, войско или множество сражающихся, - без указания числа остаются рабы, женщины, малолетние и незнатный народ.

Стих 22: И тотчас Иисус побудил учеников Своих взойти на корабль и отправиться прежде Его чрез залив, пока Он отпустит народ[517]. - Ученикам Он приказал переплыть залив и побудил их сесть на корабль[518]; этими словами показывается, что они неохотно оставили Господа, так как они не желали из любви к Наставнику отделиться от Него даже на одно мгновение.

Стих 23: И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. - Если бы с Ним были ученики Петр и Иаков, и Иоанн, видевшие славу преображения [Его], то и они, может быть, взошли бы с Ним на гору. Но толпа может последовать на[519] высоту только тогда, когда Он учит ее на берегу вблизи моря, или когда питает в пустыне. А то, что Он один ушел молиться, ты не относи к Тому, Который [по Божеству] пятью хлебами насытил пять тысяч человек, исключая женщин и детей, а к Тому, Который [как человек], услышав о смерти Иоанна, удалился в пустыню; но это не то значит, что мы разделяем лицо Господа, а то, что дела Его разделены между Богом и человеком.

Стих 24: А корабль среди моря был подбрасываем волнами, потому что дул неблагоприятный ветер[520]. - Вполне основательно апостолы как бы с неохотой и раздумьем оставили Господа, чтобы не претерпеть кораблекрушения в Его отсутствие. Действительно, пока Господь проводил время в молитве на вершине горы, поднялся неблагоприятный ветер, взволновал море, и апостолы устрашились, а грозный призрак кораблекрушения представлялся им до тех пор, пока не явился Иисус.

Стих 25: В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. - Расстановка солдат и военные караулы разделяются тремя промежутками часов. Таким образом, когда он говорит, что Господь явился им тогда, когда наступила четвертая ночная стража, то показывает, что они находились в страхе в течение всей ночи и что помощь будет подана им в самую последнюю часть ночи и в конце мира.

Стих 26: Но, видя Его идущим по поверхности воды, они были в смущении, говоря, - что это призрак[521]. - Если, - по мнению Маркиона и Манихея, - Господь наш не родился от Девы, а был видим только как призрак, то каким образом апостолы в настоящую минуту выражают страх, не явился ли им призрак.

И от страха вскричали. - Крик вследствие смущения[522] и неуверенный голос являются доказательствами сильного страха.

Стих 27: И Иисус тотчас же сказал им так: Будьте уверены, это - Я, не бойтесь[523]. - Первоначально Он устраняет то, что было причиной [страха] и находящимся в страхе повелевает, говоря: Будьте уверены, не бойтесь[524]. А из следующих слов: Это - Я [или: Я есмь], - хотя в них и не прибавляется указания на то, кто Он, - они по известному им уже голосу Его могли понять, кто это Тот, Который говорит во мраке ночи; с другой стороны, они могли подумать, что это есть Тот, Который, - как им было известно, - сказал Моисею: Так скажи сынам Израиле-вым: Сущий [qui est = Который есть] послал меня к вам[525].

Стихи 28-29: Петр же сказал Ему: Господи, если это - Ты, то повели мне придти к Тебе по водам. И Он сказал: Иди[526] - Во всех местах Петр оказывается имеющим пламеннейшую веру. На вопрос, предложенный ученикам, за кого люди считают Иисуса, он исповедует в Нем Сына Божия. Он препятствует Его желанию идти на вольное страдание и, хотя он заблуждается умом, однако не ошибается в движении чувства любви, ибо не хочет смерти Того, Которого немного раньше исповедал Сыном Божиим. Среди первых он первым вступает на гору вместе со Спасителем, и во время страданий только он один следует [за Ним], а грех отречения, в который он впал вследствие внезапного страха, он тотчас омыл горькими слезами. После страдания, когда они были на озере Геннисаретском и ловили рыбу, а Господь стоял на берегу, он [Петр] в то время, как другие подплывали понемногу, не выдерживает медленности их движения, но тотчас же бросается в воду, набросив верхнюю одежду. С тем же самым пылом веры, как и всегда, он теперь, - когда другие молчат, - считает возможным совершить по воле Учителя то, что Тот мог совершить только по свойству своей природы. Повели мне придти к Тебе по водам. Ты повели, и волны пусть сгустятся там, а тело, само по себе тяжелое, пусть станет легким.

И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу. - Те, которые думают, что тело Господа не было настоящим телом, потому что по легким волнам оно двигалось легко и подобно воздуху, пусть ответят, каким же образом Петр ходил [по воде], ибо таковые не станут, конечно, отрицать того, что он был реальным[527] человеком.

Стих 30: Но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. - Вера пламенела в душе его, но тленность тела увлекала его в глубину. Поэтому он на краткое время подвергается искушению, чтобы вера его умножилась и чтобы ему сделалось понятным, что он спасен могуществом Господа, а не легко исполнимым желанием своим.

Стихи 31-32: Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. - Если апостолу Петру, - о вере которого и пламенном духе мы сказали выше, и который с уверенностью просил Спасителя словами: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде, - говорится: Маловерный!

зачем ты усомнился? так как он на малое время обнаружил страх; то что должно сказать нам, не имеющим даже и малейшей частицы этой малой (modicae - умеренной) веры?

Стих 33: Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. - Когда по одному знаку [Господа] наступила тишина, иногда наступающая после страшной бури и случайно, - корабельщики и гребцы исповедали, что Он есть поистине Сын Божий, и тем не менее Арий проповедует в Церкви, что Он есть сотворенное существо.

Стих 34: И, переправившись, прибыли в землю Геннисарет-скую. - Если мы будем знать, что на языке нашем значит слово Геннисарет, то мы поймем, каким образом Иисус под образом апостолов и лодки[528] приводит к берегу Церковь, освобожденную от кораблекрушения гонений, и дает возможность успокоиться ей в самом тихом пристанище.

Стих 35: Жители того места, узнав Его, послали [известить] во всю окрестность ту. - Они узнали Его по слуху, а не по внешнему виду; или, может быть, они узнали Его по величию знамений, которые Он совершил между людьми, а по внешнему виду Он для весьма многих был даже совсем неизвестен. И посмотри, сколь велика вера жителей земли Геннисаретской: ведь они не довольствуются исцелением только бывших налицо, но посылают и по другим окрестным городам, откуда все стекаются к Врачу.

Стих 36 [окончание 35-го и 36]: И принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись. - Те, которые имеют немощь, пусть не касаются всего тела Иисуса и всей одежды Его, а только края[529] одежды Его; те, которые коснутся ее, будут здоровы. Под краем одежды понимай или самую малую заповедь, преступивший которую меньшим назовется в Царствии Небесном[530], или же успение тела, вследствие которого мы приходим к Слову Божию и после того наслаждаемся Его величием.

Глава XV. - Стих 1 [и начало 2-го]: Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят: Зачем ученики Твои преступают [или: обходят} предание старцев? - Удивительно неразумие книжников и фарисеев: они обличают Сына Божия в том, что Он не соблюдает человеческих преданий и предписаний.

Стихи 1-2 (окончание 2-го): Ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб. - Конечно, руки, т. е. дела, должны быть умываемы, но не дела тела, а души, чтобы в них пребывало Слово Божие.

Стих 3: Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете [или: обходите] заповедь Божию ради предания вашего? - Ложное обвинение Он опровергает вполне истинным возражением. Если, говорит, вы небрежете о заповедях Божиих ради предания человеческого, то почему считаете необходимым обличать Моих учеников за то, что они мало ценят приказания старцев ради сохранения того, что установлено от Бога?

Стихи 4-10: Ибо Бог заповедал: "почитай отца и мать"; и: "злословящий отца и мать смертью да умрет". А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: "Дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался", тот может и не почтить отца своего или мать свою. Таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим. Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исайя, говоря: "Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня[531]. Но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим"[532]. И, призвав народ, сказал им: Слушайте и разумейте. - Под почитанием в Писании разумеются не столько приветствия и исполнения обязанностей, сколько милостыня и принесение даров[533]. Вдовиц, - говорит апостол, почитай, истинных вдовиц[534]; здесь под почтением разумеется дар. И в другом месте: Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении[535]. Этим повелением нам также заповедано, чтобы волу молотящему мы не закрывали уст[536], и трудящийся достоин своей награды[537]. Господь дал эту заповедь, или напоминая о слабости, или о преклонном возрасте, или о бедности родителей, чтобы сыновья почитали родителей своих, даже оказывая им помощь в необходимом для жизни. Книжники и фарисеи, желая извратить эту попечительнейшую заповедь Божию, - чтобы под именем благочестия ввести нечестие, - учили нечестивейших сыновей, что если бы кто по обету захотел Богу [истинному Отцу] посвятить то, что должно быть принесено родителям, в таком случае приношение Богу пусть будет предпочтено дару для родителей. Конечно, может быть и то, что сами родители, видя посвященное Богу и опасаясь, как бы не подпасть осуждению за святотатственное деяние, переносили бедность. Но при этом бывало так, что приношение детей, - под видом приношения в храм Божий, становилось прибытком священникам. Это нечестивейшее предание фарисеев происходило [и] из другого [или: такового] побуждения. Многие, взяв в долг чужие деньги и не желая возвратить вверенное им, передавали [его] священникам, чтобы требуемые от них деньги были употреблены на служение в храм и на их нужды. А может быть, что изречение: Дар, который от меня, поможет тебе имеют в кратких словах следующее значение. Вы, говорит Он, побуждаете детей, чтобы они говорили своим родителям: "Отец, мать! Тот дар, который я намереваюсь принести Богу, я трачу[538] на твое пропитание, и он поможет тебе", чтобы они [отец и мать], боясь взять то, что, - как им известно, _ предназначено для Бога, предпочитали проводить жизнь в недостатке, чем питаться от того, что посвящено.

Стих 11: Не то, что входит в уста, оскверняет человека [communicat - приобщает к другим, низводит в ряды обыкновенных людей, унижает, или же: сообщает что-либо человеку]; но то, что выходит из уст, оскверняет человека. - Слово communicat [в таком значении] свойственно только Священному Писанию и не встречается в общеупотребительном языке. Народ иудейский, хваставшийся тем, что он есть наследие Божие, нечистыми (communes - общеупотребительными) яствами называет те, которыми пользуются все люди. Например: свиное мясо, черепокожих животных, зайцев и животных, которые не имеют раздвоенных копыт, не отрыгают жвачки, а из рыб тех, которые не имеют чешуи. Посему в Деяниях апостолов и написано: Что Бог очистил, того не почитай нечистым (commune)[539]. Итак общеупотребительное (commune) это есть то, что доступно остальным людям, и называется оно нечистым, как бы потому, что оно не от удела Божия. Не то, что входит в уста, оскверняет человека: но то, что выходит из уст, оскверняет человека. Благоразумный читатель возразит и спросит: "Если входящее в уста не оскверняет человека, то почему мы не употребляем в пищу идоложертвенного?" И апостол пишет: Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую[540]. Но таким указанием нам дается знать, что хотя самая пища и всякое Божие творение само по себе чисто, тем не менее призывание идолов и демонов делает их нечистыми.

Стих 12: Тогда ученики Его приступивши сказали Ему: знаешь ли, что фарисеи, услышав слово сие, соблазнились? - Одной [этою] речью было сокрушено все суеверие, связанное с иудейскими преданиями, вследствие которого они полагали [или: полагают], что их вера заключается во вкушении одних яств и отвержении других; а так как в писаниях церковных слово соблазн (scandalum) употребляется очень часто, то мы вкратце объясним, что оно значит. Слова σκ?λον θ scandalum мы можем выразить словами: преткновение[541], препятствие, или: обрыв, или: толчок ноги обо что-нибудь. Итак, когда мы говорим: "Кто соблазнит кого-либо из малейших сих", то разумеется, что он словом или делом подал кому-нибудь повод к падению.

Стих 13: Но Он сказал в ответ: Всякое насаждение, которое насадил не Отец Мой небесный, будет вырвано с корнем[542]. - В Священном Писании даже и то, что кажется простым (plana), наполнено тем, что вызывает вопросы[543] (plena sunt questionibus). Всякое, - говорит Он, - насаждение, которое насадил не Отец Мой небесный, будет вырвано с корнем[544]. Таким образом, будет как будто вырвано с корнем и то растение[545], о котором говорит апостол: Я насадил, Аполлос оросил влагою[546]. Но это недоумение разрешается тем, что у апостола следует далее: Но возрастил Бог[547]. Говорит также он и так: Вы Божия нива, Божие строение. И в другом месте: Мы соработники у Бога[548]. А если они - сотрудники, то значит, когда насаждает Павел и орошает влагой Аполлос, вместе с этими сотрудниками насаждает и орошает Бог. Этим местом злоупотребляют те, которые признают разную природу[549] [у людей], рассуждая так: "Если растение, которое насадил не Отец, будет с корнем вырвано, то, следовательно, насажденное Им, не может быть вырвано с корнем". Но таковые пусть услышат следующее слово Иеремии: Я насадил тебя как благородную лозу, - самое чистое семя; как же ты превратилась у Меня в дикую отрасль чужой лозы[550]. Правда, Бог насадил, и никто не может искоренить Его насаждения. Но так как это насаждение производится в собственной свободе человека, то поэтому и не может никто другой вырвать его с корнем, если только сама она не изъявит на это согласия.

Стих 14: Оставьте их, они - слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму. - Это то же самое, что заповедал апостол: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден[551]. В этом смысле и Спаситель повелевает нечестивейших учителей предоставлять их свободе, зная, что их с трудом можно привлечь к истине и что они слепы, и увлекают слепой народ в заблуждения.

Стихи 15-16: Петр же отвечая сказал Ему: изъясни нам притчу сию. Иисус сказал: неужели и вы еще не разумеете? - То, что было сказано ясно и вполне открывалось для слуха, апостол Петр принимает за сказанное в виде притчи и в речи, вполне понятной, ищет таинственного смысла. И получает он наставление от Господа за то, что принимает в значении иносказания вполне вразумительное наставление. Из этого мы видим, что порочен тот слушатель, который хочет или темное признавать ясным, или ясно сказанное понимать в значении сказанного прикровенно.

Стихи 17-18: Еще ли не понимаете, что все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? А исходящее из уст - из сердца исходит; сие оскверняет человека. - У еретиков и развращенных людей все евангельские места исполнены соблазнов. И вот на основании такого представления некоторые злословят, будто Господь, не сведущий в решении вопросов естественных, думает, что всякая пища направляется в желудок и потом выбрасывается вон, хотя в действительности принятая пища разливается по членам, жилам и венам до мозга костей. Поэтому многие, вследствие болезни желудка поддерживающие непрерывно рвоту, хотя тотчас же после обильного вкушения пищи и выбрасывают то, что ввели в желудок, однако бывают полными, - потому что в действительности более жидкие яства и питье при первом соприкосновении [с членами] разливаются по ним. - Но такого рода толкователи, желая показать неведение другого, обнаруживают свое собственное невежество. В самом деле, ведь даже тонкая влага и жидкая пища после своего переваривания и растворения в членах и жилах направляется в нижние части, через незаметные отверстия тела, называемые у греков π?ρους, θ выбрасывается в уединенное место.

Стихи 19-20: Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления. Это оскверняет человека; а есть неумытыми руками - не оскверняет человека. - Из сердца, - говорит Он, - исходят помышления злые. Таким образом, главная часть души сосредотачивается не в мозге, как учит Платон, а в сердце, как учит Христос, и потому должны подвергнуться обличению те, которые думают, что помыслы (злые) внушаются дьяволом, а не рождаются из собственной воли. Дьявол может быть только споспешником и возбудителем злых помышлений, а не творцом их. Если же он, - всегда готовый к козням, - незначительную искру наших помышлений и обращает в пламя для своего горючего вещества; однако мы не должны думать, что он проникает в тайники сердца; нет! он по состоянию нашего тела и по движениям его судит о том, что происходит внутри нас. Например, если он заметит, что мы часто засматриваемся на прекрасную женщину, то понимает, что сердце наше уязвлено стрелой любви.

Стихи 21-22: И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские. И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему. - Оставив книжников и фарисеев, порицавших Его, Он перешел в область городов Тира и Сидона, чтобы исцелить также тирян и сидонян. А женщина хананеянка выходит из прежних пределов, чтобы усиленными воплями получить исцеление для дочери. Обрати внимание на то, что пятнадцатой чудесно исцеляется дочь хананеянки.

Помилуй меня, Господи, Сын Давидов! - Потому она научилась называть [Его] сыном Давида, что уже вышла из пределов своих, и через перемену места и верований оставила заблуждение тирян и сидонян.

Дочь моя жестоко беснуется. - Под дочерью хананеянки я понимаю души тех верующих, которые сильно терзаются демоном, не зная Творца и почитая, как Бога, камень.

Стих 23: Но Он не отвечал ей ни слова. - Это не по гордости, свойственной фарисеям, и не вследствие превозношения, бывшего у книжников, а для того, чтобы не показаться противоречащим Своему собственному совету: На путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите[552]. Он не хотел давать повода злословящим и окончательное спасение язычников отлагал ко времени после страдания и воскресения.

И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами. - Ученики, в то время еще не знавшие таинств Господа, просили Его за хананейскую женщину, - которую другой евангелист называет сирофиникиянкой[553], - или движимые милосердием, или вследствие желания освободиться от ее неуместной настойчивости, потому что она все больше и больше взывала, не как к милосердному, а как бы к непреклонному врачу.

Стих 24: Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. - Это не потому, что Он не послан также и к язычникам; но потому, что Он первоначально послан к Израилю, чтобы, когда они [сыны Израиля] не примут Евангелия, обращение к язычникам было справедливым делом. И Он знаменательно говорит: К погибшим овцам дома Израилева, чтобы мы из этого места имели возможность уразуметь другую притчу, - о заблудшей овце.

Стихи 25-26: А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. - В лице женщины хананеянки представляется удивительная вера, терпение и смирение Церкви: вера, - с которой она убеждена в возможности исцеления дочери своей; терпение, - с которым она непрерывно пребывает в молитвах, хотя столько раз отвергнута; смирение, - в котором она сравнивает себя даже не с псами, а с щенками (catulis, catellis). А язычники называются псами вследствие своего идолослуже-ния; увлекаемые кровопийством и трупами умерших, они впадают в бешенство. Заметь при этом, что хананеянка[554], о которой идет речь, настойчиво называет Его сначала Сыном Давида, потом Господом, и, наконец, кланяется[555] Ему, как Богу.

Стих 27-28: А она сказала: Так, Господи; но ведь и щенки едят от крох, падающих со стола господ их. Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика твоя вера; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час. - Я знаю, - говорит она, - что не заслуживаю хлеба детей и не могу получить целого[556] хлеба, как и сесть к столу вместе с отцом; но я довольствуюсь остатками, которые перепадают щенкам[557], чтобы через смиренное вкушение крох достигнуть величия целого хлеба. И дивные дела! Израиль некогда был [Отчим] сыном, а мы - псами; [но] вследствие различия веры порядок наименований изменяется. Относительно их впоследствии говорится: Псы окружили меня[558], и: Берегитесь псов, берегитесь злых делателей, берегитесь обрезания[559]; а мы вместе с сирофиникиянкой и с кровоточивой женщиной слышим: Велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему и: Дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя[560].

Стихи 29-30: И когда Иисус перешел оттуда, Он пришел к морю Галилейскому; и приступили к Нему многочисленные толпы народа; имея с собою немых, слепых, хромых, немощных и многих других, и повергли их к ногам Его[561]. - В том месте, где латинский переводчик употребил слово debiles (немощных), на греческом языке стоит: κυλλο?ς, κоторое служит названием не вообще немощных, а только одного недостатка (infirmitatis); как хромым (claudus) называется тот, кто хромает на одну ногу, так и κυλλος νазывается тот, кто имеет одну слабую руку; у нас нет соответственного слова для него. Поэтому и в дальнейших словах евангелист указал на исцеление прочих немощных. В самом деле, в следующих словах:

Стих [окончание 30-го] 31: И Он исцелил их, так что толпы народа удивлялись, видя немых говорящими, хромых - ходящими, слепых - видящими: и прославляли Бога Израилева[562]. - [в этих словах] не говорится о названных прежде κυλλο?ς, οотому что он не имел такого слова, которым выразил бы противоположное понятие. Это [наше замечание относится] к одному слову [текста]. Но обратим внимание на то, что после исцеления дочери хананейской женщины, Он возвращается в Иудею и к морю Галилейскому и восходит на гору, и, как птица, призывает нежных птенцов к полету; Он садится там, а толпы народа сбегаются к Нему, ведя или неся с собою подверженных различным недугам. После исцеления их Он дал им пищи, и, совершив это деяние, вошел на корабль[563] и прибыл в пределы Магедана; и, взойдя на гору, Он сел там, толпы же приблизились к Нему. Обрати внимание на то, что немые, хромые и слепые ведутся к горе, чтобы там получить исцеление от Господа.

Стих 32: Иисус же, призвав учеников Своих, сказал им: Мне жаль толпы, потому что уже в течение трех дней она непрерывно проводит время со Мною, и не имеет чего-либо поесть. Отпустить же их, не вкусивих пищи, Я не хочу, чтобы они не ослабели в пути[564]. - Он хочет напитать тех, которых исцелил: сначала Он устраняет немощи их, чтобы затем здоровым дать пищи. Он призывает также учеников Своих и сообщает им, что Ему предстоит совершить[565]. Это или для того, чтобы подать пример наставникам держать совет с низшими (minoribus) и учениками, или для того, чтобы они из этого разговора познали величие знамения, отвечая Ему, что в пустыне у них нет хлебов. Мне жаль толпы, - говорит Он, - потому что она уже в течение трех дней непрерывно проводит время со Мною[566]. Он проявляет жалость в отношении к толпе, потому что она числом трех дней обнаружила веру во Отца, Сына и Святого Духа; и нечего им есть. Толпа всегда чувствует голод и нуждается в пище, если не будет насыщена Господом. Отпустить же их неевшими не хочу. После великих недугов они чувствовали голод и терпеливо ожидали будущего яства. Не хочет Иисус отпустить их в голоде, чтобы они не ослабели в пути. Таким образом, тот, кто без небесного хлеба спешит достигнуть желанного местопребывания, подвергается опасности. Поэтому и Илии ангел говорит: Встань, ешь; ибо дальняя дорога пред тобою[567].

Стихи 33-39. И говорят Ему ученики Его: откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа? Говорит им Иисус: сколько у вас хлебов? Они же сказали: семь, и немного рыбок. Тогда велел народу возлечь на землю. И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил [их] и дал ученикам Своим, а ученики - народу. И ели все, и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин полных; а евших было четыре тысячи человек, кроме женщин и детей. И, отпустив народ, Он вошел в лодку и прибыл в пределы Магдалинские[568] (Μαγδαλ?). - Ξб этом знамении мы уже говорили прежде, и было бы праздным делом повторять то же самое; потому остановимся только на том, что есть несогласного в этих двух событиях. Выше мы читаем: Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное[569] и прочее. Здесь же Сам Господь, призвав учеников, говорит: Мне жаль толпы, потому что уже в течение трех дней она непрерывно проводит время со Мною[570]. Там было пять хлебов и две рыбы, здесь - семь хлебов и немного рыбок, там они расположились на траве, здесь - на земле; там вкушавших было пять тысяч по количеству вкушаемых хлебов; здесь - четыре тысячи. Там из оставшихся кусков наполнили двенадцать корзин, здесь - семь. Итак, в выше изображенном знамении не Сам Господь напоминает, а ученики, потому что они еще были близки и родственны пяти чувствам [внешним] [т. е. не освободились от внешних чувств]; и напоминают они вечером с заходом солнца, при приближении ночи. Здесь же напоминает Сам Господь и говорит, что сожалеет о толпе[571], и объясняет причину Своего милосердия: Потому что уже три дня она непрерывно проводит время со Мною[572] [или: с Ним или: с Собою]; и Он не хочет отпустить народ, не вкусивший пищи, чтобы люди не ослабели в пути. Питавшихся от семи хлебов, т. е. от числа освященного и совершенного, было не пять тысяч, а четыре. Последнее число всегда употребляется в значении достойном похвалы. Так, и камень четырехугольный не колеблется и не является неустойчивым; по этой же причине и Евангелия признаны священными - в таком же [т. е. четверичном] количестве.

Глава XVI. - Стихи 1-4: И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба. Он же сказал им в ответ: вечером вы говорите: "будет ведро, потому что небо красно"; и поутру: "сегодня ненастье, потому что небо багрово". Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете? Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. - Этого[573] во многих кодексах [собраниях Священных книг] не имеется; однако смысл понятен: они могли предузнавать и ясные, и дождливые дни из постоянного правильного соотношения составных частей мира (ex elementorum ordine atque constantia). Наоборот, по предсказаниям пророков книжники и фарисеи, считавшиеся учителями закона, не могли уразуметь пришествия Спасителя.

Стих 5 [окончание 4-го, 5 и начало 6-го]: И, оставив их, отошел. Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов. Иисус сказал им. - Оставив книжников и фарисеев, - которым Он сказал: Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дается ему, кроме знамения Ионы пророка, - Он удалился прямо через залив и последовал к народам языческим. А что значит знамение пророка Ионы, об этом сказано уже выше.

Стихи 6 [окончание], 7: Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской. Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли. - Кто остерегается закваски фарисеев и саддукеев, тот не соблюдает заповедей и буквы закона и не радит о преданиях человеческих, чтобы соблюдать заповедь Божию.

Стихи 8-12: Но Иисус, зная (помышления их) сказал: Маловерные! что вы рассуждаете между собою о том, что не взяли хлебов? Разве вы еще не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько вы собрали корзин? Ни о семи хлебах и четырхе тысячах, и сколько вы собрали корзин (остатков)? Почему вы не понимаете, что не о хлебе Я сказал вам: "Берегитесь закваски фарисеев и саддукеев". Тогда они поняли, что Он указал им беречься не закваски хлебной, а учения фарисеев и саддукеев[574]. - По поводу заповеди, которую Он дал ученикам словами: Берегитесь закваски фарисеев и саддукеев[575]. Он наставляет их в том, какое значение имеют пять и семь хлебов, также пять и четыре тысячи человек, которые напитались в пустыне; потому что, хотя величие знамений и очевидно, однако должно показать и нечто другое в духовном смысле. Действительно, если закваски фарисеев и саддукеев обозначает не телесный хлеб, а извращенные предания и еретические учения (dogmata), то почему [наоборот] хлебы, которыми напитался народ Божий, не будут обозначать истинного и неповрежденного учения? Кто-нибудь, может быть, спросит и скажет: "Почему же те, которые только что наполнили семь корзин, взошли на небольшой корабль[576] и прибыли в пределы Магедана, не имели хлеба; и там прибывшие на корабле[577] слышат, что они должны беречься закваски фарисеев и саддукеев?" Но [в ответ на это] Писание свидетельствует, что они забыли взять их с собой. Это та закваска, о которой и апостол говорит: Малая (modicum) закваска заражает (corrumpit) все тесто. Этого рода закваску имели Валентин, Маркион и все еретики. Закваска имеет такую силу, что если она будет добавлена[578] к муке, то казавшееся малым возрастает в великое, и увлекает она кислотой своей все смоченное ею [или: смешанное с нею]; подобно этому и еретическое учение; если оно бросит искру в сердце твое, то она (искра) быстро обратится в огромное пламя и увлечет в свою власть все, чем располагает человек. В конце следуют слова: Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисеев и саддукеев.

 

Книга третья

Стих 13: Придя же в страны Кесарии Филипповой. - Этот Филипп - брат Ирода, о котором мы сказали выше, четверовла-стник Итуреи и Трахонитской[579] страны, построивший Кесарию, - ныне называемую Панеас, - в честь Тиверия Кесаря и в честь имени Кесаря, равным образом и своего имени назвавший ее Кесарией Филипповой, а находится она в области финикийской: он подражал отцу своему Ироду, который в честь кесаря Августа назвал Кесарией [поселение], которое прежде называлось башней Стратона, а в честь имени дочери его построил за Иорданом Юлиаду. Место Кесарии Филиппа находится там, где у подножия Ливана истекает Иордан; там есть два источника: один по имени Иор, другой - Дан; они после соединения в одно название образуют имя: Иордан.

[Стих 13, окончание]: И спросил Он учеников Своих так: Кем называют люди Сына человеческого?[580] [Quern dicunt homines esse Filium hominis = Кто, по словам, или: по мнению, людей есть Сын человеческий [581]. - Он не сказал: "Кем люди называют Меня", но: "Сына человеческого", чтобы не показалось, что Он с тщеславием спрашивает о Себе. При этом обрати внимание, что там, где в Ветхом Завете написано Сын человеческий, в еврейском тексте стоит: сын Адама. Например (ut), то, [или: и то], что мы читаем в псалме: Доколе тяжкие сердцем сыны человеческие[582], на еврейском языке читается: сыны Адама. И он дает прекрасный (pulchre) вопрос: Кем называют люди Сына человеческого? потому что говорящие о Сыне человеческом суть люди; а те, которые понимают Его Божество, называются не людьми, а богами.

Стих 14: Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. [Стих 15, начало]: Он говорит им. - Я удивляюсь тому, что некоторые толкователи отыскивают причины заблуждений отдельных людей и измышляют весьма длинные разъяснения по вопросу о том, почему одни в Господе нашем Иисусе Христе видели Иоанна, другие - Илию, третьи Иеремию или одного из пророков; когда [на самом деле] они могли ошибаться относительно Илии и Иеремии подобно тому, как Ирод впал в заблуждение относительно Иоанна, говоря: Это Иоанн, которого я обезглавил; он воскрес из мертвых[583].

Стихи 15 [окончание], 16: А вы за кого почитаете Меня [quern me esse dicitis]? Симон же Петр отвечая сказал: Ты Христос, Сын Бога Живого. - Благоразумный читатель, обрати внимание на то, что из следующего и из связи речи [видно], что апостолы называются уже не людьми, а богами. Действительно, когда Он сказал: Кем называют люди Сына человеческого? то присоединил: А вы за кого почитаете Меня? [Первое обращено] к ним, думающим по-человеческому, потому что они - люди. А вы, будучи богами, за кого Меня считаете? От лица всех апостолов Петр исповедует: Ты Христос, Сын Бога Живого. Он называет Его Богом живым, в отличие от тех богов, которые считаются богами, а [в действительности] мертвы, указывая на: Сатурна, Юпитера, Венеру, Минерву (или: Цереру), Либера, Геркулеса и прочие идольские диковинки.

Стих 17: Иисус же в ответ сказал ему: Блажен ты, Симон, сын Ионы, потому что [это] открыла тебе не плоть и кровь, но Отец Мой, который на небесах[584]. - За свидетельство апостола о Нем, Он вознаграждает его. Петр сказал: Ты Христос, Сын Бога Живого; истинное исповедание получило вознаграждение в словах: Блажен ты, Симон, сын Ионы. Почему? потому что тебе открыла не плоть и кровь, но Отец. То, чего не могла открыть плоть и кровь, открыто благодатью Святого Духа. Таким образом, из исповедания происходит имя апостола, потому что он имеет откровение от Духа Святого: сыном благодати Его он и называется. Правда, Вар Иона (сын Ионы) на нашем языке значит сын Голубя; но некоторые просто думают, что Симон, т. е. Петр, был сыном Иоанна, - это на основании другого вопроса [Господа Петру]: Сын Иоанна[5853], любишь ли ты Меня[586]; он отвечал: Господи! ты знаешь. Таковые толкователи хотят [доказать], что это место испорчено по ошибке писцов, - именно: вместо сын Иоанна (Barjoanna) написано с пропуском одного слога: сын Ионы (Barjona). А Иоанна значит: благодать Господня. Впрочем (autem) и то, и другое имя может быть истолковано в таинственном смысле [одинаково], потому что и голубь означает Духа Святого, и благодать Божия - духовный дар (дар Духа). А Его слова: Потому что не плоть и кровь открыли тебе, соответствуют вполне выражению апостола, которое гласит: Тотчас я не стал полагаться на плоть и кровь[587], обозначая именем плоти и крови иудеев, так что и здесь другим образом показывается, что Христос Сын Божий открыл ему не через учение фарисеев, а через благодать Божию.

Стих 18: И Я говорю тебе. - Что значат слова: И Я говорю тебе! Так как ты мне сказал: Ты - Христос, Сын Бога Живого, [то] и Я говорю тебе не бессодержательные слова, не имеющие никакого действия, но тебе говорю, ибо для Меня сказать значит сделать.

Ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою. - Подобно тому, как Он сам дал апостолам свет, чтобы они назывались светом мира, и как прочие наименования произошли от Господа, - и Симону, веровавшему в Камень, или Христа, Он даровал имя Петр. Но под образом камня прямо говорится Ему[588]: "На тебе воздвигну Церковь Мою".

И врата ада не одолеют ее [не будут иметь перевеса в борьбе против нее]. Под вратами ада я разумею пороки и грехи, или же, - несомненно, - учения еретиков, через которые люди не книжные низводятся в преисподнюю (tartarum). Таким образом, пусть никто не думает, что это говорится о смерти, как будто апостолы не подчинены условиям смерти, когда в действительности видит их просиявшее мученичество.

Стих 19: И дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. - Епископы и пресвитеры, не понимая этого места, усваивают себе нечто из превозношения фарисеев, так что или осуждают невинных, или считают своим правом разрешать виновных, хотя перед Богом требуется не приговор священников, а праведная жизнь виновных. Мы читаем в книге Левит[589] о прокаженных, где повелевается, чтобы они показались священникам, и если на них есть еще проказа, то они признаются от священника нечистыми (immundi fiant - делаются нечистыми); это не то, что священники делают их прокаженными и нечистыми, а то, что они имеют знание о признаках прокаженного и не прокаженного и могут различать того, кто чист или нечист. Таким образом, как там священник прокаженного делает или чистым, или нечистым, так и здесь священник или пресвитер связывает и разрешает не тех, которые неповинны или виновны, но по долгу своего служения, когда услышит различие грехов, то знает, кто должен быть разрешен и кто - связан.

Стих 20: Тогда (Иисус) запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос. - Раньше, посылая учеников на проповедь, Он повелел им возвестить о пришествии Его: в настоящее время Он дает заповедь не говорить о том, что Он Иисус Христос. Мне кажется проповедовать Христа - одно, а проповедовать Иисуса Христа - другое. Христос есть общее название достоинства, а Иисус есть собственное имя Спасителя. Впрочем, может быть и то, что Он не хотел проповеди о Себе прежде страдания и воскресения, чтобы, совершив потом таинственное священнодействие крови, благовременнее мог сказать апостолам: Идите, научите все народы[590] и т. д. А чтобы кто-либо не подумал, что это только наше собственное толкование, не соответствующее смыслу Евангелия, дальнейшие события показывают причину запрещения проповеди в то время.

Стих 21: С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. - Смысл таков: Тогда проповедуйте обо Мне, когда Я претерплю это, потому что бесполезно проповедовать всенародно о Христе и провозвещать народам Того, Которого они впоследствии увидят бичуемым и пригвожденным ко кресту и многое претерпевающим от старейшин и книжников, и первосвященников. - Ныне Иисус так же многое претерпевает от тех, которые снова распинают в себе Сына Божия[591]; и, хотя они считаются старейшинами в церкви и главами священников, они снова распинают Сына Божия, который всецело познается (sentitur) духом, а они руководствуются простой буквой.

Стихи 22-23: И взяв Его, Петр начал противоречить (increpare, запрещать) Ему, говоря: Да не будет с Тобою, Господи[592], этого не будет с Тобою. Он же, обратившись к Петру, сказал: Следуй за Мною, Сатана, ты для Меня соблазн, потому что не разумеешь того, что божественное, а разумеешь то, что человеческое[593]. - Мы много раз говорили, что Петр был одушевлен пламенной и наибольшей любовью к Господу. Поэтому, - после исповедания своего: Ты ecu Христос, Сын Бога Живого и награды от Спасителя: Блажен ты, Симон, сын Ио-нин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах, - когда он внезапно услышал от Господа, что Ему должно идти в Иерусалим и там многое претерпеть от старейшин и книжников, и первосвященников, быть убитым и воскреснуть в третий день, то не хочет (или: хочет) ниспровергнуть свое исповедание; он не допускает и мысли, что Сыну Бо-жию возможно быть убитым, и, движимый своим внутренним желанием, берет Его или отводит в сторону, чтобы не показаться другим соученикам, что он в присутствии их обличает Учителя, и начинает возражать Ему с чувством любви и желания сказать: Господи! Да сохранит Тебя Бог, или, как это лучше передается на греческом языке, ?λε?ς σοι, Κ?ριε, ο? μ? ?σται σοι το?το, ς. е. Будь милосерд к Себе, Господи, да не будет этого с Тобою. Не может этого быть, не может слух мой вынести того, чтобы Сын Божий был убит. Господь, обратившись к нему, сказал: Отступи назад (Vade retro, или Vade retro me - иди позади Меня), Сатана, ты соблазн для Меня. Слово Сатана значит или: враг, или: противник. Так как ты говоришь противоречащее Моему желанию, то должен называться врагом. Многие думают, что [в настоящем случае] упрек относится не к Петру, а к враждебному духу, который внушал апостолу сказать это. По мне это апостольское заблуждение, происходящее притом из чувства благорасположения, никогда не покажется внушением дьявола. Следуй за Мною, Сатана (Vade retro me). Дьяволу говорится: Отступи назад, Сатана (Vade retro). Петр слышит: Иди позади Меня (Vade retro me)[594], т. е. следуй Моему решению, ибо ты не разумеешь того, что Божие, а то, что человеческое. Чтобы Я умер для спасения людей, это есть произволение Мое и отца Моего (волю Которого Я пришел исполнить[595]), а ты, обращая внимание только на свое желание, не хочешь, чтобы зерно пшеницы пало на землю и принесло многий плод[596]. Благоразумный читатель спросит, почему после обещания стольких благ, - как: Блажен ты, Симон, сын Ионин, и: Ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее, и: Дам тебе ключи Царства Небесного, и: Что ты свяжешь или разрешишь на земле, будет связано или разрешено на небесах, - теперь Петр слышит: Следуй за Мною, Сатана, ты - соблазн для Меня! Или: что значит столь внезапное изменение, что, после столь великих наград, он называется Сатаной? Но если тот, кто задает[597] такие вопросы, обратит внимание на то, что вышеуказанное благословение, блаженство и власть Петра и основание на нем Церкви обещано в будущем, то он поймет, что в настоящем это еще не дано. Он говорит: "Воздвигну на тебе Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" и: Дам тебе ключи Царства Небесного. Все это говорится о будущем; если бы Он дал ему это немедленно, то заблуждение извращенной мысли никоим образом не нашло бы в Петре места для себя.

Стихи 24-26: Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми [на себя] крест свой и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? - Тот, кто отлагает ветхого человека с делами его[598], отрекается от самого себя, говоря: Уже не я живу, но живет во мне Христос[599]; берет он на себя крест свой и распинается для мира. Но тот, кому мир распят, следует распятому Господу.

Или какой выкуп даст человек за душу свою? - В замену Израиля дается Египет и Эфиопия и Савея[600]. А за душу человеческую есть только та одна отплата, о которой восклицает псалмопевец: Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне? Чашу спасения приму, и имя Господне призову[601].

Стих 27: Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими, и тогда воздаст каждому по делам его. - Петр, соблазнившийся при предсказании смерти Господа, был остановлен запрещением Господа; а ученики призваны к тому, чтобы отречься от себя и взять крест свой и последовать Учителю с духом умирающих [для мира]. Ужас слушающих был велик и мог заронить страх в других после того, как первый из апостолов (priceps apostolorum) подвергся действию страха; поэтому после печальных слов следуют радостные и Он говорит: приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с ангелами Своими. Если ты боишься смерти, то слушай о славе торжествующего, если опасаешься креста, то внимай служению ангельскому. И тогда, - говорит Он, - воздаст каждому по делам его[602]. Нет различия между иудеем и язычником, между мужчиной и женщиной, между бедным и богатым там, где принимаются во внимание не лица, а деяния.

Стих 28: Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем. - Ужас апостолов Он хотел исцелить надеждой на обетования, говоря так: Приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими. Сверх того, с властью Судии присоединены слова: И тогда воздаст каждому по делам его. Невысказанная мысль апостолов могла заключать в себе также соблазн такого рода: "Ты теперь говоришь, что должна последовать смерть; а то, что Ты обещаешь придти в славе Отца Своего в сослужении ангелов и с властью судии, это отлагается на отдаленный день и срок". Поэтому Он как ведающий[603] тайное, предвидя то, что они могли возразить Ему, успокаивает настоящий страх их и наградою теперь же, потому что слова Его: Есть же некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем, имеют тот смысл, что ради неверия нашего Он в настоящее время покажется таковым, каковым Он впоследствии должен[604] придти.

Глава XVII. - Стих 1: По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата Его, и возвел их на гору высокую одних (seorsum = отдельно от других). - Мы уже неоднократно говорили, почему Петр, Иаков и Иоанн в некоторых евангельских местах отделяются от прочих [учеников] или какое преимущество имеют они перед другими. Теперь спрашивается, каким образом Он взял их и повел отдельно от других на высокую гору спустя шесть дней, когда евангелист Лука[605] указывает восьмидневный промежуток? Но ответ не представляет затруднений, потому что здесь указываются только средние [целые] дни, а там [у Луки] к ним присоединяется и первый, и последний, потому что не говорится: "Спустя восемь дней взял Иисус Петра и Иакова и Иоанна", а: в день восьмой[606]. Возвести учеников в горнее относится к царствованию (pars regni est). Возводятся они отдельно от других, потому что много есть званных, но мало избранных[607].

Стих 2: И преобразился пред ними. - Он явился апостолам таким, каким будет[608] во время суда. А слова евангелиста: Преобразился пред ними пусть никто не понимает[609] в том смысле, что Он утратил прежний вид и лицо или утратил действительное тело (veritatem corporis) и принял тело или духовное, или воздушное; а как Он преобразился, это показывает евангелист, говоря:

И просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. - Там, где делается указание на сияние лица, и описывается блеск одежды, не уничтожается сущность, а только изменяется внешнее прославление. Просияло лице Его, как солнце. Несомненно, что Господь преобразился в тот славный вид (еа gloria), в котором впоследствии Он придет[610] в Царстве Своем. Преображение присоединило сияние, но не устранило Его лица. Но предположим [esto], что тело Его сделалось духовным, разве одежды Его изменились, когда они стали светлыми настолько, что, - как у другого евангелиста говорится, - так на земле белильщих не может выбелить[611]. Но то, что на земле может сделать белилыцик пряжи, телесно и подлежит осязанию, а не духовно и воздушно, - что только вводит в заблуждение глаз и созерцается только в видении.

Стих 3: И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. - Когда книжники и фарисеи испытывали Его, прося знамения с неба, Он не хотел им дать, но отверг нечестивое требование благоразумным ответом. А здесь, чтобы умножить веру апостолов, Он дает знамение с неба, когда Илия сходит оттуда, куда взошел, и когда Моисей восстал из преисподней. И Ахаз через Исайю получает повеление, чтобы он просил себе знамение с неба (de excelso) или из ада[612], потому что слова: Явились им Моисей и Илия, беседующие с ними, приводятся и в другом Евангелии, как возвещающие им то, что Он должен[613] претерпеть в Иерусалиме[614]. Здесь показываются закон и пророки, которые непрестанно повторяющимся пророчествами провозвестили как страдание Господа, так и воскресение Его.

Стих 4: А Петр со своей стороны (respondens) сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть. - Тот, кто восходит к горнему, не имеет желания сходить к земному, а хочет постоянно пребывать в высоте.

Если хочешь, то мы устроим здесь три палатки [или: шатра]: Тебе - одну, Моисею - одну, и одну - Илии. - Ты, Петр, заблуждаешься, как об этом свидетельствует и другой евангелист. Ты не знаешь, что говоришь[615]. Не проси о трех палатках, потому что есть один покров Евангелия, в котором повторено содержание закона и пророков. Но если уже ты ищешь три покрова[616]; то не соединяй в одно[617] рабов с Господом, а устрой три палатки[618], - и именно: одну - Отцу, [другую] - Сыну, и [третью] - Святому Духу, чтобы в твоем сердце был один общий покров для Тех, Божество Которых едино.

Стих 5: Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. - Так как Петр неразумно спрашивал, то и не заслуживает ответа от Господа; но вместо Сына отвечает Отец, так что оправдывается (compleretur) слово Господа: Я не высказываю свидетельства о Себе, но Отец, Который Меня послал, Сам дает свидетельство о Мне[619]. А показывается сияющее облако и покрывает их тенью, чтобы желавшие плотского покрова из ветвей и полотна покрылись тенью светлого облака. Так же слышится с неба и голос говорящего Отца, которым Он и Сыну подает свидетельство, и Петра, подпавшего заблуждению, научает истине; притом еще через Петра[620] говорит и прочим апостолам: Сей есть Сын Мой Возлюбленный; для Него должно утвердить покров, Ему должно повиноваться. Он есть Сын, а они - рабы; и сами Моисей и Илия вместе с вами должны приготовить кров Господу в сокровеннейших глубинах сердца своего.

Стих 6: И, услышав, [это] ученики пали на лица свои и очень испугались. - Они подверглись страху по троякой причине: или потому, что познали свое заблуждение, или потому, что светлое облако осенило их, или потому, что услышали голос говорящего Бога Отца, ибо человеческая немощь (fragilitas = хрупкость, ломкость) не может выдержать созерцания высшей славы и с потрясенным духом и телом припадает к земле. Насколько больше кто-либо ищет высшего, настолько больше он повергается в низшие области, если не узнает меры сил своих.

Стих 7: Но Иисус, приступив, коснулся их. - Так как они лежали на земле и не могли встать, то Он Сам милостиво нисходит к ним и прикасается к ним, чтобы прикосновением отогнать страх и чтобы укрепились ослабленные члены [их].

И сказал: встаньте и не бойтесь. - Тех, которых он исцелил прикосновением руки, [теперь] исцелил повелением: Не бойтесь. Первоначально отгоняется страх, чтобы потом подать наставление.

Стих 8: Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. - Для разума понятно то, что они, поднявшись, увидели только одного Иисуса; это для того, чтобы голос Отца не показался им сомнительным, если бы Моисей и Илия продолжали пребывать с Господом, Которому Он дал самое действительное свидетельство. Итак, после исчезновения облака они видят, что стоит Иисус, а Моисей и Илия исчезли: потому что после рассеяния тени закона и пророков, покрывавшей апостолов своим покровом, свет первого и последних (utrumque lumen) [или: истинный свет (verum lumen)] открылся в Евангелии.

Стих 9: И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых. - На горе было показано предварительное изображение будущего Царства и слава Торжествующего. Таким образом, Он не хочет, чтобы об этом провозглашалось среди народа и ради того, чтобы вследствие своего величия это [событие] не было невероятным в глазах народа, и ради того, чтобы грядущие[621] крестные страдания после столь великой славы не возбудили соблазна в грубых душах.

Стих 10: И спросили Его ученики так: А что же книжники говорят, будто сначала должен придти Илия?[622] - Если бы мы не знали причины, почему ученики спрашивали относительно Илии, то их вопрос показался бы нам неразумным и необыкновенным. В самом деле, какое отношение имеет вопрос о пришествии Илии к тому, что выше описано. У фарисеев было предание, - на основании слов Малахии пророка, последнего из двенадцати, - что перед пришествием Спасителя придет Илия и обратит сердце отца к детям и детей к отцам и восстановит все в прежнее состояние[623]. Итак, ученики думают, что это было именно преображение славы, которое они видели на горе, и говорят: "Если Ты уже пришел в славе, то каким же образом не является Твой предтеча", тем более, что они видели, что Илия удалился. А когда они прибавляют: Книжники говорят, что сначала Илия должен придти[624], то говоря: сначала[625], они показывают, что если Илия не приходил, то, согласно Писанию, - не совершилось еще и пришествие Спасителя.

Стихи 11-12 Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел. - Тот самый, который должен придти[626] во второе пришествие Спасителя телесно, уже пришел ныне в лице Иоанна в духе и силе.

И не узнали его, а поступили с ним, как хотели. - То есть: отнеслись с презрением и обезглавили его.

Стих 13[627]: Так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе. - Спрашивается: если Ирод и Иродиада умертвили Иоанна, то каким образом говорится, что они же распяли Иисуса, когда Он был умерщвлен книжниками и фарисеями? На это должно ответить кратко: как в умерщвлении Иоанна партия фарисеев выразила свое согласие, так и в распятии Господа высказалось согласие Ирода, который отослал Его к Пилату на распятие, посмеявшись над Ним и отнесшись к Нему с презрением.

Стихи 14-15 [Стихи 15 и 16]: Господи, умилосердись над сыном моим, потому что он - лунатик и тяжело страдает: он часто падает в огонь и часто в воду. И я приносил его к ученикам Твоим, но они не могли исцелить его[628]. - Выше мы сказали, по какой причине демон, наблюдая течение луны, наносит вред людям и стремится через тварь бесславить Творца. Но мне кажется, в переносном значении под лунатиком должно разуметь такого, который по временам (per horarum momenta) изменяется в отношении к порокам и не стоит твердо в начатом, но то усиливается, то ослабевает: то бросается в тот огонь, которым пылают сердца ведущих распутную жизнь[629], то в воды, которые не в силах угасить любви. Что касается слов: Я приносил его к ученикам Твоим, но они не могли исцелить его, ими он открыто обвиняет апостолов, хотя невозможность исцеления зависит иногда не от бессилия исцеляющих, а от веры тех, которых нужно исцелить, как говорит об этом Господь: Вера твоя спасла тебя[630].

Стих 16 [Стих 17]: Иисус же в ответе сказал: О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас? Принесите его ко Мне[631]. - Это значит не то, что Он был побежден досадой, хотя (et) и кроткий и смиренный сердцем, который не открывает уст своих перед лицом стригущего его[632]; не вспыхнул Он и гневом, наоборот, это значит то, что Он подобно врачу, который видит, что больного лечили вопреки его наставлениям, несогласно с ними, говорит: "Доколе я буду ходить в дом к тебе? доколе буду тратить усилия на твое лечение, когда я приказываю одно, а ты продолжаешь делать другое?" Итак, Он разгневался не на человека, а на порок, и через посредство этого одного человека обличил иудеев в неверии, так что сейчас же прибавил: Принесите его ко Мне[633].

Стих 17 [Стих 18]: И запретил ему Иисус; и бес вышел из него: и отрок исцелился в тот час. - Не страдавший, а демон должен был подвергнуться запрещению. Впрочем, может быть и то, что Он запретил отроку, и [вследствие этого] вышел из него демон, так как страдавший отрок был угнетаем демоном вследствие своих грехов.

Стих 18 [19 и начало 20]: Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам. - Это то же, что Он говорит и в другом месте: О чем вы ни будете просить во имя Мое с верою, то получите[634]. Итак, когда только мы не достигли прошения, причиной этого бывает не бессилие Того, к Кому обращена просьба, а[635] виновность просящих.

Стих 19 [конец 20]: Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас. - Некоторые полагают, что вера, сравниваемая с зерном горчичным, называется малой, когда [Господь] сравнивает Царство Небесное с зерном горчицы; но в то же время апостол говорит: Если имею всю веру, так что могу и горы переставлять[636]. Следовательно, вера, сравниваемая с зерном горчицы, велика. Перемещение горы указывается не в отношении той горы, которую мы видим плотскими очами, но той, которая была перемещена Господом из лунатика, потому что, когда Он говорит: Скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет, Он имеет в виду демона. Поэтому те, которые стремятся доказать, что апостолы и все верующие в действительности имели не малую веру, должны быть изобличены в неразумии, потому что никто из них не переместил этой горы. В самом деле, ведь имеет значение не столько передвижение горы с одного места на другое и тщетное искание на показ чудесных знамений, сколько перемещение на пользу всех той горы, которая, по словам пророка, губит всю землю[637].

Стих 20 [21]: Сей же род изгоняется только молитвою и постом. - Когда Он учит, каким образом может быть изгоняем злейший демон, он наставляет всех к жизни.

Стихи 21-23 [22, 23]: Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились. - Всегда Господь соединяет благоприятное с печальным; это для того, чтобы апостолы не устрашились, когда это печальное внезапно наступит, и чтобы они были движимы готовностью духа. Действительно, опечаливая их словами о том, что Он должен претерпеть смерть, Он должен был возбудить в них и радость, потому что [сказал, что] в третий день восстанет. Затем их печаль, и глубокая печаль, проистекает [несомненно] не от неверия (напротив, они знали, что и Петр был исправлен, потому что мыслил не о том, что Божие, а о том, что человеческое), но от того, что они из любви к Наставнику не были в силах слышать о Нем что-либо неблагоприятное и унизительное.

Стих 24: Когда же пришли они в Капернаум [Capharnaum], то подошли к Петру собиратели дидрахм и сказали: Учитель ваш не даст ли дидрахмы? [Стих 25]: Он говорит: да. - После кесаря Августа Иудея была обложена податью, и все поименно были подвергнуты переписи; потому и Иосиф с Марией, родственницей своей, являлся [или: отправлялся] в Вифлеем. Затем, так как Он был воспитан в Назарете (городе Галилеи, который был подчинен Капернауму), то [сборщики] по праву (more) требуют взноса подати; но требующие подати вследствие величия чудесных знамений не дерзают просить Его Самого, а обращаются скромно к ученику, или же с хитростью задают вопрос: даст ли Он дань, или же воспротивится воле Цезаря, как об этом мы читаем в другом месте: Следует ли давать подать Цезарю, или нет[638].

И когда [Петр] вошел в дом, Иисус предупредил его, говоря[639]. - Просившие дидрахмы обращались к нему наедине; а когда он вошел в дом, Господь, прежде чем Петр сообщил Ему, спросил его, чтобы ученики не соблазнились требованием дани, ибо тогда увидели, что Он знает, о чем шло дело в Его отсутствии.

Стих 25 [продолжение], 26: Как тебе кажется, Симон? цари земные с кого берут пошлины или подати? с сынов ли своих, или с посторонних? Петр говорит Ему: с посторонних. Иисус сказал ему: итак сыны свободны. - Господь наш и по плоти, и по духу был сыном царя, т. е. и как рожденный от колена Давидова, и как Слово всемогущего Отца. Итак, как Сын Царей, Он не был обязан давать дань; но как принявший смиренную плоть Он должен был исполнить всякую правду. А мы, несчастные, носящие имя Христа и ничего достойного этого имени не делающие, ничего не воздаем Ему достойного Его имени и как бы царские дети освобождаемся от налогов, когда Он за нас и крест претерпел, и заплатил дань.

Стих 26 [27]: Но чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми; и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя. - Я не знаю, чему удивляться прежде всего при чтении этого места: предведению или величию Спасителя. Предведению - потому, что Он знал, что в пасти рыбы есть статир и что эта рыба должна попасть на уду первой; а величию и силе Его - в том случае, если по слову Его в то же самое мгновение создан был статир, и если Он словом Своим сделал то, что должно было[640] быть. Но в таинственном значении мне кажется, что под этой рыбой должно видеть Того, Который взят первым, который находился в глубинах моря и проводил время в соленых и горьких пучинах для того, чтобы через [Него -] второго Адама освобожден был первый Адам. А то, что находится в устах его, т. е. в исповедании, отдается за Петра и Господа. И этот самый дар есть дар [или: цена] совершенный; но, он разделен [на две части], потому что за Петра уплачивается цена как за грешника; Господь же наш греха не сотворил и в устах Его не оказалось хитрости[641]. Статиром называется монета, имеющая две дидрахмы; он взят для того, чтобы платою одной и той же монеты за Господа и раба показать подобие (similitudinem) их плоти. Но и рассуждая просто, это место дает наставление слушающему в том, что Господь был настолько неимущим, что у Него не было даже того, чем бы Он мог заплатить подать за Себя и за апостола. Поэтому, - если кто-нибудь захочет возразить: каким же образом Иуда носил иногда деньги? мы ответим, что Господь считал преступлением на Свои нужды обращать имущество бедных, и нам подал в этом отношении пример.

Глава XVIII. - Стих 1: В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном? - И в настоящем случае должно быть обращено внимание на то, о чем я уже неоднократно делал замечание, - именно: необходимо исследовать причины отдельных слов и деяний Господа. После нахождения статира и уплаты подати, что может значить внезапный вопрос апостолов: В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном? Так как они видели, что за Петра и Господа отдана одинаковая (idem) подать, то вследствие равенства платы подумали, что Петр превознесен над всеми апостолами, так как при взносе подати он сравнен с Господом. Поэтому они и спрашивают: кто - больший в Царстве Небесном? И Иисус, видя помышления их и понимая[642] причину их заблуждения, имеет намерение (vult) исцелить желание ими славы, возбудив в них ревность к смирению.

Стих 2: Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них [Стих 3:] и сказал. - Он поставил или просто дитя какое-либо, чтобы представить возраст и указать подобие невинности, или, может быть, Он поставил среди них Себя самого, как дитя, потому что Он пришел послужить, а не для того, чтобы Ему служили, так что Он подал им пример смирения. Другие под дитем имеют в виду[643] Духа Святого, которого Иисус вложил в сердца учеников Своих, чтобы гордость их превратить в смирение.

Стих 3: Истинно говорю вам, если не обратитесь [не изменитесь] и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное. - Апостолам не заповедуется, чтобы они обратились в детство по возрасту, но по невинности, т. е. чтобы они имели через продолжительное упражнение то, что дети имеют по возрасту своему, и чтобы они были детьми не в мудрости, а в злобе.

Стих 4: Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном. - Подобно тому, как это дитя, - которое Я представляю вам в пример, - не бывает настойчиво в гневе, не помнит оскорбления, не услаждается, когда видит прекрасную женщину и не говорит другого, когда думает одно; и вы если не будете иметь такой невинности и чистоты духа, то не будете иметь возможности войти в Царство Небесное. А может быть понято и иначе: Кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном. Кто будет подражать Мне, и смирится по Моему примеру, так что настолько отречется от себя, насколько Я отрекся [от Себя], принимая на Себя вид раба[644], тот войдет в Царство Небесное.

Стих 5: И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает. - Кто будет таков, чтобы подражать смирению и невинности Христа, в том принимается Христос. И притом Он, - чтобы апостолам не показалось, что они почтены, - благоразумно прибавляет, что они должны быть принимаемы не по своим личным заслугам, но в честь Учителя.

Стих 6: А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня. - Обрати внимание на то, что соблазняющий мал есть, ибо большие не подвергаются соблазну.

То для такого будет лучше, чтобы ему повесили движимый ослом мельничный камень на шею и потопили его во глубине моря[645]. - Хотя этот приговор может быть общим против всех тех, которые соблазняют кого-либо, однако этот приговор может быть понят в применении и к апостолам, которые своим вопросом: кто - больше в Царстве Небесном, давали понять (videbantur), что они спорят между собой о достоинстве; и если бы они продолжали пребывать в этом пороке, то могли бы соблазном своим погубить тех, которых призывали к вере, если бы эти, со своей стороны, увидели, что и апостолы состязаются между собой о почестях. А слова: Будет лучше, если бы такому на шею его был повешен мельничный камень, движимый ослом[646], сказаны соответственно обычаю страны, по которому за величайшие преступления у древних иудеев наказанием было то, что, привязав огромный камень, потопляли человека в море. Однако такому (соблазнителю) лучше было бы, если бы он за свое преступление принял (сравнительно) легкое наказание, чем подвергся вечным мучениям, ибо Господь одного и того же не накажет [или: не будет судить] дважды[647].

Стих 7: Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит. - Это значит не то, что неизбежно быть соблазнам, ибо в таком случае производящие соблазн не были бы виновны, но значит то, что так как в этом мире соблазны по необходимости бывают, то каждый терпит от соблазнов по своим личным порокам. Вместе с тем, этим общим приговором осуждается Иуда, который приготовил душу свою к предательству.

Стихи 8-9: Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный. И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную. - Необходимо, чтобы соблазны были в мире, однако горе тому человеку, который пороком своим причиняет то, что через него бывает в мире, - чему необходимо быть. Таким образом пресекается всякая страсть и отвергается склонность, чтобы как-нибудь она не подала повода к соблазну для благочестия каждого верующего. Если, говорит Он, кто-нибудь с тобой так соединен, как рука, нога, глаз, и так полезен для тебя и заботлив о тебе, и так сильно действует на твое чувство, и вместе с тем служит для тебя соблазном, и по различию нрава своего увлекает тебя в геенну; тогда лучше, чтобы ты освободился от близости с ним и от плотских выгод[648], чтобы когда ты приобретаешь родственников и необходимых тебе людей, не найти в них причины к погибели своей. Итак, в сравнении с любовью к Господу не должно отдавать преимущество ни брату, ни жене, ни сыну, ни другу, ни всякой другой привязанности, которая может нас отлучить от Царства Небесного. Каждый из верующих знает, что для него вредно, чем поглощена[649] его душа и чем она часто искушается. Лучше вести жизнь в уединении, чем ради того, что необходимо для жизни настоящей, потерять жизнь вечную.

Стихи 10-11: Смотрите, чтобы не презреть одного из малых сих. Ибо говорю вам, что ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего, Который на небесах. Потому что Сын человеческий пришел спасти то, что погибало[650]. - Выше Он сказал, что всякое близкое отношение через руку, ногу или глаз и всякое непреодолимое побуждение (necessitas), могущее произвести соблазн, должно быть отторгнуто. Но теперь Он смягчает свой строгий приговор присоединенной вслед затем заповедью, говоря: Смотрите, чтобы не презреть одного из малых сих[651]. Я, - говорит Он, - заповедаю строгость в такой мере, чтобы научить соединять ее с милосердием. Насколько это зависит от вас, не презирайте, но во имя вашего собственного спасения стремитесь к спасению их. Если же вы не увидите, что они упорствуют во грехах и служат порокам, то лучше будет, если вы спасетесь одни, чем погибнете вместе с многими, ибо Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца. Велико достоинство душ [человеческих], если (ut) каждая из них имеет избранного для нее на хранение ангела от начала бытия своего. Поэтому мы читаем в Апокалипсисе Иоанна: Напиши это ангелу Ефеса, Фиатиры и ангелу Филадельфии и ангелам четырех остальных церквей[652]. Также и апостол предписывает, чтобы в церквах покрывались головы женщин ради Ангелов[653].

Стихи 12-13: Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? И если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся. - Вполне последовательно Он, прежде сказавший: Смотрите,

чтобы не презреть одного из малых сих, присоединяет притчу о девяноста[654] девяти овцах, оставленных в горах и об одной заблудившейся, которую добрый пастырь возвращает к остальному стаду, потому что она не могла двигаться вследствие крайней слабости. Некоторые думают, что это есть Тот пастырь, Который хотя и был в образе Божием, но не почитал хищением быть равным Богу, но умалил Себя, принимая внешний вид раба и был в повиновении Отцу даже до смерти, и смерти - крестной[655] и ради того сошел на землю, чтобы спасти одну погибавшую овцу, т. е. род человеческий. Другие же под девяносто девятью овцами считают возможным понимать все количество праведных, а под одной овцой - грешника, в соответствии с чем говорится в другом месте: Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию[656]. Эта притча в Евангелии от Луки соединена с двумя притчами: о десяти драхмах и двух сынах[657].

Стихи 14: Так нет воли Отца вашего небесного, чтобы погиб один из малых сих. - Он относит к тому, что выше предложено, т. е. к словам: Смотрите, чтобы не презреть одного из малых сих[658], и таким образом учит, чтобы малые не были презираемы. А в словах: Нет воли Отца вашего, чтобы погиб один из малых сих, показывается, что если только погибает один из малых сих, то бывает это не по воле Отца.

Стихи 15-17: Если же согрешит пред тобою брат твой, иди и исправь его с глазу-на-глаз (inter te et ipsum solum). Если же он послушает тебя, то приобрел ты брата своего. Если же тебя не послушает, то присоедини к себе еще одного или двух, чтобы в устах двух или трех свидетелей было тверым (stet) всякое слово. Но в том случае, если он не послушает и их, скажи Церкви. Если же он и Церкви не послушает, то пусть будет как язычник и мытарь[659] [т. е. сборщик податей]. - Если согрешит против нас брат наш, и в каком-нибудь деле оскорбит нас, то мы имеем власть отпускать [грехи], даже по необходимости [должны делать это], потому что нам заповедуется, чтобы мы отпускали долги должникам нашим. Если же кто согрешит против Бога, то это не в нашей власти (поп est nostri arbitru), ибо Божественное Писание говорит: Если человек согрешит против человека, то пусть просит за него. Если же он согрешит против Бога, то кто будет просить за него[660]? А мы, наоборот, будучи снисходительными к оскорблениям, наносимым Богу, выказываем ненависть за бесчестие, наносимое нам. Итак, брат [наш] должен подвергнуться наставлению наедине, чтобы он не остался во грехе, если он еще не утратил стыда и благоговения; и если он послушает нас, то мы приобретаем душу его, а через спасение другого - нами также приобретается спасение. Если же он не захочет послушать, то [к одному] присоединяется другой брат для увещания. А если же он не послушает и этого, то присоединяется еще третий брат - или ради исправления, или же ради того, чтобы дело совершалось при свидетелях. Далее, а если исправляемый не захочет послушать и их, тогда нужно сообщить о нем многим, чтобы они отвращались от него с омерзением, и чтобы тот, на которого стыд не подействовал спасительно, спасся действием укоризн. А когда говорится: Да будет он тебе как язычник и мытарь, то показывается, что человек, под именем верующего делающий дела неверных, заслуживает большего отвращения, чем открытые язычники. А мытарями [сборщиками податей] в переносном значении называются те, которые стремятся к временным выгодам[661] и изыскивают себе доходы обманом, хитростью, кражей и преступным вероломством.

Стих 18: Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе. - Так как он сказал: Если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь, то со стороны непослушного брата могло последовать или тайное возражение, или скрытая мысль такого рода: "Если ты меня презираешь, то и я тебя презираю; если ты меня осуждаешь, то будешь осужден и по моему приговору". [В виду этого] Он дал апостолам власть, чтобы осуждаемые ими знали, что приговор человеческий поддерживается приговором Божественным, и что бы ни было связано на земле, то связывается равным образом и на небе.

Стихи 19-20: Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. - Вся вышеприведенная часть речи призывает нас к согласию. Поэтому обещается и награда в Его словах, что Он будет посреди между двумя или тремя. Это напоминает пример одного правителя (juxta illud exemplum tyranni), который, посадив в заключение двух друзей, - из которых один хотел навестить свою мать и был выпущен под поручительство другого, - хотел испытать их верность таким образом, чтобы одного выпустить на свободу, а другого удержать. А когда отправившийся возвратился в назначенный день, то правитель, пораженный их взаимной верностью, просил, чтобы они двое приняли его третьим [в качестве друга]. Можем мы это понимать и в духовном смысле, - именно: когда дух, душа и тело находятся между собой в согласии и не имеют взаимно между собою разногласящих желаний [или: похотей], т. е. когда плоть не вожделеет[662] вопреки духу и дух - вопреки плоти, то они получат от Отца все, о чем бы ни просили. Конечно, никто не должен сомневаться в том, что прошение может быть [только] о добрых делах, т. е. когда тело хочет иметь то, что дух.

Стихи 21-22: Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: "до семи", но до седмижды семидесяти раз. - Речь Господа так согласна во всех своих частях, что подобно тройному канату не может быть расторгнута. Выше Он сказал: Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, и присоединил: Если согрешит против тебя брат твой, то иди и обличи его одного с глазу-на-глаз (inter te et ipsum)[663] и т. д., а потом и награду присоединил в словах: Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им, и Я буду посреди них. Задетый[664] [этим] апостол Петр спрашивает, сколько раз должно отпускать согрешающему против него брату, и когда в вопросе дает собственный решительный ответ: До семи? то Иисус в ответ ему говорит: Не до семи, но до седмижды семидесяти раз, т. е. четыреста девяносто раз, так что согрешающему брат он должен прощать столько раз в день, сколько раз он и согрешить не может.

Стих 23: Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. - У сирийцев и особенно у жителей Палестины есть привычка к каждой речи своей присоединять притчи; это для того, чтобы недоступное для усвоения слушателями в виде простого приказания, усваивалось ими с помощью подобий и примеров. Итак, Господь, - через уподобление царю и господину и, с другой стороны, рабу, который вследствие прошения у господина получил прощение своего долга в десять тысяч талантов, - повелел Петру, чтобы и он также прощал подобным себе рабам (conservis suis), которые согрешили в гораздо меньшей степени. В самом деле, если царь и господин столь легко отпустил повинному ему рабу десять тысяч талантов, то насколько больше рабы должны отпускать подобным себе рабам гораздо меньшие прегрешения. А чтобы это было яснее, покажем на примере. Если кто из нас совершит прелюбодеяние, человекоубийство, святотатство, - преступления гораздо большие, чем долг в десять тысяч талантов, то по прошению они прощаются, если и сами совершившие отпускают согрешающим в меньшей степени. Наоборот, если мы бываем непримиримыми врагами из-за совершенного над нами бесчестия, если мы имеем постоянную вражду из-за неприятного (amarum) слова, то не кажется[665] ли нам, что по справедливости и мы должны быть заключены в темницу, и примером своего деяния не даем ли мы повода к тому, чтобы и нам не было оказано снисхождения в наших более тяжких преступлениях?

Стихи 24-34: Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов [большая сумма золота или серебра]. А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: "государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу". Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев [мелкая серебряная монета], и, схватив его, душил, говоря: "отдай мне, что должен". Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: "потерпи на мне, и все отдам тебе". Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились, и, придя, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает и говорит: "злой раб/ весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?" И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. - Я знаю, что некоторые под должником в десять тысяч талантов понимают дьявола, под женой и детьми которого, предназначенными к продаже, когда он продолжает коснеть в злобе, они желают понимать отсутствие разума и злые помышления. Подобно тому как мудрость называется супругой праведного, глупость называется женой неправедного и грешника. Но, в таком случае, каким образом Господь простит ему десять тысяч талантов, а он нам, подобным ему рабам, не простит и сотни динариев? Это не может быть принято ни церковным толкованием, ни благоразумными людьми.

Стих 35: Так и Отец Мой небесный поступит с вами, если каждый не простит брату своему от сердец ваших[666] [т. е. чистосердечно]. - Опасна та мысль, будто приговор Суда Божественного колеблется и изменяется соответственно изменчивости нашей мысли. Если мы не прощаем братьям своим незначительного, то от Бога не простится нам великое. И так как каждый может сказать: "Я ничего не имею против него; это он сам знает; Бог - ему Судья, не моя забота о том, что Он имеет сделать ему: я ему простил". Поэтому [Господь] утверждает свою заповедь и исключает всякое притворство в заключении мира словами: Если каждый отдельно не отпустите брату своему чистосердечно.

Глава XIX. - Стихи 1-3: Когда Иисус окончил слова сии, то вышел из Галилеи и пришел в пределы Иудейские, Заиорданскою стороною. За Ним последовало много людей; и Он исцелил их там. И приступили к Нему фарисеи, и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? - Из Галилеи Он пришел в Иудею; и вот партия фарисеев и саддукеев спрашивает Его: позволительно ли мужу давать развод жене своей по какой угодно причине. Это с тем, чтобы поставить Его в затруднение [так называемым] рогатым умозаключением (syllogismo), ибо что бы Он ни отвечал, Он мог быть пойман на словах. Если бы Он сказал, что жену должно отпускать по какой угодно причине и жениться на другой, то Он оказался бы проповедником того, что противоречит стыдливости. А если бы Он ответил, что не по всякой вине можно давать развод, то был бы пойман как виновный в святотатстве, и рассуждал бы как поступающий против Моисея, а через Моисея был и [противником] Божиим. Поэтому Господь так соразмеряет Свой ответ, что обходит их уловку, приводя в свидетельство Священное Писание и естественный закон и противопоставляя первоначальное повеление Божие последнему, которое было уступкой не воле Божией, а потребности согрешающих.

Стих 4: Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? - Это написано в начале книги Бытия; и говоря: мужчину и женщину, Он показывает, что необходимо избегать второго брачного союза, потому что Он не говорит: мужчину и женщин, что предполагалось для расторжения первого союза, а: мужчину и женщину, чтобы они связывались участью с одной только женой.

Стихи 5-6: И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть[667]. - Таким же точно образом Он говорит: "Прилепится[668] к жене своей", а не: "к женам". И будут двое одной плотью[669]. Вознаграждение брачного союза в том, что двое будут одной плотью. Непорочность, соединенная с духом, производить один дух.

Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает[670]. - Бог сочетал[671], сделав одною плоть мужчины и женщины; [никакой] человек не может разделить ее, кроме одного только Бога. Человек разлучает тогда, когда отпускает первую жену вследствие желания иметь жену другую; Бог же разлучает, - Бог, который и соединил, - тогда, когда ради служения Богу, по взаимному соглашению (потому, что время близко), мы имеем жен так, как будто мы не имеем их[672].

Стих 7: Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? - Они раскрывают то злословие против Господа, которое приготовили. Однако несомненно, что Господь изложил не свое суждение, а только воспроизвел события древней жизни народа и заповеди Божии.

Стих 8: Он говорит им: Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам разводиться с женами вашими; а сначала не было так. - Слова Его такого рода: "Разве Бог может Себе противоречить так, чтобы прежде приказать одно, а потом Свой приговор нарушить новым повелением?" Не так должно рассуждать; а так, что когда Моисей увидел, что вследствие желания иметь других жен, или более богатых, или более молодых, или более красивых первые жены бывают умерщвляемы или проводят бедственную жизнь, то предпочел смягчить несогласие, чтобы не дать продолжаться ненависти и человекоубийству[673]. Вместе с тем обрати внимание и на то, что Он не сказал: По жестокосердию вашему повелел вам Бог, но: Моисей, так что, - как говорит апостол[674], - это совет человеческий, а не повеление Божие.

Стих 9: Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею [по какому-либо поводу] не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует. - Только одно прелюбодеяние [жены] пусть превозмогает над склонностью к жене. И, притом, когда жена разделит одну плоть на две и через прелюбодеяние отделится от мужа, тогда она не должна быть удерживаема [мужем], чтобы муж не подпал проклятию слов Писания: Кто удерживает прелюбодействующую, тот не разумен и нечестив[675]. Итак, где ни обнаружится прелюбодеяние, или даже только подозревается, там жена отпускается свободно. Но так как может случиться, что кто-нибудь наносит бесчестие невинной, и вторым брачным союзом сваливает виновность на первую супругу, то и повелевается, чтобы таковой отпускал жену, но так, чтобы он при жизни [этой] первой, второй жены уже не имел. В самом деле, ведь слова Его значат следующее: "Если ты отпускаешь жену свою не вследствие похоти, а вследствие обиды [на нее, или со стороны ее], то почему, испытав несчастье в первом браке, подвергаешь себя опасности нового?" И сверх того могло случиться так, что на основании того же закона жена также могла дать развод мужу, поэтому дается то же самое предупреждение, - именно: чтобы она не брала себе другого мужа. А так как распутная женщина и та, которая уже ступила на путь прелюбодеяния, не будет бояться позора, то второму мужу дается предупреждение, что он будет повинен в прелюбодеянии, если возьмет себе таковую в жены.

Стих 10: Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность[676] человека к жене, то лучше не жениться. - Жены составляют великое бремя, если нельзя их отпускать [по другой причине], кроме прелюбодеяния [с их стороны]. Что же, в самом деле, если жена будет предаваться пьянству или будет гневлива, или дурного нрава, или прожорлива, или не усидчива [ветреная, непостоянная, непоседа], или сварлива, или злоречива, ужели и жену такого рода должно терпеть [при себе]? Хотим ли мы, или не хотим, но она должна быть удерживаема; так как мы были свободны и добровольно подчинились этому рабству. Поэтому ученики, видя тяжесть брачного ига, обнаруживают движение своей души и говорят: Если такова обязанность[677] человека к жене, то лучше не жениться.

Стих 11: Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано. - Под словом этим пусть никто не разумеет судьбы или счастья, потому что это[678] [или] девственники (virgines), которым дано от Бога [быть таковыми], или же те, которых случай привел в такое состояние; но дано это тем, которые просили этого, хотели этого или трудились, чтобы достигнуть этого. В самом деле, всякому просящему будет дано, и ищущий найдет, и стучащему[679] будет открыто[680].

Стих 12: Ибо есть скопцы, которые так родились из чрева матери, и есть скопцы, которые сделались [таковыми] чрез людей; а есть скопцы, которые сами себя сделали скопцами ради царствия небесного; кто может принять, тот пусть принимает[681]. - Есть три рода скопцов: два - плотские, третий - духовный. Одни суть те, которые родились таковыми от чрева матери, другие - те, которые сделались таковыми или в неволе, или по прихоти владелиц. Третьи - те, которые оскопили себя ради Царства Небесного, и стали скопцами ради Христа, хотя могли бы быть мужами. Таковым именно обещается награда; а выше названным [первым двум родам], оскопление которых есть дело необходимости, а не произволения, не должно быть ничего совершено. Мы можем объяснить это и иначе. Скопцы от чрева матери - это те, которые более холодны по своей природе и не ищут удовлетворения похоти. А другие скопцы, - сделанные людьми, - это те, которых или воспитали мудрецы мира сего (философы - philosophi), и изнежило до степени женщин (emolliuntur in feminas) служение идолам, или те, которые по убеждению еретиков ведут притворно непорочную жизнь, чтобы обманывать [других] притворной чистотой веры своей (ut mentiantur religionis veritatem). Но никто из них не унаследует Царства Небесного кроме того, который оскопил себя ради Христа. Поэтому Он и прибавляет: Кто может принять, тот пусть принимает[682], - именно: чтобы каждый обращал внимание на свои силы, возможно ли для него выполнить заповеди девства и чистоты. Действительно, чистота сама по себе обольстительна и кого угодно может привлечь к себе; но при этом необходимо соразмеряться[683] со своими силами, чтобы [обеты ее] принимал на себя тот, который может принять. Эти слова являются как бы голосом убеждающего Господа и возбуждающего воинов своих к получению награды за чистоту жизни: Кто может принять, тот пусть принимает[684], [т. е] кто может бороться[685], тот пусть борется[686], побеждает и торжествует.

Стихи 13-14: Тогда приведены были к Нему дети, чтобы Он возложил на них руки и помолился; ученики же возбраняли им. Но Иисус сказал. - [Ученики делали так] не потому, что не хотели, чтобы они были благословлены словами и рукой Спасителя, но потому, что, не имея вполне совершенной (plenissimam) веры, и думали, что Он подобно другим людям будет утомлен надоедливостью (несвоевременностью) приносивших.

Стих 15 [продолжение 14-го и 15-й]: Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное. И возложив на них руки, пошел оттуда. - Многозначительно говорит Он: таковых, чтобы показать, что великое значение имеет не возраст, а их нрав; и Он обещает награду тем, которые будут иметь подобную же невинность и простоту. Апостол также в своих словах вполне согласен с тем же приговором Господа: Братия! Не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни[687].

Стих 16 [и начало 17-го]: И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель Благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему. - Тот, который спрашивал, каким образом он унаследует жизнь вечную, был и юн, и богат, и горд; а согласно словам других евангелистов, он спрашивал не с целью научиться, а с целью испытать.

Стих 17 [продолжение]: Почему ты спрашиваешь Меня о добре (Quid me interrogas de bono). Благ один Бог[688]. - Так как спросивший назвал Учителя благим, но не исповедал Его ни Богом, ни Сыном Божиим, то ему дается урок в том смысле, что святой человек в сравнении с Богом, о Котором говорится: Славьте Господа, ибо Он благ[689], не есть благ. Но чтобы кто-либо не подумал, что словами о благости Божией исключается благость Сына, мы читаем в другом месте: Пастырь добрый (bonus - благой) полагает душу свою за овец своих[690]; и у пророка говорится, что Дух есть благ и земля добра. Таким образом и Спаситель не отвергает свидетельства о благости [Своей], но Он отрицает ту неверную мысль, то благим может быть учитель без Бога.

Стихи 18-19 [окончание 17-го, 18-й и 19]: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. - Что вопрошавший юноша был искусителем, это мы можем доказать и тем, что на обращенные к нему слова Господа: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди, отвечает хитрым вопросом, какие это заповеди, как будто он сам не читал, или как будто Господь [Иисус Христос] мог повелеть нечто, противное Богу.

Стих 20: Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? [стих 21] Иисус сказал ему. - Юноша говорит ложь; действительно, если он на деле исполнил то, что сказано в заповедях: Возлюби ближнего твоего как самого себя, то каким образом, слыша потом слова: Иди и продай то, что имеешь и отдай нищим[691], - он уходит опечаленным, потому что имел многие богатства?

Стих 21 [окончание]: Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, и следуй за Мною. - Хотим ли мы быть совершенными, это находится в нашей власти. Но кто бы ни захотел быть совершенным, тот должен продать то, что имеет; и продать не часть только, как сделали Анания и Сапфира[692], а продать все, и когда продаст, все отдать нищим, и таким образом приготовить себе сокровище в Царстве Небесном. Но и это будет достаточно для совершенства только тогда, когда, презрев богатство, таковой последует Спасителю, то есть, оставив зло, будет делать добро. Действительно, легче отнестись с презрением к богатству (sacculum, то есть кошелек, сумка для денег), чем к удовольствиям. Многие, оставляя богатство, не следуют Господу. А Господу следует тот, кто Ему подражает и идет по стопам Его. Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал[693].

Стих 22: Он ушел опечаленным, ибо имел много богатства[694]. - Это есть та печаль, которая приводит к смерти[695]. Здесь указывается и причина печали, - в том, что он имел много имений, то есть те тернии и волчцы, которые подавили семена Божественные.

Стих 23: Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное. - Но каким образом Авраам, Исаак и Иаков, люди богатые, вошли, по свидетельству Господа, в Царство Небесное[696], а также Матфей и Закхей, по словам Евангелия, после оставления ими богатства? Однако здесь нужно обратить внимание на то, что когда они вошли, то уже перестали быть богатыми. Таким образом, они до тех пор не входили, пока были богаты. Впрочем, хотя богатства с трудом делаются предметом презрения, однако Он не сказал: "Невозможно, чтобы богатый вошел в Царство Небесное", а сказал: "Трудно". Где указывается трудность, там не представляется невозможность, а только заявляется о трудности.

Стихи 24-26: И еще говорю вам: удобнее верблюду (camelum) пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно. - Этими словами уже показывается, что не [только] трудно, но и невозможно [войти в Царство Небесное богатому]. Действительно, если верблюд не может пройти сквозь игольное ушко и если подобно этому богач не может войти в Царство Небесное; то никакой из богачей не спасется. Однако, если мы прочтем у Исайи о том, как верблюды Мадиана и Эфы прибудут в Иерусалим с дарами и сокровищами[697], а также и то, что бывшие первоначально согнутыми и искривленными безобразием пороков входят в ворота Иерусалима, то мы увидим, что и эти верблюды, с которыми сравниваются богатые, после того как сложат с себя тяжесть грехов и освободятся от всего безобразия телесного, могут войти в тесные врата и вступить на узкий путь, ведущий к жизни[698]. А когда ученики задают вопрос и удивляются строгости сказанного [говоря]: Кто же таким образом спасется? Он милосердно смягчает строгость Своего приговора, говоря: Что невозможно у людей, то возможно у Бога.

Стих 27: Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? - Великая вера: Петр был рыбаком, он не был богачом, своими руками и искусством зарабатывал хлеб, и однако говорит с полным доверием: Оставили все. Но так как недостаточно оставить все, он присоединяет и то, что говорит о [их] совершенстве: И последовали за Тобою. "Мы сделали то, что Ты повелел; итак, какую награду Ты дашь нам?"

Стих 28: Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, - в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. - Он не сказал: "оставившие все", ибо это сделал и философ Кратес [или: Сократ], а также и другие многие оставили с презрением богатства; но сказал: последовавшие за Мною, что в собственном смысле сделано апостолами и другими верующими. Во время возрождения, когда Сын Человеческий сядет на престоле Своего величия, когда из мертвых от тления восстанут нетленные, сядете и вы на скамьях[699] судей, осуждая двенадцать колен Израиля, ибо когда вы уверовали, они не хотели веровать.

Стихи 29-30: И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит в сто крат и наследует жизнь вечную; многие же будут первые последними, и последние первыми. - Место это совпадает с тем словом Спасителя, которым Он говорит: Не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его[700]. Итак, тот, кто ради веры во Христа и проповеди Евангелия оставит с презрением все склонности и богатства, и удовольствия мира, [тот] в сто раз больше получит и будет обладать вечной жизнью. По поводу этого слова Господа многие принимают учение о тысячелетнем Царстве после Воскресения, говоря, что тогда мы в сто раз больше получим, чем то, что мы оставили, и что нам должна быть дана в награду вечная жизнь. Они не понимают, что если в отношении к прочему обетование является почетным (digna), то в отношении к женам было бы позорным, чтобы оставивший ради Господа одну [жену] получил в будущем сто. Таким образом, смысл тот, что оставивший ради Спасителя плотское получит духовное, которое по сравнению и ценности его заслуги будет таково, как число малое по сравнению с числом стократным. Посему апостол и говорит, что те, которые оставили только малый дом и незначительные поля в одной области, бывают как бы ничего не имеющие, но всем обладающие[701].

Глава XX. - Стихи 1-12: Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома (paterfamilias - отец семьи), который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой. И договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой. Выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно. И им сказал: "идите и вы в виноградник мой, и, что следовать будет (justum fuerit), дам вам". Они пошли. Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: "что вы стоите здесь целый день праздно?" Они говорили ему: "никто нас не нанял". Он говорит им: "идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам". Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: "позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых". И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше; но получили и они по динарию. И, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. [Стих 13]: Он же в ответ сказал одному из них. - Эта притча, или сравнение Царства Небесного понимается из того, что прежде внушено, ибо перед ней написано: Многие первые были последними, и последние - первыми[702]. Господь судит не по времени, а по степени веры. И Он говорит, что домохозяин вышел ранним утром, чтобы привести работников в виноградник свой и условился заплатить за работу по динарию. Потом он вышел около третьего часа и увидел на площади других, стоявших без работы; и обещал им не по динарию, а то, что будет справедливо. Подобным образом он сделал в шестой и девятый часы. А в одиннадцатый час он нашел других стоящих, которые целый день провели без работы, и их послал он в виноградник. А когда уже стало поздно, то он приказал управляющему своему, чтобы он начал давать плату, начиная с последних, то есть с тех, которые были с одиннадцатого часа, и окончил работниками, трудившимися с первого часа. И все одинаково возгорелись завистью к самым последним рабочим и стали обличать домохозяина в несправедливости. И не потому, что они получили меньше, чем было условлено, а потому что хотели получить больше тех, на которых излилось милосердие нанимателя. Мне кажется, что делатели первого часа[703 ]Самуил и Иеремия, и Креститель, которые вместе с Псалмопевцем могут сказать: От чрева матери моей Ты - Господь Бог мой[704]. А делатели третьего часа это те, которые начали служить Богу с юношеского возраста (a pubertate); делатели шестого часа это те, которые взяли на себя иго Христово в зрелом возрасте, а девятого - те, которые [начали] в возрасте, склоняющемся к старости. Затем делатели одиннадцатого часа это те, которые [начали] в глубокой старости. И однако все получили одинаковую награду, хотя труд их был различен. Есть такие, которые объясняют эту притчу иначе. Они представляют (volunt), что в первый час посланы были в виноградник Адам и другие патриархи до Ноя, в третий час - сам Ной [и другие] до Авраама и данного ему обрезания; в шестой час - от Авраама до Моисея, когда дан закон; в девятый - Моисей и пророки; в одиннадцатый - апостолы и народы языческие, которым все завидуют. Посему евангелист Иоанн, имея в виду то же самое, после часа одиннадцатого, когда солнце уже склонялось к заходу и [день] к вечеру, говорит: Дети мои, час - последний[705]. Но вместе с тем поразмысли и о том, что все, одинаково обличающие несправедливость домохозяина в отношении к делателям одиннадцатого часа, не замечают ее в отношении к себе. В самом деле, если домохозяин был несправедлив, то не к одному, а ко всем, потому что делатель третьего часа не так трудился, как делатель первого часа, посланный в виноградник. Подобным образом делатель шестого часа трудился менее делателя третьего часа, а делатель девятого часа - меньше делателя шестого часа. Итак, всякий завидует позднему призванию язычников, и благодати Евангелия делается упрек. Посему Спаситель в заключение притчи говорит: Будут первые последними, и последние первыми[706], так что иудеи из головы обратятся к хвосту, а мы из хвоста изменимся в голову.

Стих 13 [окончание]: Друг, я не обижаю тебя. - В книге одного [автора][707] я прочитал, что этот друг, который встречает возражение со стороны домохозяина, этот делатель первого часа есть первозданный [то есть Адам] и те, которые уверовали в его время.

Не за динарий ли ты договорился со мною? - Динарий имеет на себе изображение царя. Таким образом, ты получил плату, которую я тебе обещал, то есть образ и подобие мое; почему же ты просишь большего? Притом же ты не столько сам хочешь получить больше, сколько хочешь, чтобы другой ничего не получил, как будто цена твоей платы уменьшается для тебя от сравнения с другим.

Стихи 14-15: Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? - Иудей под законом спасается не благодатью, но делами, ибо кто сотворит милость (gratiam), тот будет жить ею. Потому и говорится тому [делателю]:

Стих 16 [окончание 15-го и 16-й]: Или глаз твой завистлив от того, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними; ибо много званных, а мало избранных. - То же самое значение имеет и известная притча в Евангелии от Луки, в которой старший сын завидует младшему и не хочет, чтобы он был после раскаяния принят, и обвиняет отца в несправедливости. А чтобы мы знали, что она имеет указанный нами смысл, и начало притчи, и конец ее согласны между собою: Так будут, - говорит Он, - последние первыми, и первые последними.

Стихи 17-19: И восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних, и сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет. - То же самое Он часто говорил ученикам, но так как в промежутках была речь о многих других предметах, то из памяти их могло ускользнуть то, что они слышали; поэтому собираясь войти[708] в Иерусалим и повести с Собою туда апостолов, Он готовит[709] их к искушению, чтобы они не соблазнились, когда наступит позорное мучение и крестная смерть.

Стихи 20-21: Тогда приступила к Нему мать сыновей Зе-ведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем. - Откуда у матери сынов Зеведеевых явилась мысль о царствовании, когда Господь сказал: Сын Человеческий предан будет первосвященникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие, то есть, когда Он провозвестил находящимся в страхе ученикам о бесславии страдания, [почему] она ищет славы торжествующего. Я думаю потому, что Господь после всего сказал: И в третий день воскреснет; эта женщина думала, что Он после воскресения будет царствовать там; и то, что обещается после второго пришествия [по ее мнению] должно было исполниться в первое пришествие; по свойственной женщинам притязательности (aviditate) она ищет настоящего, забывая о будущем. А вопрос Господа и обращение внимания на ее просьбу словами: Чего ты хочешь? происходит не от незнания; он предлагается от лица Того, Который должен был подвергнуться бичеванию и распятию, - подобно тому, как и вопросы относительно кровоточивой: Кто прикоснулся ко Мне?[710], о Лазаре: Где вы положили его?[711] а также в Ветхом Завете: Адам, где ты?[712] и: Сошедши посмотрю, поступают ли они соответственно воплю [против них], восходящему ко Мне, чтобы узнать, если это не так[713]. Но мать сынов Зеведея в женском неразумии и под влиянием любви [к детям] просит, не зная чего. И не удивительно, когда она обличается в неразумии, так как и о Петре говорится: Не зная, что он говорит, когда он хочет устроить три кущи [палатки][714].

Стих 22: Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. - Просит мать, а Господь говорит ученикам, разумея, что просьба ее была следствием желания ее сыновей.

Можете ли пить чашу, которую Я буду пить? Они говорят Ему: можем. - Под чашей, о которой говорится в Священном Писании, мы разумеем страдания соответственно словам: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия[715] и в псалме: Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне? Чашу спасения прииму, и имя Господне призову[716] и непосредственно вслед затем прибавляет, какая это чаша: Драгоценна перед Господом смерть святых Его!

Стих 23: Он сказал им: Действительно, чашу Мою вы будете пить: но дать сесть по правую и по левую сторону от Меня, это не в Моей власти, а принадлежит тем, которым уготовано от Отца Моего[717]. - Спрашивается: каким образом сыны Зеведея, - именно: Иаков и Иоанн, будут пить чашу страданий, когда [Священное] Писание повествует, что только Иаков апостол был обезглавлен Иродом[718], а Иоанн окончил жизнь свою естественною смертью. Но если мы будем читать церковные повествования, в которых говорится, что и он был во время мучений опущен в котел кипящего масла и оттуда вышел, как победитель на ристалище, для принятия венца Христова и потом был сослан на остров Патмос, то увидим, что Иоанн не имел недостатка в мужестве для перенесения мучений и что он испил чашу исповедания: ее испили и три отрока в печи огненной[719], хотя гонитель и не пролил крови. А слова: Но дать вам сесть по правую и по левую сторону от Меня, это не в Моей власти, а принадлежит тем, которым уготовано от Отца Моего, нужно понимать так: Царство Небесное находится во власти не дающего, а получающего (поп est dantis, sed accipientis), ибо у Бога нет лицеприятия[720], но получит его тот, кто покажет, что он достоин Царства Небесного, которое уготовано не для лица, а для жизни. Таким образом, если вы будете таковы, что можете наследовать Царство Небесное, которое Отец Мой уготовил победителям и торжествующим, то и вы также получите его. Некоторые утверждают (volunt), что это сказано о Моисее и Илии, которых они (апостолы) немного раньше видели на горе. Но мне это никоим образом не представляется. Имена восседающих в Царстве Небесном не называются, конечно, для того, чтобы при наименовании немногих остальные не подумали, что они исключены [из него].

Стих 24: Услышавши сие, прочие десять учеников вознегодовали на двух братьев. - Десять апостолов не стали негодовать на мать сынов Зеведеевых и не относили к дерзости просящей женщины [ее прошения], но на сыновей ее, потому что эти, не зная меры [сил своих], воспламенились неумеренной жаждой [к славе], почему им (quibus) и сказал Господь: Вы не знаете, чего просите[721]. Но как из ответа Господа, так и из негодования апостолов само собою разумеется, что сыновья побудили мать к настоятельной просьбе о великом.

Стихи 25-27: Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом. - Смиренный и кроткий Учитель ни двух учеников [Своих] не обличал в неумеренной жадности, ни десять остальных апостолов не упрекал за негодование и зависть; но Он показал такой пример, которым дал понять им, что большим будет тот, кто будет меньшим, и господином будет тот, кто раб всех. Итак, напрасно как те просят неумеренно, так и эти скорбят о желании большего [со стороны тех], так как высшей степени добродетели доходят не могуществом власти, а смирением. Наконец, Он приводит в пример Себя, чтобы они, если не придадут значения Его словам, устыдились от Его действий, и говорит:

Стих 28: Так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить. - Заметь, что, - как мы часто говорили, - Тот, Кто служит, называется Сыном Человеческим.

И отдать душу Свою для искупления многих, - когда Он принял внешний вид раба, чтобы пролить кровь свою за мир[722]. Он не сказал: "Душу свою дать для искупления всех", но: за многих[723], то есть за тех, которые захотели бы уверовать.

Стихи 29-31: И при выходе их из Иерихона последовала за Ним большая толпа народа. И вот два слепца, сидящие у дороги, услышали, что проходит мимо Иисус, и стали громко взывать: Господи, умилосердись над нами, Сын Давидов! Толпа же удерживала их, чтобы они молчали. Но они взывали еще громче, говоря: Господи, умилосердись над нами, Сын Давидов![724] - В Иерихоне было много разбойников, которые обыкновенно убивали и ранили выходящих и удаляющихся из Иерусалима; поэтому Господь идет в Иерихон с учениками Своими, чтобы освободить от страданий израненных и увлечь за Собой большую толпу. Потом, когда они хотели выйти из Иерихона, за Ним последовала большая толпа [народа]. Если бы Он постоянно оставался в Иерусалиме, и никогда не снисходил к людям низшим, то толпа и до настоящего времени сидела бы во тьме и в тени смерти. Но при дороге сидели и двое слепцов. Слепыми он называет тех, которые еще не могли сказать: Во свете Твоем мы узрим свет[725]. Они сидели при пути, потому что, по-видимому, имели познание закона, но того пути, который есть Христос, они еще не знали. Весьма многие под ними разумеют фарисеев и саддукеев, другие же - тот и другой народ, то есть людей и Ветхого и Нового Завета, потому что как один, следуя написанному закону, так и другой - закону естественному, были без Христа слепы. Эти слепцы, не имея возможности видеть сами по себе, слышали крики восторга перед Христом и исповедали Его сыном Давида. Если же оба слепых не имеют отношения к народу иудейскому, то следующие затем слова: Толпа же удерживала их, чтобы они молчали[726], должно понимать относительно язычников, которых апостол увещевает не тщеславиться и не превозноситься перед корнем своим[727]. Но когда они сами вследствие заблуждения первых с дикой маслины были привиты к доброй маслине, то никоим образом не должны завидовать спасению первых. Господи, умилосердись над нами, Сын Давидов! [728] Толпа их сдерживает, но они нисколько не умолкают, и еще усиленней просят, чтобы показать полное желание истинного света.

Стихи 32-33: Иисус, остановившись, подозвал их и сказал: чего вы хотите от Меня? Они говорят Ему: Господи! чтобы открылись глаза наши. - Они были слепы, не знали, к кому стремиться, и не могли следовать за Спасителем. В Иерихоне было много рвов, больших камней и обрывов над глубокими пропастями. Поэтому Господь останавливается, чтобы они могли подойти, приказывает подозвать, чтобы толпа не удерживала их, и, как бы не зная, чего они хотят, спрашивает их, чтобы, с одной стороны, из ответа слепых сделалась вполне очевидною немощь слепых, и, с другой стороны, узнана была через исцеление Его сила.

Стих 34: Но Иисус умилосердился над ними, коснулся их очей, и они тотчас прозрели и последовали за Ним[729]. - Он касается очей и, как мудрый художник, дает то, чего им не дала природа. С другой стороны, и так [сказать можно], что отнятое человеческой немощью было вознаграждено милосердием. И они тотчас стали видеть и последовали за Ним. Те, которые прежде сидели перед Иерихоном, как бы в связанном состоянии, после того следуют за Иисусом не столько ногами своими, сколько добродетелями.

Глава XXI. - Стихи 1-3: И когда Он приблизился к Иерусалиму и пришел в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, говоря им: Идите в поселение, которое перед вами, и тотчас найдете привязанную ослицу и осленка около нее; отвяжите их и приведите ко Мне. А если вам кто-нибудь скажет что, то скажите, что Господь имеет нужду в них и скоро отпустит их[730]. - Он выходит из Иерихона, выведя оттуда как можно большую толпу народа и, возвратив здравие слепым, приближается к Иерусалиму, осыпаемый многими благожеланиями; подав спасение верующим, Он хочет вступить в город мира и в место созерцания Бога, и в крепость, назначаемую для того, чтобы следить[731] [за неприятелем - arcem speculatorii]. И когда Он приблизился к Иерусалиму и пришел в Виффагию, то есть к дому челюстей (это было поселение священников, образец исповедания, и было расположено на горе Масличной, где сосредотачивался свет познания и где был отдых от трудов и скорбей). Он послал двух учеников Своих умозрительного (θεορητικ?ν) θ деятельного (?ργαστικ?ν), ςо есть знание и действие, чтобы они вступили в поселение, и сказал им: Идите в поселение, которое перед вами[732]. Действительно, оно было перед апостолами [то есть враждебно им] и не хотело принять ярма учения, и тотчас найдете, говорит, привязанную ослицу и осленка около нее; отвяжите их и приведите ко Мне[733]. Ослица была привязана многими узами грехов. А резвый осленок и не переносящий узды вместе с матерью, согласно Евангелию от Луки[734], имел многих господ как не подчиненный одному заблуждению и учению: и однако многие господа, усвоившие себе непозволительную власть, видя истинного Господа и пришедших от Него рабов, присланных для того, чтобы отвязать его, не осмелились воспротивиться. Что такое эта ослица и этот осленок, мы скажем в дальнейшей речи.

Стихи 4-5: А было все это так, чтобы исполнилось предсказание пророка, который говорит: Скажите дочери Сиона: Вот Царь твой приближается к тебе кроткий, сидящий на ослице и осленке, родившемся от носившей ярмо[735]. - Это написано в книге пророка Захарии, о чем мы напишем с большей полнотой в своем месте, если позволит нам время жизни. Теперь же необходимо кратко коснуться того обстоятельства, что, по прямому смыслу, на небольшом переходе (in parvo itineris spatio) Он не мог садиться на то и другое животное. В самом деле, или Он сидел на ослице, тогда осленок был без седока; или Он воспользовался чтобы сесть осленком, - что более представляется вероятным, - тогда ослица была ведома на свободе. Так как прямой смысл (historia) представляет нам таким образом или нечто невозможное, или соблазнительное (turpitudinem), то мы переносимся к более возвышенному, чтобы уразуметь, что эта ходившая под ярмом ослица, порабощенная, влачившая бремя закона есть синагога [или народ иудейский]; а осленок, игривый и свободный, - народы языческие, на которых воссел Иисус; к ним двум послал Он и двух учеников Своих: одного - к обрезанным, а другого - к язычникам.

Стихи 6-7: Ученики же удалившись сделали так, как повелел им Иисус. И привели они ослицу и осленка и возложили на них одежды свои и посадили Его сверху[736]. - Этот осленок и эта ослица, на которых апостолы возложили свои одежды, чтобы Иисусу было не жестко сидеть, до пришествия Спасителя были обнажены и дрожали от холода, в то время как многие захватывали над ними власть. А после того, как они получили апостольские одежды, сделались прекраснее, чтобы иметь Господа восседающим на них. Одежда же апостольская должна быть понимаема или как учение о добродетелях, или как истолкование Писаний, или как разнообразие церковных догматов, которыми душа если не будет наставлена и украшена, то не заслужит того, чтобы иметь Господа восседающим на ней.

Стих 8: Множество же народа постилали свои одежды по дороге. - Здесь вы видите различие каждого лица. Апостолы возлагают одежды свои на ослицу, а толпа, имеющая менее важное значение, бросает их под ноги осла, чтобы он как-нибудь не натолкнулся на камень, не наступил на острые тернии и не скользнул в рытвину.

А другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. - От плодоносных деревьев нарезали ветвей и набросали по пути, - с деревьев, которыми была обсажена Елеонская гора, - чтобы испорченный путь сделать хорошим и чтобы уравнять неравное, и чтобы таким образом Христос, победитель демонов и пороков, с большим удобством и легкостью вступил в сердца верующих.

Стих 9: Толпы же, которые шли вперели и которые следовали позади [Его] восклицали, говоря: Осанна сыну Давидову, благословен Тот, Который идет во имя Господа. Осанна в вышних[737]. - Так как прямой смысл (historia) ясен, то мы постараемся открыть духовное значение. Толпы, вышедшие из Иерихона и последовавшие за Господом и учениками Его, после того, как они увели отвязанного осленка - который был прежде привязан - и украшенного одеждами апостолов, и сидящего на нем Господа, побросали одежды свои и забросали дорогу ветвями деревьев. И когда все это закончили делать (opere fecissent), то и голосом подали свидетельство: предшествуя и следуя Ему, они не кротким и тихим исповедованием, но весьма громко заявляют (plenissimo clamore): Осанна сыну Давидову, благословен Тот, Который идет во имя Господа. Осанна в вышних А слова евангелиста: Толпы же, которые шли вперели и которые следовали позади показывают, что и тот, и другой народ, то есть и те, которые веровали в Господа прежде Евангелия, и которые веровали после Евангелия, единогласно и согласно в исповедании восхваляют Иисуса, и согласно примеру, показанному в выше приведенной притче о делателях различных часов, получают одинаковую награду за веру свою. Далее что значат следующие слова: Осанна Сыну Давидову, это, - сколько я помню, - я сказал за много лет раньше в кратком послании к Дамасу, в то время Римскому епископу, и теперь кратко коснусь. В Сто семнадцатом псалме, который несомненно написан относительно пришествия Христова, между прочим мы читаем также и следующее: Камень, который отвергли строители, соделался главою угла: это - от Господа, и есть дивно в очах наших. Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный! И непосредственно затем присоединяется: О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же! Благословен грядущий во имя Господне! Благословляем вас из дома Господня, и прочее[738]. Вместо того, что имеется у Семидесяти толковников ? Κ?ριε, σ?σον δ?, ςо есть о Господи, спаси же, в еврейском мы читаем: аппа Adonai [lehova] osianna (??? ???? ???????? ), что более ясно перевел Симмах словами: Умоляю усердно, Господи, спаси, умоляю усердно. Итак, пусть никто не думает, что это слово составлено из двух слов, - именно: из еврейского и греческого; оно все вполне еврейское и имеет то значение, что пришествие Христово есть спасение для мира. Поэтому далее и следуют слова: Благословен грядущий во имя Господне. Спаситель также подтверждает это в Евангелии: Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете[739]. Также и присоединяемое слово Осанна, то есть спасение в вышних очевидно показывает, что пришествие Христово есть спасение не только людей, но и всего мира, - соединяющее земное с небесным: Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних[740].

Стих 10: И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорили: кто Сей? [Стих 11]: Народ же говорил. - Когда Иисус со всеми толпами вошел в город Иерусалим, то город пришел в движение, удивляясь многолюдству, не зная истины и говоря: Кто Сей? В другом месте мы читаем, что ангелы говорят также: Кто сей Царь славы?[741] В то время, как другие сомневались или задавали вопросы, простая толпа исповедует Его; начиная от меньшего, она переходит к большему и говорит: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского. - Тот пророк, о котором Моисей провозгласил, что придет[742] подобный ему, и который на греческом языке пишется собственно с членом (?ρθρ?). ? из Назарета Галилейского потому, что Он там был воспитан, так что цветок полей воспитывается на цветке добродетелей.

Стихи 12-13: И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано: "дом мой домом молитвы наречется "; а вы сделали его вертепом разбойников. - Сопровождаемый толпой верующих, которые одежды свои расстилали по пути, чтобы осленок шел не повреждая ног[743], Иисус входит в храм и выгоняет всех, которые продавали и покупали в храме: он опрокинул столы обменивавших монеты и разбросал сиденья продавцов голубей и сказал им, - приводя свидетельство Писания[744], - что дом отца Его должен быть домом молитвы, а не пещерой разбойников или домом торговых сделок[745]. Так написано и в другом Евангелии[746]. Относительно этого места прежде всего надо узнать то, что, по предписанию закона, в этом святейшем во всем мире храме Господа, куда стекался народ из всех почти стран иудейских, приносились бесчисленные жертвы, - особенно в праздничные дни, - из баранов, быков и козлов; в то время, как бедняки, чтобы не остаться без жертв, приносили птенцов, голубей и горлиц. В большинстве случаев было так, что те, которые приходили издалека, не имели жертвенных животных. Таким образом, священники придумали, каким образом брать добычу от народа, и стали на месте продавать всякого рода животных, необходимых для жертвоприношений, так что они за один раз и снабжали неимущих, и сами снова получали обратно то, что было продано. Но такие обороты их часто оказывались неудачными вследствие недостаточности покупателей, которые сами нуждались в средствах и не имели не только жертвенных даров, но даже и средств, чтобы купить птиц и дешевых подарков. Поэтому [священники] поставили там и меновщиков монеты, которые под поручительство ссужали деньги [нуждающимся]. Но так как законом было предписано[747], чтобы никто не брал лихвы и потому не мог пользоваться деньгами, отдаваемыми в рост, ибо они не только не давали никакой прибыли, но даже могли быть потеряны; поэтому они измыслили другой способ, так называемых колливистов (Collybistas). Латинский язык не имеет выражения для передачи смысла этого слова. Колливой у них называлось то, что мы называем tragemata, то есть маленькие дешевые подарки [гостинцы], например: поджаренный горох, изюм и яблоки разного рода. Таким образом, колливисты, не имея возможности при отдаче денег в рост брать лихвы, брали взамен разные предметы, так что то, чего не позволялось [брать] в виде денег, они требовали предметами, которые приобретались за деньги, как будто не об этом проповедовал Иезекииль, говоря: Не берите лихвы и сверхдолжного[748] Господь, видя в доме Отца Своего такого рода сделки, или разбойничество, побуждаемый пылом духа, - согласно тому, что написано в Шестьдесят восьмом псалме: Ревность по доме Твоем снедает меня[749], - сделал себе бич из веревок и выгнал из храма большую толпу людей со словами: Написано: Дом Мой назовется домом молитвы, а вы сделали его пещерой разбойников[750]. В самом деле, разбойник - тот человек, который из веры в Бога извлекает прибыль, и храм Божий он обращает в пещеру разбойников, когда его служение оказывается не столько служением Богу, сколько денежными сделками. Таков прямой смысл (juxta historiam). А в таинственном значении Господь ежедневно входит в храм Отца своего и извергает всех, как епископов, пресвитеров и диаконов, так и мирян, и всю толпу, и считает одинаково преступными как продающих, так и покупающих, ибо написано: Даром получили, даром давайте. Он также опрокинул столы меновщиков монет. Обрати внимание на то, что вследствие сребролюбия священников алтари Божий называются столами меновщиков монет. И опрокинул скамьи продавцов голубей, [то есть] продающих благодать Святого Духа и делающих все, чтобы пожирать подчиненных им людей, о которых Он говорит [или: говорится]: Которые пожирают народ Мой, как хлебную пищу[751]. Соответственно простому смыслу голуби не были на сидениях[752], а в клетках; на сидениях могли сидеть только продавцы голубей. А это почти бессмысленно, потому что понятием сидение (cathedra) указывается преимущественно на достоинство учителей, которое сводится ни к чему, когда бывает смешано с прибылями. То, что мы сказали о Церквах, каждый пусть понимает в отношении к самому себе, ибо апостол говорит: Вы храм Божий есте, и дух Божий живет в вас[753] Пусть не будет в доме сердца нашего торговых сделок, ни продажи, ни купли, ни жадности к подаркам, чтобы не вступил Иисус в строгом гневе и не очистил наш храм только с помощью бича, чтобы сделать его домом молитвы из пещеры разбойников и из дома торговли.

Стих 14: И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их. - Если бы Он не опрокинул столов меновщиков монет и продавцов голубей, то слепые и хромые не заслужили бы того, чтобы получить прежнюю возможность видеть и восстановление способности ходить.

Стих 15[754]: Видев же первосвященники и книжники чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: "осанна Сыну Давидову", вознегодовали и сказали Ему: слышишь ли, что они говорят? - Весьма многие думают, что величайшее из знамений то, что Он воскресил Лазаря[755] или что слепой от чрева матери получил зрение (lumen)[756], или что на Иордане был слышен голос Отца[757], или что, преобразившись на горе, Он показал славу торжества Своего[758]. Мне же среди всех сотворенных Им знамений кажется наиболее удивительным то, что один человек, - в то время презираемый и настолько униженный (vilis), что потом пригвожден был к кресту, - в то время, как книжники и фарисеи дышали гневом против Него, видя, как расстраиваются их предположения о выгодах, мог ударами одного бича рассеять столь великое множество народа, ниспровергнуть столы, сокрушить лавочки и сделать нечто другое, чего не сделало бы многочисленное (infinitus) войско. Действительно, из очей Его исходил некоторый огненный, подобный звездному, луч, и величие Божества сияло на Его лице. И так как священники не осмеливались наложить на него руки, что они подвергают злословию Его дела и обращают свидетельство народа и детей, которые восклицали: Осанна Сыну Давидову, в бесчестие, потому что это именно говорилось только в приложении к Сыну Божию. Итак, епископы и какие угодно святые люди пусть видят, с какой великой опасностью они могут допустить это восклицание в приложении к себе, если даже Господу, к Которому одному только это восклицание прилагается в настоящем значении слова, оно ставится в вину.

Стих 16: Иисус же говорит им: да! разве вы никогда не читали: "из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу"? - Как умеренно Он приспосабливает [Свое] суждение, за один раз давая ответ и осуждая их злословие. Он не сказал, - как того ожидали книжники, - что дети делают хорошо, давая таким образом свидетельство обо Мне, но не говорить Он, что дети заблуждаются и что вы должны простить их [малому] возрасту: они дети. Нет (sed)! Он приводит свидетельство из Восьмого псалма, чтобы изречение Писаний подтвердило свидетельство детей, в то время, как Господь молчит.

Стих 17: И оставив их Он, удалился за врета города в Вифанию, и остался там[759]. - Он оставил неверующих и вышел из города противоречивых, и ушел в Вифанию, что значит: дом послушания уже тогда предызображая призвание язычников, и остался там, потому что не мог оставаться среди Израиля. Это может быть понято и в том отношении, что Он был настолько беден и настолько не хотел никому льстить, что не нашел в большом городе ни одного гостеприимного хозяина и ни одного жилища; а пребывал в маленьком поселении у Лазаря и сестер его, ибо Вифания была деревней, в которой они жили.

Стихи 18-20: Утром же [следующего дня], возвращаясь в город, Он захотел есть. И видя при дороге одно смоковничное дерево, подошел к нему и ничего не нашел на нем, только одни листья. И сказал ему: Да не родится от тебя плод никогда во век; и смоковница тотчас засохла. И видя [это], ученики [Его] удивились говоря: каким образом она тотчас засохла?[760] - После рассеяния тьмы ночной, после распространения утренних лучей и по приближении полудня, когда Господь страданием Своим должен был[761] просветить мир, возвращаясь в город [Иерусалим], Он почувствовал голод, или показывая этим действительность [своей] человеческой природы, или испытывая сильное желание [esuriens - как бы сильный голод] спасения верующих и страдая от неверия Израиля. И когда увидел одно дерево (под которым мы разумеем синагогу и собрание иудейское) возле дороги: ибо синагога имела закон и потому была как бы при пути; так как она не веровала в Путь, то Он приходит к ней, стоящей неподвижно и не имеющей стоп Евангельских, и ничего не нашел Он на ней, кроме одних только листьев, то есть: шелеста обетовании, предания фарисеев, [их] хвастовства законом и красивыми словами без всякого признака плодов истины. Поэтому и другой евангелист говорит: Еще было не время[762] или в том смысле, что не настало еще время спасения Израиля, так как еще не вступил народ язычников, или в том, что минуло уже время веры, потому что, придя сперва к нему и встретив презрение от него, Спаситель удалился к народам языческим. И сказал ему: Да не родится от тебя плод никогда во век[763] или: в вечности, ибо греческое слово α??ν [θли: α??να] θмеет то и другое значение; и высохла смоковница, не имевшая пищи, которой желал от нее хотевший вкусить Господь; листья высохли так, что остался только ствол. После же отпадения ветвей, корень возьмет силу [или: будет жить], этот корень в самое последнее время, если захочет уверовать, то даст отпрыски веры, и исполнится Писание, которое говорит: Есть надежда дереву[764]. А согласно буквальному смыслу Господь, должный[765] пострадать среди народов и понести бремя крестного соблазна, должен был наперед утвердить души учеников знамением. Потому ученики и удивляются говоря: каким образом она тотчас засохла?[766] Таким образом Спаситель той же силой мог бы иссушить и врагов Своих, если бы не ожидать спасения их через раскаяние.

Стихи 21-22: Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам: если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницею, но, если и горе сей скажете: "поднимись и ввергнись в море", - будет. И все, чего ни попросите в молитве с верою, получите. - Псы языческие вопиют против вас, в своих свитках (книгах), оставленных в память собственного нечестия, утверждая, что апостолы не имели веры, ибо не могли горы передвигать. На это мы ответим им, что, - по свидетельству Евангелия от Иоанна, - Господом сотворено много знамений, которые если бы были записаны, то [книг] не мог бы вместить мир[767]. Это значит не то, что мир не мог бы вместить, потому что, - как бы ни были они многочисленны, - это возможно даже для одного шкафа или ящика; это значит то, что мир не мог бы перенести содержания их по величию знамений и своему неверию. Потому мы веруем, что и это делали апостолы, но это не записано с той целью, чтобы неверующим не дать большего повода к спорным возражениям. С другой стороны, спросим их, веруют ли они в те чудеса, о которых есть письменное сообщение, или нет? Когда мы увидим, что они не веруют, то последовательно можем заключить, что не поверят они и большему. Это против них. Впрочем мы, - как мы уже раньше сказали, - под горой понимаем гордящегося дьявола и хвастливо восстающего против Творца Своего: он и у пророка называется горой развращенной. И когда он овладеет душой человеческой, и [так сказать] пустит корни в ней, то апостолами и теми, которые подобны апостолам, может быть передвинут в море, то есть в места соленые, волнистые и горькие, которые не имеют никакой божественной сладости. То же самое читается и в псалмах. Не будем бояться, когда земля будет находиться в смятении и горы будут переноситься в глубину [cor, сердце] моря[768].

Стих 23: И когда пришел Он в храм и учил, приступили к Нему первосвященники и старейшины народа и сказали: какою властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть? - Другими только словами (diversis verbis) они сплетают такую же, как и прежде, хулу, - именно: когда они сказали: Веелъзеву-лом, князем бесовским Он изгоняет бесов. Ибо когда они спрашивают: Какою властью Ты это делаешь? Они сомневаются во власти Божией и хотят, чтобы подразумевалось, что дьяволу принадлежит то, что Он делает; они также прибавляют: Кто Тебе дал такую власть, яснейшим образом отрицая Сына Божия, когда думают, что Он творит чудеса не собственными, а чужими силами.

Стихи 24-27: [начало]: Иисус сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какою властью это делаю. Крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков? Они же рассуждали между собою: если скажем: "с небес", то Он скажет нам: "почему же вы не поверили ему?" А если сказать: "от человеков", - боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка. И сказали в ответ Иисусу: не знаем. - Это то, что в простом народе называется: "В дурной сук дерева должно вбить дурной гвоздь или клин"[769]. Открытым ответом Господь мог отвергнуть хулу искусителей; но Он ставит перед ними[770] мудрый вопрос, чтобы они своим молчанием или ответом осудили сами себя. Действительно, если бы они ответили, что крещение Иоанна было с неба (что они с опытностью предусмотрели), то следующим вопросом был бы вопрос: "Почему же вы не крестились у Иоанна?" А если бы они захотели сказать, что оно измышлено человеческим обманом и не имело в себе ничего Божественного, то они должны были бояться народа; ибо все множество народа в своей совокупности приняло крещение Иоанна и таким образом признало его пророком. Поэтому нечестивейшее скопище дало ответ, оно воспользовалось словом смирения, говоря, что "не знает", чтобы приспособиться к ответу на опасный для себя вопрос.

Стих 27: Сказал им и Он: и Я вам не скажу, какою властью это делаю. - Они своим ответом о незнании сказали ложь. Соответствующим их ответу должен бы и от Господа последовать ответ: И Я не знаю. Но Истина не может говорить лжи, потому Он и сказал: И Я вам не скажу. Этим Он показал, что и они знают, но не хотят отвечать, и Он знает, но не говорит потому, что они молчат относительно того, что им известно. Непосредственно затем Он присоединяет притчу, которой и их обличает и показывает, что Царство Божие должно быть перенесено к язычникам.

Стихи 28-31 [начало]: А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: "сын! пойди, сегодня работай в винограднике моем". Но он сказал в ответ: "не хочу"; а после, раскаявшись, пошел. И, подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: "иду, государь"; и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им. [сравни: Лк 15]. - Это те два сына, которые описываются и в притче Евангелия от Луки, то есть благоразумный (fragi) и развратный, и о которых говорит Захария пророк: Возьму Себе два жезла, и назову один - благоволением, другой - узами, и ими буду пасти овец[771]. Под именем первого говорится о язычниках с указанием на естественный закон: Пойди, работай в винограднике Моем, то есть не делай другому того, чего не хочешь, чтобы было с тобой[772]. А он горделиво ответил: Не хочу. После же, по пришествии Спасителя, раскаявшись, он трудился в винограднике Божием и упорство, обнаруженное в слове своем, исправил своим трудом. А под вторым разумеется сын - народ иудейский, который отвечал Моисею: Все, что ни сказажет Господь, мы сделаем[773] и не пошел в виноградник, потому что, убив Сына домохозяина, считал себя наследником. Другие же думают, что это притча не об язычниках и иудеях, а просто о грешниках и праведниках, потому что и Господь после в таком же смысле разрешает вопрос. [Стих 31 окончание]: Истинно говорю вам, что мытари (сборщики податей) и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, - потому что они, злыми делами отказавшиеся от служения Богу, по совершении покаяния приняли крещение от Иоанна. А фарисеи, предпочитавшие праведность и хваставшиеся исполнением заповедей закона, отвергли крещение Иоанна и исполняли заповеди Божий. Поэтому Он говорит:

Стих 32: Ибо пришел к вам Иоанн путем праведности; и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы оке, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему. - Далее слова: Кто из двух исполнил волю отца?[774] и на них ответ: Последний, не находятся, - это должно знать, - в подлинных списках, а в них стоит: первый, так что они осуждаются собственным судом. Но если бы мы захотели прочитать: последний, то значение этого места очевидно: мы можем сказать, что в действительности иудеи понимали истинное значение [притчи], но употребляют хитрость и не хотят сказать, что понимают; подобно тому, как и о крещении Иоанна они не хотели высказаться, хотя и знали, что оно с неба.

Стих 33: Послушайте другую притчу: Был человек домохозяин, который насадил виноградник и окружил его оградою, и выкопал в нем точило, и устроил башню, и отдал его земледельцам, и отправился далеко[775]. - Это есть то, что Господь обозначил заимствованное из пословицы: Трудно идти против рожна[776]. Первосвященники и старейшины народа, спрашивавшие Господа: Какою властью Ты это делаешь, и кто дал Тебе такую власть? и хотевшие Премудрость поймать на словах, побеждаются своим собственным искусством и выслушивают под образами притчей то, чего не заслуживают выслушать открыто. Этот домохозяин есть тот же, который имел двух сыновей и который, - как говорится в другой притче, - ввел рабочих в виноградник свой. Он насадил виноградник, о котором весьма подробно говорит Исайя в своей песне, заключая ее словами: Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев[777]. И в псалме говорится: Из Египта перенес Ты виноградную лозу, выгнал народы, и посадил его[778]. И окружил его оградою, то есть или городской стеной, или ангельскими воинствами, и выкопал в нем точило, то есть или устроил алтарь, или. те точила, именем которых обозначаются три псалма: восьмой, восьмидесятый и восемьдесят третий, и устроил башню; несомненно, что это храм, о котором говорится через Михея: И ты башня, касающаяся облаков, дочь Сиона[779], и отдал его земледельцам, которых в другом месте назвал возделывателями виноградника, которые были взяты в часы первый, третий, шестой, девятый и одиннадцатый[780]; и отправился далеко. Дело идет не о перемене места, ибо Бог, Которым все наполнено, может ли где-нибудь не присутствовать? Он и через Иеремию говорит: Я Господь приближающийся и не издалека, говорит Господь?[781]. Но Он кажется удаляющимся от виноградника, чтобы виноделам предоставить полную свободу в делании.

Стихи 34-36: Когда же приблизилось время [собирания] плодов, он послал рабов своих к земледельцам, чтобы они получили плоды его. А земледельцы, схватив рабов его, одного избили, другого убили, третьего побили камнями. Снова послал он рабов больше, чем прежде; и сделали им так же[782]. - Он дал им закон и в нем приказал им возделывать виноградник, чтобы они в делах закона обнаружили плод. После того Он послал к ним рабов, которых схватив они или побили, как Иеремию, или убили, как Исайю, или побили камнями, как Навуфея (Naboth)[783] и Захарию, которого они убили между алтарем и храмом[784]. Будем читать послание Павла к Евреям[785], и из него мы подробно узнаем, какие из рабов Господних и сколько претерпели.

Стихи 37-38: А в самое последнее время послал к ним сына своего, говоря: Они с боязнью примут сына моего. Рабы же, видя сына, говорили между собою: "Это - наследник; придите, убьем его и будем владеть наследством его"[786]. - В словах, приведенных выше: Снова послал он рабов больше, чем прежде; и сделали им так же[787], домохозяин обнаруживает долготерпение в посылании большего числа, чтобы злых делателей призвать к покаянию: но они собрали себе гнев на день гнева[788]. Присоединенные затем слова: С опасением примут сына Моего[789] происходят не от незнания [будущего]. Действительно, чего не знает домохозяин, под которым в настоящем месте разумеется Бог Отец? Однако о Боге часто говорится, что Он сомневается, чтобы сохранилась свобода воли в человеке. Спросим Ария и Евномия. Вот об Отце [в притче] говорится, что Он не знает и сдерживает свой приговор и, - насколько это понятно вам, - Он [как будто] допустил ложь. Но что бы они ни ответили нам относительно Отца, пусть то же самое разумеют и о Сыне, Который говорит, что не знает дня конца мира.

Стих 39: И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. - И апостол говорит, что вне города [за воротами] был пригвожден Иисус Христос ко кресту[790]. Мы можем понимать и иначе то, что Он был выброшен из виноградника и там умерщвлен, именно: чтобы передать виноградник другим, когда язычники приняли Его.

Стихи 40-41: Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. - Господь их спрашивает не потому, что не знает, что они будут отвечать, но чтобы они были осуждены собственным ответом. А виноградник передан нам и передан на том условии, чтобы мы воздавали Господу плод в надлежащее время, и знали в каждое мгновение, что должно нам или говорить, или делать.

Стих 42: Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: "камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла: это - от Господа, и есть дивно в очах наших"[791]? - Одни и те же истины (res) соединяются с разными притчами и разными изречениями. Тех, которых Он прежде назвал делателями, виноделами и земледельцами, теперь Он называет строителями, то есть каменщиками. Поэтому и апостол говорит: Вы Божия нива, Божие строение[792]. Итак, эти каменщики, - как виноделы получают виноградник, - получают камень, который должны были положить или в основании, подобно строителю Павлу (там же), или в угле, так что он соединил бы две стены, или два народа[793] и который был отвергнут ими; но он сделался главою угла. И это было от Господа, - не человеческими силами, а Божиим могуществом. Об этом камне опоры апостол Петр также говорит вполне уверенно: Камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла[794]. И пророк Исайя, Вот, - говорит, - Я полагаю в основание на Сионе камень, камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится[795].

Стих 43: Потому сказываю вам, что отнимется у вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его.

Неоднократно в другом месте я говорил уже, что под Царством Божиим иудеи должны понимать[796] Святые Писания, которые Господь отнял у них и передал нам, чтобы мы принесли плод их. Вот это и есть виноградник, передаваемый земледельцам и виноделам; не трудящиеся в этом винограднике, если будут иметь только название[797] Писаний, потеряют плоды винограда.

Стих 44: И тот, кто упадет на этот камень, разобьется; а на кого он упадет, того раздавит. - Иное дело оскорбить Христа злыми делами, а иное дело отвергнуть Его. Тот, кто согрешает и однако верует в Него, правда, падает на камень и сокрушается, но не бывает в конец раздавлен, ибо через покаяние он соблюдается во спасение. Но тот, на которого Он упадет, то есть на кого обрушится самый камень и кто совершенно отречется от Христа, будет раздавлен так, что не останется и кусочка, из которого можно было бы собрать каплю влаги.

Стихи 45-46: И, слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит. И старались схватить Его; но побоялись народа, потому что Его почитали за пророка. - Хотя они были и жестки сердцем и вследствие неверия и нечестия невосприимчивы к словам Сына Божия, однако они не могли отрицать открытых наставлений и понимали, что суждения Господа направляются против них. По этой причине они, правда, хотели убить Его, но боялись народной толпы, потому что народ видел в Нем пророка. Толпа всегда подвижна и не настаивает на принятом намерении: она подобно волнам увлекается движением ветра то туда, то сюда. Против Того, Которого входящие в ее состав почитают и называют пророком, они впоследствии кричат: Распни, распни Его[798].

Глава XXII. - Стихи 1-2: Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего. - Фарисеи понимая, что Он относительно них говорит притчи, искали случая схватить и подвергнуть Его смерти. Господь, зная такое их желание, нисколько не запрещает им их раздражения, но не поддается и влиянию страха, чтобы с неменьшей силой обличать их. Этот царь, устраивающий брачный пир сыну своему, есть Бог всемогущий. Он устраивает брачный союз Иисуса Христа и Церкви, которая собрана как из иудеев, так и из язычников.

Стих 3: И послал раба своего призвать приглашенных на брак, но они не хотели придти[799]. - Несомненно, что это Моисей, через которого Он дал закон приглашенным. Если же мы прочитаем: рабов, как это содержится во многих списках, то это место должно быть отнесено к пророкам, потому что призываемые ими отвергли [призвание] с презрением.

Стихи 4-5[800]: Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: "вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир". Но они, пренебрегши то. - В посланных во второй раз рабах гораздо лучше понимать[801] пророков, чем апостолов; это однако в том случае, [если] здесь написано, как выше, раба, а если там ты прочитаешь рабов, то здесь под вторыми рабами ты должен будешь понимать[802] апостолов. Под приготовленным пиршеством и быками, и откормленными убитыми животными необходимо понимать или, - в переносном смысле, - изображение царского богатства, по плотскому судя о духовном, или же, может быть, величие догматов и учение Божественное, вполне соответствующее закону.

Стих 6: Пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою. Прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. - Между теми, кто не принимает Евангельской истины, есть большое различие. В самом деле, те, которые не хотели придти вследствие того, что были заняты другими делами, менее виновны, чем те, которые превратили человеческое чувство в жестокость и, подвергнув пыткам рабов царя и обесчестив их, убили их. В этой притче нет указания на убиение рабами жениха: презрение к брачному пиру царя высказалось только через умерщвление его рабов.

Стих 7: Царь же, когда услышал об этом, разгневался[803]. - Тот, о котором было сказано прежде: Царство Небесное подобно человеку царю, - это когда он приглашал на брачный пир и обнаруживал в себе дело милосердия - назван был с прибавлением: человеку. А теперь когда Он пылает мщением, то о человеке уже умалчивается, а говорится только о царе.

И, послав войска свои, истребил убийц оных, и сжег город их. - Войско, то есть ангелов-мстителей, о которых и в псалмах пишется: Посольство чрез ангелов злейших [или: злых][804]; но мы можем также понимать[805] и римлян под предводительством Веспасиана и Тита, которые, избив народ иудейский, сожгли город вероломства.

Стихи 8-10: Тогда говорит он рабам своим: "брачный пир готов, а званые не были достойны. Итак пойдите на распутия, и всех, кого найдете, зовите на брачный пир". И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. - Племя язычников было не на пути, а на распутьях. Но, спрашивается, каким образом среди них, бывших вне [водительства закона], между злыми находятся и добрые? Полнее относительно этого места рассуждает [Павел] апостол в послании к Римлянам[806], говоря, что язычники, по природе исполнявшие дела закона, будут судьями иудеев, которые не исполняли написанного закона. Но и среди самих язычников есть бесконечное различие, так как мы знаем, что одни были склонны к порокам и устремлялись к злу, а другие по чистоте нравов своих были преданы добродетели.

Стихи 11-12: Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: "друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде"? Он же молчал. - Царскую трапезу наполнили те, которые были приглашены из-под оград, с перекрестков, с улиц и различных мест. Но потом, когда вошел царь, чтобы увидеть возлежащих на пире своем (то есть успокоившихся на своей видимой вере (in sua quasi fide) подобно тому, как в день суда Он посетит пиршествующих и рассудит о заслугах каждого), то нашел человека, который не был одет в брачное одеяние. Под этим одним человеком нужно понимать всех тех, которые связаны между собой злобой, как союзники. А брачная одежда - это заповеди Божий, а также и дела, исполняемые согласно закону и Евангелию и составляющие одеяние нового человека. Итак, кто во время суда будет найден имеющим имя христианина, но не имеющим одеяния брачного, то есть одежды сверхнебесного[807] (supercoelestis) [или: небесного - coelestis] человека, а имеющим одежду запятнанную, то есть броню ветхого человека, тот тотчас же получает наставление и ему говорится: Друг! как ты вошел сюда? Он называет его другом как приглашенного на брак; но обличает его в бесстыдстве, потому что грязной одеждой он осквернил чистоту брачного пира. Но он остался без ответа[808], ибо в то время уже не будет места раскаянию, ни возможности отрицать бывшее, потому что все ангелы и сам мир будут свидетелями[809] против грешников.

Стих 13: Тогда сказал царь слугам: "связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю (exteriorem, τ? σκ?τος τ? ?ξ?τερον): там будет плач и скрежет зубов". - Связанные руки и ноги, плач очей и скрежет зубов, ты понимай в смысле доказательства истины воскресения или, может быть, и так, что руки и ноги связываются ему для того, чтобы они перестали делать зло и устремляться к пролитию крови. А в плаче очей и скрежете зубов образно через телесные члены показывается величина мучений.

Стих 14: Ибо много званых, а мало избранных. - Все притчи Он обнимает одним кратким заключением, - именно: и в возделывании винограда, и в создании дома и в брачном пиршестве значение имеет не начало [деяния], а конец.

Стих 15: Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах. [Стих 16]. И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря. - Незадолго до того времени, при кесаре Августе, Иудея была покорена римлянами, и когда по всему [тогдашнему] миру была совершена перепись, Иудея была обложена данью; тогда в народе поднялось большое возмущение, так как некоторые говорили, что ради сохранения безопасности и спокойствия, - ибо римляне воевали в защиту всех, - должно платить подать; а фарисеи, приписывавшие себе справедливость, наоборот, утверждали, что народу Божию, - который платил десятины, давал начатки [плодов] и исполнял все остальное, предписанное законом, - не следует подчиняться человеческим законам. Кесарь Август поставил над иудеями царем Ирода, сына Антипатра, чужеземца и прозелита, чтобы он заведовал сбором податей и поддерживал повиновение римскому владычеству. Итак, фарисеи посылают учеников своих вместе с иродианами, то есть воинами Ирода, или с теми, которых фарисеи в насмешку называли иродианами за то, что они платили дань римлянам и не были преданными исполнителями Божественного служения. Некоторые из латинян имеют смешную мысль, будто иродиане - это те, которые Ирода признавали Христом, о чем мы совершенно никогда не читали.

Стих 16 [окончание] и 17]: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице. Итак скажи нам, как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? - Льстивый и обманчивый вопрос, - он вызывает должного[810] отвечать к тому, чтобы Он из страха перед Богом больше, чем перед кесарем, сказал, что не следует платить дани; это с той целью, чтобы иродиане, слыша это, тотчас же схватили [Его, как] зачинщика возмущения против римлян [или: за возмущение против вождя римлян].

Стих 18: Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? - Первое достоинство Отвечающего заключалось в том, что Он распознает мысль спрашивающих и называет их не учениками, а лицемерами. Итак, лицемером называется тот, кто на деле есть одно, а притворяется другим, то есть одно делает, а на словах представляет нечто другое.

Стих 19: Покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. - Премудрость всегда действует премудро, так что искусители наилучше опровергаются своими собственными словами. Покажите, говорит, Мне динарий, то есть ту монету (genus nummi), которая считалась в десять монет и имела на себе изображение кесаря.

Стих 20: И говорит им: чье это изображение и надпись? - Те, которые думают, что вопрос Спасителя есть следствие незнания, а не желание мудрого решения вопроса, пусть из настоящего места познают, что Иисус несомненно мог знать, чье это изображение на монете. А спрашивает Он их для того, чтобы на речь их ответить надлежащим образом.

Стих 21: Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. - Под кесарем не будем видеть указания на [кесаря] Августа, а на его пасынка Тиверия, его преемника на престоле, при котором пострадал Господь. А все римские государи (reges) от первого Каия кесаря, который захватил императорскую власть, назывались кесари [или: называются]. Затем, под Его словами: отдайте кесарево кесарю, мы должны понимать[811] денежную подать, деньги, а Божие - Богу [указывают] на десятины от первых плодов, приношения и жертвы. И сам Он подобным образом заплатил подать за себя и за Петра[812], и Божие воздавал Богу, исполняя волю Отца[813].

Стих 22: И слушая [это], они изумились[814]. - Те, которые должны были веровать столь великой премудрости, изумились, потому что лукавство их не нашло места для устроения козней.

И, оставив Его, ушли, - унося [свое] неверие одновременно вместе с изумлением.

Стих 23[815]: В тот день приступили к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения. - У иудеев было две ереси (разделения): одна - фарисеев, другая - саддукеев. Фарисеи на первое место ставили праведность [через соблюдение] преданий и внешних обрядов, которые у них назывались δευτερ?σεις (ςочное воспроизведение); поэтому в народе[816] они назывались отделенные (отдельные от других); а саддукеи, что значит праведные, сами себе присваивали[817] то, чем они не были. В то время, как первые веровали в воскресение тела и души и учили о бытии ангелов и духа, вторые (по свидетельству Деяний апостолов) отрицали все[818]. Это те два дома, о которых более ясно говорит Исайя, что они споткнутся[819 ]о камень соблазна[820].

Стихи 24-27: И спросили Его: Учитель! Моисей сказал: "если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему". Было у нас семь братьев: и первый, женившись, умер и, не имея детей, оставил жену свою брату своему. Подобно и вторый, и третий, даже до седьмого; после же всех умерла и жена. - Не веровавшие в воскресение мертвых и полагавшие, что душа погибает вместе с телом, правильно построили вымысел, изобличающий заблуждение тех, которые утверждают воскресение мертвых. А может быть и так, что в их роде когда-нибудь и действительно случилось нечто подобное.

Стих 28: Итак, в воскресении, которого из семи будет она женою? ибо все имели ее. - Своему вымыслу они противопоставляют нечто постыдное [как следствие], чтобы отвергнуть истину воскресения.

Стих 29: Иисус сказал им в ответ: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией. - Они заблуждаются потому, что не знают Писаний, следовательно, не знают и силы Божией, то есть Христа, Который есть Божия сила и Божия премудрость[821].

Стих 30: Ибо в воскресении ни женятся (nubent), ни выходят замуж (nubentur), но пребывают (sunt), как Ангелы Божий на небесах. - Свойство латинского языке не соответствует греческому, ибо о женщинах, собственно, говорится: nubere (вступить в брак), а о мужчинах: uxores ducere (взять жену). А мы будем понимать просто, что о мужчинах говорится nubent (вступают в брак), а о женщинах nubentur (берутся в брачное сожительство). Если же в воскресении мертвых ни женятся, ни выходят замуж, то отсюда следует, что воскреснут тела, которые могли бы жениться и выходить замуж. В самом деле, ведь, никто не скажет о дереве, камне и таких вещах, которые не имеют необходимых членов для воспроизведения (membra genitalia), что они ни женятся, ни выходят замуж, но только о тех [тварях], которые, хотя и могут вступать в супружество, но не вступают по другой причине. А указанием на то, что они будут, как Ангелы Божий на небесах, дается обетование о духовном образе жизни.

Стихи 31-33 : А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: "Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова"? Бог не есть Бог мертвых, но живых. И, слыша, народ дивился учению Его. - Для доказательства истины воскресения Он мог воспользоваться другими более ясными примерами, из которых один такой: Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела[822]; и в другом месте [говорится]: И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление[823]. Потому спрашивается, по какой причине Господь захотел предпочесть это свидетельство, которое кажется сомнительным, или недостаточно относящимся к истине воскресения: Я Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова[824], и, произнеся это, Он как бы подтвердил то, что хотел, и прибавил непосредственно вслед за тем: Он не есть Бог мертвых, но живых. Даже окружавшие его толпы, познавая тайну этого места (rei), удивились учению Его и ответам. Мы сказали выше, что саддукеи, не исповедуя веры ни в ангела, ни в духа, ни в воскресение мертвых, проповедовали также погибель души. Они принимали только пять книг Моисеевых, отвергая учения пророков. Поэтому было неразумно приводить свидетельства из тех (inde) книг, обязательного значения которые они не признавали. Затем для доказательства вечности душ [то есть бессмертия] Он приводит место из Моисея: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бога Иакова, и непосредственно прибавляет: Он не есть Бог мертвых, но живых с той целью, чтобы после доказательства продолжения жизни душ по смерти (ибо невозможно, чтобы Бог был Богом несуществующих), последовательно привести и к воскресению тел, которые вместе с душами делали доброе или злое. Апостол Павел более подробно исследует это место в последней части первого послания к Коринфянам[825].

Стихи 34-40: А фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание (silentium imposuit), собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. - То, что мы читаем относительно Ирода и Понтийского Пилата. - Именно, что они согласились относительно предания на смерть Господа, теперь мы видим в лице фарисеев и садукеев, которые хотя и враждовали между собою, но единодушно согласились между собою об искушении Господа. Тем, которые были приведены в смущение, когда показывали Господу динарий, и которые видели поражение враждебной себе партии, следовало[826] бы убедиться этими примерами в том, что не следует больше замышлять козней; но зложелательство и зависть подстрекают (nutrit) бесстыдство. Один из учителей закона задает вопрос, не из желания знать, но испытывая, знает ли Вопрошаемый о том, что у Него спрашивают, то есть какая большая заповедь; он спрашивает не о заповедях [вообще], а о том, какая первая и великая заповедь (primum magnumque mandatum); это с той целью, чтобы иметь повод к злословию, потому что все заповеданное Богом велико; таким образом, что бы Он ни ответил, Он признал бы великим нечто другое из многого. Итак, кто знает и задает вопрос не из желания знать, а с целью выведать, знает ли тот, кто должен[827] дать ответ, тот подобно фарисеям подступает не как ученик, а как искуситель.

 

Книга четвертая

Стихи 41-45[828]: Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? - Собравшиеся для искушения Иисуса и старавшиеся узнать истину через ложно поставленный вопрос дали повод к тому, чтобы и сами они были приведены в замешательство. Им предлагается вопрос о Христе: чей Он сын? Вопрос Иисуса для нас полезен и в настоящее время в борьбе против иудеев, потому что и они, исповедуя, что Христос должен[829] придти, утверждают, что Он простой человек и святой муж из рода Давидова. Таким образом, и мы, наученные Господом, спросим их: "Если Он простой человек и только потомок (filius) Давида, то каким образом Давид называет Его своим Господом, не вследствие заблуждения, не по собственной воле, а Духом Святым [или: в Духе]". А приведенное Им свидетельство взято из Сто девятого псалма. Итак, Господь называется [сыном] Давидовым не потому, что Он родился от него, но потому, что Он от вечности (всегда - semper) рождается от Отца, существуя прежде самого отца по плоти Своей. Для разрешения этого вопроса иудеи измышляют много пустого, утверждая, что был у Авраама слуга, у которого был сын Элиезер Дамаск; что псалом был написан от его лица, и что будто бы после избиения пяти царей Господь Бог сказал господину его Аврааму: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих[830]. Но в таком случае каким образом Бог сказал Аврааму следующее затем: В день силы Твоей народ Твой готов во благолепии святыни; из чрева прежде денницы подобно росе рождение Твое. И: Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека[831]. С другой стороны, они вынуждены отвечать: каким образом Авраам рожден прежде денницы и был священником по чину Мелхиседека, когда Мелхиседек за него принес в жертву хлеб и вино и когда он от него получил десятую часть добычи?

Стих 46: И никто не мог отвечать Ему ни слова, и с того дня никто не смел спрашивать. - Фарисеи и саддукеи, ища повода к злословию и какого-либо слова, которое давало бы им возможность к козням против Него, не спрашивают уже больше, потому что были приведены в смущение, но, схватив Его, открытым образом передают в руки римской власти. Из этого мы заключаем, что яд зависти, правда, может быть побежден, но он с трудом успокаивается.

Глава XXIII. - Стихи 1-3: Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают. - Что может быть более кротко и милосердно со стороны Господа? Он подвергается искушению со стороны фарисеев; козни их сокрушаются, и по слову Псалмопевца: Стрелы младенцев были язвами для них (Пс 63:8[832] [по 70]), и тем не менее вследствие [принадлежащего им] священства и достоинства, связанного с саном[833], он убеждает народ подчиняться им, обращая внимание не на дела их, а на слова учения их. Слова же Его: На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи, под словом[834] седалище указывают на учение закона. Поэтому и то, что говорится в псалме: На седалище губительства не сел[835] и: Седалища продавцов голубей ниспроверг[836] мы должны понимать в смысле учения.

Стих 4: Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их. - Это против всех вообще учителей, которые приказывают [исполнять] трудные действия, а не делают более легких (minora). Но при этом должно заметить, что и плечи, и персты, и тяжесть, и связки, которыми обвязывается тяжесть, необходимо понимать в духовном смысле.

Стих 5: Все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди. - Следовательно, тот, кто делает какое-нибудь дело так, чтобы его только видели люди, тот - книжник и фарисей.

Стих [окончание 5-го], 6, [7]: Расширяют хранилища (phylacteria - φυλακτ?ρια) свои и увеличивают воскрилия одежд своих также любят предвозлежания на пиршествах и предсе-дания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель! - Горе нам несчастным, к которым перешли пороки фарисеев. Когда Господь дал через Моисея заповеди закона, то после всего прибавил: Ты свяжешь их в руке твоей, и они будут недвижимы пред глазами твоими[837]. А значение этого места таково: Заповеди Мои в руке твоей для того, чтобы они были соблюдаемы на деле; пусть они будут перед глазами твоими, чтобы ты днем и ночью размышлял о них. Неправильно понимая это место, фарисеи надписывали десять заповедей (Decalogum - десятисловие) Моисея, то есть десять слов закона, на пергамене, складывая их и повязывая на лбу, и устраивая как бы венец на голове, чтобы они всегда передвигались перед глазами; это и до настоящего времени делают индусы, персы и вавилоняне, а тот, кто так делает, считается у народа как бы особенно благочестивым (religiosus). Моисей приказал также нечто иное[838], именно, чтобы на четырех углах плащей они прикрепляли бахрому гиацинтового цвета, для распознавания народа израильского, так что дав телам обрезание как признак иудейского племени, он установил, чтобы и одежда иудеев имела некоторое отличие. Суеверные учителя, домогаясь народной славы и заботясь о приобретении доброго расположения женщин, нашивали большую бахрому и привязывали к ней очень острые иглы, чтобы и во время ходьбы, и во время сидения через непрестанные уколы возбуждать в себе воспоминание и побуждаться к служению Богу и к исполнению Его дела. Итак, когда Он сказал: Все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди[839], Он направил против них общее обвинение, а теперь разделяет его, применяя по частям. Эта маленькая табличка с десятью заповедями закона называлась хранилищем, потому что кто владел ею[840], считался имеющим как бы охрану, или твердыню (monumentum), так как фарисеи не понимали, что заповеди должно носить не на теле, а в сердце. Наоборот, они имели ящики и сундуки с книгами и не имели познания о Боге. Это часто делают и у нас женщины до настоящих дней нося с собой маленькие Евангелия (parvulis Evangeliis) [или: притчи, евангельские - in parabolis Evangelii] или древний крест и подобные вещи (они, правда, имеют ревность Божию, но не по разуму[841], процеживая комара и поглощая верблюда. Вот это и была та бахрома, но небольшая и короткая, предписанная законом, которой коснулась у края одежды Господа известная кровоточивая женщина[842]; но она не была подвигнута суеверными чувствами (sen-sibus) [или колючками, sentibus] фарисеев, но была исцелена прикосновением к Нему. Так как они чрезмерно расширяли хранилища и пришивали большую бахрому, стремясь к прославлению у народа, то они обличаются и в остальном, потому что они ищут первых мест для возлежания на пиршествах и первых мест для сидения в синагогах, и гоняются за славой в обществе и сладкой едой, а также чтобы их называли люди: "Учитель" (magister), как на латинском обозначается слово Rabbi. Затем следуют слова:

Стихи 8-12: 8 А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник - Христос. Больший из вас да будет вам слуга (minister = δι?κονος): ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится. - Ни учителем, ни отцом не должно называть кого-либо другого, кроме Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа. Он Отец, потому что все от Него; а Тот - Учитель, потому что все через Него, или потому, что через домостроительство плоти Его мы все примирились с Богом[843]. Спрашивается теперь, почему же апостол вопреки этому повелению называет себя учителем языков[844]; или каким образом на простонародном языке, особенно в Палестине и Египте в монастырях, взаимно называют один другого отцами? Этот вопрос разрешается так: иное дело быть отцом по природе, как и учителем, а иное - по милости (indulgentia). Если мы называем человека отцом, то показываем этим почтение к его возрасту, а не то, что он виновник нашей жизни. Также и учитель называется этим именем по участию в деле истинного Учителя. Но чтобы не расширять возражение в бесконечность [скажу]: подобно тому, как по естеству один Отец и один Сын не препятствуют другим, чтобы они по усыновлению назывались богами и сынами, и единый Отец и Учитель не препятствует другим, чтобы они назывались несвойственными им именами отцов и учителей (abusive appelentur patres et magistri).

Стихи 13-14: Горе вам, книжники и фарисеи-лицемеры, что вы закрываете царство Божие для людей. Ибо и вы [или: сами вы] не входите, и входящим не позволяете войти. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, потому что вы поедаете домы вдовиц, совершая [в то же время] продолжительные молитвы, поэтому вы претерпите большее осуждение[845]. - Книжники и фарисеи, имея познание закона и пророков, знают, что Христос есть Сын Божий; но не знают, что Он рожден от Девы; но когда они ищут себе добычи от подчиненного им народа, то и сами не входят в Царство Небесное и тем не позволяют войти, которые могли бы. Это и есть то, что обличает пророк Осия: Священники скрыли путь и убили в Сикиме[846] и снова: Священники не сказали, где есть Господь[847] или может быть то, что всякий учитель, который худыми деяниями соблазняет учеников своих, закрывает перед ними Царство Небесное.

Стих 15: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас. - Не с такой заботливостью мы сохраняем найденное, с какой ищем. Книжники и фарисеи, обходя весь мир ради торговли или для приобретения богатства, как от учеников, так и по внешней святости, очень заботятся приобрести прозелитов, то есть пришельцев, и присоединять их к обрезанному народу Божию. Но тот, кто прежде, - пока был язычником, - просто заблуждался и был сыном геенны один раз, видя пороки своих учителей и понимая, что они делами ниспровергают то, чему на словах учили, обращается снова на нечистоту свою (vomitum suum, ср. 2 Петр 2:22) и, сделавшись язычником, как изменник будет достоин большего наказания. Сыном геены он называется по подобию выражений: "сын погибели" и "сын века сего". Каждый делающий дела кого-нибудь называется сыном его.

Стихи 16-22: Горе вам, вожди слепые, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен. Безумные и слепые! что больше: золото, или храм, освящающий золото? Также: если кто поклянется жертвенником, то ничего, если же кто поклянется даром, который на нем, то повинен. Безумные и слепые! что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар? Итак клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем; и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем. - Выше, как нам кажется мы, изъяснили, что значит предание фарисеев, говоривших: Какой бы ни был от меня дар, он полезен будет тебе[848]. Теперь осуждается двойное предание фарисеев, но дающее повод к [насыщению] одной и той же скупости, так что они изобличаются в том, что все делают ради выгоды, а не из страха Божия. Действительно, как в расширенных хранилищах и увеличенной обшивке одежды представление о их святости создавало им славу, а вследствие славы привлекало богатство (lucra), так измышленная ложь предания изобличала их как наставников нечестия. Если бы кто-либо в споре или в какой-нибудь ссоре, или в сомнительном случае, поклялся храмом, а потом был бы изобличен во лжи, тот [по этому преданию] не был виновен в клятвопреступлении. Наоборот, если бы кто поклялся золотом и деньгами, которые в храме представляемы были священникам, тот немедленно был вынуждаем возместить то количество, которым он поклялся. С другой стороны, если бы кто поклялся жертвенником, такового никто не считал виновным в клятвопреступлении; наоборот, если бы он поклялся даром или приношениями, то есть животными и другими жертвами и подобным, и всем остальным, что приносится Богу на жертвенник, то всего этого они требовали весьма заботливо. Итак, Господь обличает их и в неразумии (stultitiae), и в обмане в том смысле, что храм гораздо больше, чем освящаемое им золото, а жертвенник [больше], чем жертвы, которые освящаются жертвенником. А все это они делали не вследствие страха Божия, но из жадности к богатствам.

Стих 23: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. - В законе много есть заповедей, которые представляют образы будущего. Но одни из них ясны, как говорит Псалмопевец: Заповедь Господня светла, просвещающая очи[849]; они требуют непосредственного исполнения на деле. Например: Не прелюбодействуй, Не кради, Не произноси ложного свидетельства и проч. Фарисеи же, так как заповедал Господь (мы пока оставим таинственный смысл), чтобы для содержания священников и левитов, - ибо Господь был их уделом, - в храм были приносимы десятины от всех вещей, имели главную заботу о том, чтобы все предписанное было приносимо, а соблюдал ли кто остальное, более важное, или нет, это они считали малозначительным. Итак, и в этом месте[850] Он обличает фарисеев и законников в скупости, потому что они заботливо требовали десятины даже незначительных овощей и оставляли без внимания правый суд при разборе дел, милосердие к бедным, сиротам и вдовам и веру в Бога, что имеет весьма великое значение.

Стих 24: Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие. - Я думаю, что верблюд соответственно смыслу настоящего места есть и правый суд, и милосердие, и вера, а комар - это десятины из мяты, аниса и тмина и остальных более дешевых овощей. Вопреки заповеди Господа мы поглощаем и оставляем в небрежении то, что велико, а в незначительном, - в том, что дает нам прибыл, - мы обнаруживаем тщательность и придаем ему значение благочестивого деяния (religionis).

Стихи 25-26: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очистим прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. - Различными словами, но с тем же значением, как и прежде, Он обличает фарисеев в притворстве и лжи, потому что они одно показывают людям снаружи[851], а другое делают в домашней жизни. Это значит не то, что суеверие их содержится в чаше и блюде, а то, что с внешней стороны они показывают людям святость, именно - в поведении, в речах, в хранилищах и обшивке одежды, в продолжительных молитвословиях и прочем тому подобном, а внутри они исполнены нечистотой пороков.

Стихи 27-28: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония. - То, что Он показал под образом чаши и блюда в том, что они снаружи[852 ]чисто вымыты, а внутри грязны, теперь Он показывает под образом гробов, потому что, как гробы снаружи побелены известью, украшены мрамором и золотом и раскрашены цветами, а внутри наполнены костями мертвых; так и развращенные учители, которые проповедуют одно, а делают другое, показывают свою чистоту в покрое одежды и смиренной речи, а внутри наполнены всякою мерзостью и похотью. Наконец, Он еще более ясно выражает это говоря: Так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

Стихи 29-31: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков. - Весьма мудрым умозаключением (syllogismo) Он обличает их в том, что они сыновья человекоубийц, когда они сами, ради своей славы в народе и видимой доброты, - устраивают гробницы пророков, которых умертвили их отцы, и говорят: "Если бы мы жили в то время, то не делали бы того, что сделали отцы наши". Хотя они этого и не выражают на словах, однако говорят делами своими, и именно тем, что горделиво и с великолепием устраивают памятники убитым[853], не отрицая, что они были умерщвлены их отцами.

Стих 32: Дополняйте же меру отцов ваших. - Утвердив предыдущими словами, что они были сынами человекоубийц и тех, которые умертвили пророков, Он теперь делает заключение, которое хотел, и полагает как бы окончательный вывод из умозаключения (extremam syllogism! partem): Дополняйте же меру отцов ваших[854], то есть вы дополняйте то, чего им недоставало. Они умертвили служителей, а вы распинаете Господа, они - пророков, а вы - Того, Который был провозвещен пророками.

Стих 33: Змеи [или с прибавлением: и] порождения ядовитых гадов! каким образом избежите вы от суда геены[855]. - То же самое сказал и Иоанн Креститель[856]; действительно, как от ядовитых змей рождаются ядовитые змеи, так и от отцов человекоубийц вы родились человекоубийцами.

Стих 34: Посему вот Я посылаю к вам пророков, и мудрецов, и книжников, но вы из них [одних] умертвите и распнете на кресте, а [других] из них будете бичевать в собраниях ваших и преследовать из города в город[857]. - То, что мы сказали прежде [именно, что слова]: Дополняйте же меру отцов ваших относятся к Господу, потому что Он должен был[858] быть умерщвлен ими, [эти слова] могут быть отнесены и к ученикам Его, о которых Он теперь говорит: Вот Я посылаю к вам пророков и мудрецов, и книжников и [одних] из них вы умертвите и распнете на кресте, и будете бичевать в собраниях ваших и преследовать из города в город. Вместе с тем обрати внимание на слова апостола, пишущего к Коринфянам (1 Кор 7:17-24), что различны дары учеников Христовых: одни [из них] - пророки, предвозвещающие[859] будущее, другие - мудрецы, знающие, когда должно произносить речи, третьи - книжники, ученейшие в законе[860]; из них Стефан был побит камнями, Павел обезглавлен, Петр распят на кресте; в книге Деяний Апостольских [сообщается, что] ученики были подвергаемы бичеваниям; и изгоняли они их из одного города в другой, изгоняя из Иудеи, так что они перешли к народам языческим.

Стихи 35-36: Да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие придет [venient = придет] на род сей. - Относительно Авеля нет никакого сомнения, потому что он тот, которого убил брат его Каин. А праведным он называется не только в настоящем упоминании о нем Господа, но это подтверждается и свидетельством книги Бытия[861], когда говорится, что дары его приняты от Бога. Спрашивается, кто был этот Захария, сын Варахии, потому что мы имеем сведения (legimus) о многих Захариях. Но чтобы нам не открылась легкая (libera) возможность впасть в заблуждение, присоединено: которого вы убили между храмом и жертвенником. У различных писателей я узнал различное, и должен изложить отдельные мнения. Одни Захарией, сыном Варахии, называют того, который был одиннадцатым из двенадцати пророков, и с этим согласно имя его отца; но когда он был умерщвлен между храмом и жертвенником, об этом Писание не говорит. Другие под Захарией разумеют отца Иоанна [Крестителя], основываясь на вымысле некоторых сокровенных книг (apocryphorum); они утверждают, что этот Захария был убит потому, что проповедовал пришествие Спасителя. Так как это утверждение не имеет твердого основания (auctoritatem) в Священном Писании, то и отвергается оно с такой же легкостью, с какой доказывается. Третьи предполагают (volunt), что это тот Захария, который был умерщвлен царем Иоасом между храмом и жертвенником, как сообщает повествование о царях. Но при этом необходимо иметь в виду, что тот Захария был сыном не Варахии, а сыном священника Иойада (русск. Иодай). Поэтому Священное Писание и присоединяет: Иоас не вспомнил об отце его Иойаде что он сделал ему добро[862]. Итак, хотя мы имеем и Захарию, и хотя относительно места убиения его замечается согласие, однако спрашивается, почему он называется сыном Варахии, а не Иойада (Иодая)? Варахия на нашем языке значит: благословенный Господа, а имя священника Иойад - праведность, в переводе с еврейского языка. В Евангелии, которым пользуются назареяне, мы находим вместо слов: сына Варахии слова: сына Иойада. Более простые братья из нас между развалинами храма и жертвенника или при входах во врата, ведущие в Силоам, показывают красные камни и воображают, что они окроплены кровью Захарии. Но не будем осуждать заблуждения их, происходящего из ненависти к иудеям и из благочестивой веры. - Скажем кратко[863 ]о том, почему кровь Авеля праведного и далее до крови Заха-рии, сына Варахии, взыщется с этого рода, хотя он не умертвил ни одного из них? Правило Священного Писания таково, что оно представляет два рода людей: добрых и злых, - как бы каждый род тех и других (singulorum singulas) отдельно. Возьмем примеры указания на добрых: Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его[864]. А когда он описал многих, которым предстоит[865] взойти на гору Господню, хотя они разного времени, в конце присоединяет: Таков род ищущих Его, ищущих лица Твоего, Боже Иакова[866]: И в другом месте о всех в совокупности святых говорится: род правых благословится[867]. О злых же говорится как в настоящем месте: Род ядовитых змей и: Взыщется все с этого рода. Также и в книге Иезекииля пророческое слово, описав грехи земли, прибавляет: И если бы нашлись в ней сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, [и тогда] Я не прощу грехов земли той[868]; оно[869] хочет, чтобы под Ноем, Иовом и Даниилом были понимаемы все праведники, которые своими добродетелями подобны им. Таким же образом и эти, действующие против апостолов, подобно Каину и Иоасу, представляются людьми одного[870] рода.

Стих 37: Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица (gallina - курица) собирает птенцов своих под крылья, но ты не захотел[871]. - Иерусалимом Он называет не камни и здания города, а обитателей его: Он вопиет как бы движимый чувством отца, подобно тому, как и в другом месте мы читаем, что Он при виде его заплакал[872]. А словами Своими: Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, Он свидетельствует о том, что все прежние (retro) пророки были посланы Им. Уподобление птице, собирающей птенцов своих под крылья, мы встречаем в песне Второзакония: Подобно тому, как орел покрывает гнездо свое, с любовью стремился (desideravit) к птенцам своим, простирая крылья свои, поднимал [их] и носил на перьях своих[873].

Стих 38: Се, оставляется вам дом ваш пуст. - Уже прежде в лице пророка Иеремии Он сказал то же самое: Я оставил дом Свой, покинул наследие Свое; наследие Мое сделалось для Меня, как пещера диких зверей[874]. Что дом Иудеев, то есть храм их, который блистал величием, [ныне] оставлен, в этом мы убеждаемся своими глазами, - потому что он потерял Христа и, чрезвычайно желая предвосхитить наследие, умертвил Наследника.

Стих 39: Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете (dicatis): благословен Грядый во имя Господне! - Говорится это Иерусалиму и народу иудейскому; а стишок этот, который провозглашали и дети при входе в Иерусалим Господа Спасителя, когда восклицали: Благословен грядущий во имя Господне, осанна (спасение) в вышних, - [этот стишок] Он взял из Сто семнадцатого псалма, - который очевидно написан в отношении к пришествию Господа. И слова Его должно понимать в таком смысле: "Если вы не принесете покаяния и не исповедуете того, что Я именно Тот, о Котором провозвестили пророки, Сын всемогущего Отца, то вы не увидите лица Моего". У иудеев есть время, данное им для покаяния; пусть они исповедуют, что благословен Тот, который пришел во имя Господне, и они увидят лицо Христа.

Глава XXIV. - Стихи 1-2: И выйдя, Иисус шел от храма; и приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма. Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено. - В прямом смысле (juxta historiam) значение места понятно. Но [в переносном] это значит, когда Господь вышел из храма, то все здания закона и совокупность заповедей [его] смешались в таком беспорядке, что ничто не могло быть исполнено иудеями; с отнятием главы все члены начали вражду между собой.

Стихи 3-4: Когда же Он сидел на Масличной горе, приступили к Нему наедине ученики Его со словами: Скажи нам, когда это будет и какой признак пришествия Твоего и кончины мира? И сказал Иисус им в ответ: Смотрите, чтобы кто-нибудь вас не ввел в заблуждение[875]. - Он сидит на Масличной горе, откуда происходит истинный свет познания; и подходят к Нему ученики Его наедине, так как они хотели знать тайны и откровения будущих событий, и спрашивают у Него о трех событиях: "В какое время будет разрушен Иерусалим? Когда придет[876] Христос? Когда наступит кончина мира"?

Стих 5: Ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: "Я Христос", и многих прельстят. - Одним из них был Симон Самарянин, о котором мы читаем в Деяниях апостолов и который называл себя великой силой Божией[877], распространяя в своих свитках между прочим и следующее: "Я Слово Божие, я блистательный, я утешитель, я всемогущий, я все божественное." С другой стороны (Sed), и апостол Иоанн говорит в своем послании: Вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов[878]. Я полагаю, что все вожди еретиков - антихристы и от имени Христа учат тому, что противно Христу. Неудивительно, что некоторые введены ими в заблуждение, так как Господь сказал: И многих прельстят.

Стих 6: Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец. - Итак, когда мы услышим об этом, тогда не будем еще думать, что уже наступает час суда; но он отлагается на то время, признак которого явственно указывается в дальнейшем.

Стихи 7-8: Ибо восстанет народ против народа и царство против царства, и настанут голодные времена, губительные болезни и землетрясение по местам. Все же это есть начало скорбей [879]. - Не сомневаюсь я, что и это, как написано, наступит в буквальном смысле; но мне кажется, что и восстание царства против царства, и гибель тех, слово которых расползается как рак[880], и сильное желание [или: голод - fames] слышания слова Божия, и движение всей земли, и отступление от истинной веры, - все это, скорее, относится к еретикам, которые взаимно восстают один против других, и тем доставляют победу Церкви. А Его слова: Все же это есть начало скорбеп, лучше передаются словами: мук рождения, чтобы в действительности пришествие антихриста понималось как бы в смысле зачатия его, а не действительного рождения.

Стих 9: Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое. ~ Именем апостолов обозначается общество (persona) всех верующих, а не то, что в то время апостолы еще будут жить телесно.

Стихи 12-13: И так как неправда распространяется широко (abundabit), то во многих местах охладеет любовь. Но кто будет тверд до конца тот спасется[881]. - Он не отрицает любви у всех, а только у многих; ибо много званых, но немного избранных, потому что в апостолах и подобных им сохранится любовь, о которой написано: Большие воды не могут потушить любви[882]. Также и (et ipse) апостол говорит: Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод[883] и прочее.

Стих 14: И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец [мира]. - Признак пришествия Господня тот, что во всем мире будет проповедано Евангелие, чтобы никто не мог считать себя заслуживающим - снисхождения [по неведению]. А это или уже исполнилось, или должно в непродолжительное время исполниться, как мы видим. В самом деле, - по моему мнению, - не осталось ни одного народа, который не знал бы имени Христова. И даже, если у такого народа и не было проповедника, тем не менее, он не может не иметь понятия о вере от соседних народов.

Стих 15: Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, - читающий да разумеет. - Когда мы призываемся к разумению, тогда показывается, что сказанное весьма таинственно; а у Даниила мы читаем так: А в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя[884]. Об этом и апостол говорит[885], что должен возвыситься человек беззакония и противник всего того, что называется и почитается Богом; так что дерзнет стать в храме Божием и показывать, что он сам есть Бог; что пришествие его по действию сатаны, возмутит и приведет к удалению от Бога тех людей, которые примут его. Можно это понимать и просто или в отношении к антихристу, или в отношении к изображению кесаря, которое Пилат поставил в храме, или в отношении к конной статуе Адриана, которая до настоящего времени стоит на самом святейшем месте. Мерзостию же, согласно древнему словоупотреблению Писаний, называется также идол, и прибавлено слово запустения, потому что в опустошенном и разрушенном храме поставлен был идол.

Стих 16-18: Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои. - Под мерзостию запустения можно понимать и всякое превратное учение (dogma). Когда мы его увидим стоящим на святом месте, то есть в Церкви, и показывающим в себе Бога, то должны бежать из Иудеи в горы, то есть, оставив убивающую букву и иудейское развращение, приблизиться к горам вечным, от которых чудно блистает Бог[886] и пребывать под тем кровом и в том жилище, в которое не могут достигнуть огненные стрелы дьявола[887], и не сходить и не брать ничего из дома нашего прежнего пребывания, и не искать того, что осталось позади нас, но предпочитать сеяние на поле духовных Писаний, чтобы получить с него плоды, и не брать с собой другой одежды, иметь которую апостолам воспрещается. - Относительно этого места, то есть относительно мерзости запустения, предсказанной Даниилом пророком и стоящей на месте святом, Порфирий наговорил против нас много хульного в тринадцатом свитке своего произведения. Ему возразил Евсевий, епископ Кесарийский, тремя свитками: восемнадцатым, девятнадцатым и двадцатым. Аполлинарий [Apollinaris, или Apollinarius] также писал весьма полно; он более, чем достаточно позаботился в одной книге разрешить тот вопрос, о котором спорили в столь многих тысячах стихов.

Стих 19: Но горе в те дни имеющим родить и тем, которые кормят [дитя][888]. - Но горе тем душам, которые не довели порождений своих до степени мужа совершенного, а имеют только начатки веры, так что нуждаются еще в питании от учителей. Можно сказать также и то, что во время преследования от антихриста или во время римского пленения должные[889 ]родить и кормящие не могли предпринять поспешного бегства как находящиеся в тяжелом положении от должного[890] родиться или уже родившегося (uteri et filiorum sarcina praegravati).

Стих 20: Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу. - Если мы захотим понимать это в отношении ко времени взятия Иерусалима, то есть когда он был обложен Титом и Веспасианом, то они должны молиться, чтобы их бегство не случилось зимой или в день субботний, потому что в первом случае бегству в пустыню и на необитаемые горы препятствует суровость[891] холода, а во втором случае, если бы они захотели бежать, препятствует нарушение закона, а если бы они захотели остаться, то угрожает смерть. Если же это понимать[892] в отношении к кончине мира, то этими словами Он научает тому, чтобы не охладела наша вера и любовь ко Христу, и чтобы мы в субботу добрых дел (virtutum) не оцепенели как праздные в деле Божием.

Стих 22: И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни. - Сокращение дней мы должны понимать не в смысле сумасбродного понятия об этом тех, которые полагают, что изменится продолжительность (momenta) времени [их], - они забывают, что написано: По установлению Твоему продолжается день[893], -

а должны понимать по качеству их, то есть что сократится их число, а не продолжительность [каждого дня] (или размер - mensura); так что, как в благословении говорится: Долготою дней насыщу его, и явлю ему спасение Мое[894], так и теперь должно понимать сокращение дней, чтобы через их многочисленность (тога), не была потрясена вера верующих.

Стих 23: Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там. - Во время Иудейского плена много было начальников, которые говорили, что они - Христос, так что во время осады со стороны римлян было [в Иерусалиме] три партии. Но лучше это понимать в отношении к концу мира.

Стихи 24 [и 25]: Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. - Как я сказал уже, это место должно объяснять трояко, - относя или ко времени осады со стороны римлян, или к концу мира, или к борьбе еретиков против Церкви, и к такого рода антихристам, которые восстают против Христа, прикрываясь ложным знанием.

Стихи 25, 26 [26]: Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне", - не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах", - не верьте. - Если кто будет обещать вам, что Христос пребывает в пустыне язычников, или в сокровенных учениях (dogma-tibus) еретиков, которые обещают вам сообщить тайны Божий, то не выходите, не верьте; или же, если кто захочет возвеличиться под именем Христа, то не тотчас же оказывайте такому доверие (так как, действительно, во время гонений и притеснений лжепророки всегда находят место для обмана).

Стих 27: Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого. - Не выходите, не верьте, что Сын Человеческий пребывает или в пустыне язычников, или в тайных убежищах людей, отделившихся от Церкви (haereticorum); но его учение (fides) блистает от востока до запада в Церквах вселенских. Должно сказать также и то, что Второе Пришествие Спасителя должно обнаружиться в славе, а не в уничижении подобно Первому. Таким образом, неразумно искать в месте малом или скрытом Того, Который есть свет всего мира.

Стих 28: Ибо, где будет труп, там соберутся орлы. - Таинству Христову мы научаемся из примера, ежедневно наблюдаемого в природе. Говорят, что орлы и коршуны даже из-за моря ощущают запах трупов и собираются на пищу этого рода. Таким образом, если неразумные птицы, отделенные таким пространством земли и водами моря, распознают естественным чувством малый труп и то, где он лежит; то насколько больше мы и все множество верующих должны устремляться к Тому, молниеносное сияние Которого исходит на Востоке и бывает видно даже на Западе! Но под мертвым телом, то есть π τ?μα, χто на латинском языке выражается словом труп (cadaver), потому что оно падает (cadat) вследствие смерти, мы можем понимать страдания Христовы, к которым мы прививаемся, чтобы где только в Священном Писании не читается о них, мы согласно собирались и через них могли приходить к Слову Божию, как, например, следующее место: Пронзили руки Мои и ноги Мои[895] и у пророка Исаи: Как овца, веден был Он на заклание[896] и прочее тому подобное. Орлами же называются святые, юность которых обновилась, как орлиная[897], и которые покрываются перьями и берут крылья, чтобы собраться к страданию Христову[898].

Стих 29: Тотчас же после мучения дней тех помрачится солнце, и луна не даст света своего, и звезды падут с неба, и силы небесные придут в движение[899]. - Солнце и луна помрачатся и не дадут света своего, и прочие светила упадут с неба, и силы небесные придут в движение не вследствие уменьшения света (в другом месте мы читаем, что солнце будет иметь свет в семь раз больший [Там же? 30])[900], а вследствие того, что по сравнению с истинным светом все будет тенисто, темно по виду. Если же это солнце, ныне блистающее во вселенной, и если луна, занимающая после него второе место, и если звезды, воз-женные для сияния ночью, - если все эти силы (а в этих силах мы видим множество ангелов) во время пришествия Христова обратятся во тьму; то [конечно] поколеблется и самоуверенность тех, которые, считая себя святыми, не страшатся присутствия на суде [или: Судии].

Стих 30: И тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; - Под этим знамением мы должны понимать[901] или знамение креста, чтобы, - как говорят Захария[902] и Иоанн[903] - иудеи видели Того, которого они пронзили, или же понимать[904] победоносное знамя Торжествующего.

И тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. - Восплачут те, которые не имеют местопребывания на небе, и записаны на земле.

Стих 31: Я пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров (ventis - ветров), от края небес до края их. - Об этой трубе и апостол говорит[905], и в Апокалипсисе Иоанна мы читаем[906]. И в Ветхом Завете дается повеление приготовить трубы, кованные из золота, серебра и меди, чтобы они возвещали высочайшие тайны учений.

Стихи 32-33: От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето; так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях. - Через сравнение с деревом Он научил (как) узнать приближение кончины [мира]. Как в том случае, когда стебельки смоковницы становятся нежными и почки раскрываются в цветок, из-под коры показываются листья, вы узнаете о приближении лета, о наступлении времени теплого западного ветра и весны (Favonii et Veris); так и тогда, когда вы увидите исполнившимся все сказанное (scripta), не думайте, что уже приблизилась кончина мира; это только как бы приступ и некоторые предшественники появились, чтобы показать, что она уже близко, уже при дверях.

Стих 34: Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет. - Выше мы сказали, что есть отдельный род (поколение - generatio) добрых и злых. Таким образом, здесь указывается или на весь род человеческий, или же в особенности на род иудеев.

Стих 35: Небо и земля прейдут (transibunt), но слова Мои не прейдут (не погибнут - поп praeteribunt). - Небо и земля прейдут мимо через перемены в них, а не через уничтожение; иначе, каким образом солнце помрачится и луна не даст света, и звезды упадут, если не будет неба и земли, на которых светила существуют?

Стих 36: О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один. - В некоторых латинских списках (codicibus) прибавлено: ни Сын, хотя в греческих и, особенно, в списках (exemplaribus) Адамантового [Оригена] и Ниерия, этой приписки нет. Но так как в некоторых списках она есть, то, кажется, о ней должно и нам вести рассуждение. Арий и Евномий торжествуют, - как будто незнание Учителя составляет для учеников славу, - и говорят: "Не могут быть равными Тот, Который знает, и Тот, Который не знает". Против них кратко нужно сказать следующее. Так как все времена сотворил Иисус, то есть Слово Божие: Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть[907], а между всеми временами находится и день судный, то каким образом (qua consequential Он может не знать части того, что в целом Он знает? Должно сказать также и следующее: что больше - знание ли Отца или дня судного? Если же Он знает большее, то каким образом может не знать меньшего. Мы читаем следующие слова: Все, что принадлежит Отцу, предано Мне[908]. Если все, принадлежащее Отцу, принадлежит и Сыну, то почему (qua ratione) Отец удержал знание об одном дне Себе и не восхотел вместе с Сыном разделить его? Нужно обратить внимание также и на то, что если Сын не знает самого последнего (novissimum) дня времен, то не знает и предпоследнего (репе ultimum) и всех дальнейших (omnes retrosum). Ибо не может быть, чтобы не знающий первого, знал второе. Итак, если мы согласимся, что Сын [или с прибавлением: Божий] не знает для кончины мира, то должна быть указана и причина, по которой Он этого не знает. Апостол о Спасителе пишет: В Нем сокрыты все сокровища премудрости и знания[909]. Итак, в Христе есть все сокровища премудрости и знания, но они скрыты. Почему скрыты? После воскресения Своего на вопрос апостолов относительно дня Он отвечал яснее: Не вам принадлежит знать времена, или мгновения (momenta), которые Отец положил в Своей власти[910]. Когда говорит: Не вам принадлежит [не ваша обязанность] знать, Он показывает, что Сам Он знает, но что не полезно знать это апостолам, чтобы они всегда, в незнании о приближении дня судного, - жили непрерывно (quotidie) так, как будто на следующий день должны предстать на суд. Наконец, и следующие слова евангельской речи побуждают нас разуметь то же самое. Также говоря, что знает только один Отец Он под Отцом разумеет и Сына, ибо всякий отец есть имя (nomen) сына.

Стихи 37-39: Но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, - так будет и пришествие Сына Человеческого. - Спрашивается: каким образом выше написано: Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это начало болезней, а теперь предсказывается, что будет происходить то, что служит признаком мирного времени. Но [для объяснения этого] должно принять во мнимание, - на основании слов апостола, - что после войн, раздоров, губительных болезней, голода и землетрясений и прочего, чем уничтожается род человеческий, на короткое время наступит[911] мир, который обещает полное спокойствие (quieta omnia), так что вера верующих укрепится, или с прекращением бедствий они станут надеяться, что Судия придет[912]. В самом деле, ведь это и есть то, что мы читаем у апостола Павла: Когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут[913].

Стихи 40-41: Тогда двое будут на поле: один берется, а один оставляется. Две [будут] мелющие жерновом: одна схватывается, и одна оставляется[914]. - Тогда, - говорит Он, - будут двое на поле, это когда в день кончины и суда будут найдены двое людей, одинаково исполняющих одну и ту же работу и сеющих как будто одно и то же семя, но не одинаково получающих плоды своего труда. Также будут две женщины, мелющие вместе; но одна схватывается, другая оставляется. Под двумя людьми, проводящими время на поле, и под двумя женщинами, которыя одинаково мелют, ты понимай или Синагогу и [или: или] Церковь, потому что они, - по видимости, - одинаково трудятся над законом (molere videantur in Lege) и от одних и тех же Писаний получают хлеб (farinam terere) заповедей Божих; или же понимай[915] прочие ереси, которые из того и другого Завета, или какого-нибудь одного, по-видимому, извлекают хлеб своих учений. Но хотя они имеют притязание на одно [и то же] имя христианина, однако они получают не одну и ту же награду, так как одни из них схватываются, а другие оставляются.

Стихи 42-43: Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет. Но это вы знаете, что, если бы ведал хозяин дома, в какую стражу придет вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать дома своего. - Теперь Он ясно показывает, почему выше сказал: О дне же том и часе никто не знает, ни даже Сын человеческий, ни ангелы, а только один Отец, - потому, что это не полезно знать апостолам, чтобы они в ожидании, колеблющемся от неизвестности, всегда имели веру в будущее пришествие Того, о Котором не знают, когда Он придет. С другой стороны, Он не сказал: Так как мы не знаем, в какой час имеет придти Господь, а сказал: Не знаете, и, предпослав пример в лице домохозяина, более ясно показывает, почему Он умолчал о дне кончины, говоря так:

[Стихи 44-47]: Посему и вы будьте готовы, потому что не знаете, в который час придет Сын человеческий. Кто, по мнению твоему, есть раб верный и благоразумный, которого Господин его поставил над домом Своим, чтобы он вовремя давал пищу им [т. е. живущим в доме]? Блажен тот раб, которого Господин его, - когда придет, - найдет делающим так. Истинно говорю, что Он поставит его над всем богатством своим[916]. - Теперь Он полнее утверждает и представляет причину, почему о дне и часе кончины не знают, как Он сказал прежде, ни ангелы, ни Он сам, а только один Отец; именно потому, что это не полезно знать апостолам; также и пример отца семейства (домохозяина) - т. е. Себя, и верных рабов, т. е. апостолов, - Он ввел для убеждения обеспокоенной мысли, чтобы в надежде на награду они своевременно служили сотрудникам своим (conservis) пищей учения.

Стихи 48-49: А если тот [как] злой раб скажет в сердце своем: "Господин мой замедлит приходом", и начнет бить одинаковых с ним рабов (conserves), а есть и пить с пьяницами[917]. - Из вышесказанного следует, что как заботливый и всегда ожидающий пришествия Господина раб дает одинаковым с ним рабам пищу своевременно, и после того поставляется над всем достоянием домохозяина; так, наоборот, тот, который, - как говорит пророк Иезекииль, - успокаивает себя словами: много дней пройдет[918], и не думает, что Господь придет скоро, тот делается беспечным, проводит время праздно в пиршествах и роскоши; но таковой встретит (sentiet) не кроткого домохозяина, а строжайшего Судию.

Стихи 50-51: Придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов[919]. - Он учит тому же самому, чтобы они знали, что Господь придет[920], когда они не думают о Нем, и увещевает к бодрствованию и заботливости. Далее слова: отделит его (или: разделит его - dividet eum) [имеют не то значение], что Он разсечет его мечом[921], но то значение, что он будет устранен от жребия святых, и что удел его положится вместе с лицемерами, - именно с теми, которые были на поле и которые работали жерновами, и однако не были оставлены. Мы много раз говорили, что лицемер одно показывает, а другим является в действительности; подобно этому и на поле, и у жерновов он показывается делающим то же, что и человек, принадлежащий Церкви, а конец [его дела] говорит о противоположном направлении воли (diversae voluntatis).

Глава XXV. - Стихи 1-4: Тогда царство небесное подобно будет десяти девам, которые, взявши светильники свои, вышли навстречу жениху невесте (sponso et sponsae). Но пять из них были неразумны, а пять благоразумны. И пять неразумных, взявши светильники, не взяли масла с собою; а благоразумные вместе со светильниками взяли в сосудах своих и масло[922]. - Эту притчу, т. е. подобие десяти девам, неразумным и благоразумным, некоторые просто изъясняют в отношении к девам, из которых одни, по словам апостола, девствнны и телом, и духом (mente), а другие, сохраняя только телесное девство, не имеют остальных дел, соответствующих их [телесному] состоянию, или [сохраняя девство] вследствие тщательного наблюдения родителей, в мысли [своей] однако вступили в брак[923]. Но мне кажется, что на основании вышесказанного в этом месте кроется другой смысл и сравнение в притче относится не к девственным телам, а ко всему роду человеческому. Действительно, подобно тому, как два работающих на поле и две мелющие жерновами обозначают два рода людей: христиан и иудеев или святых и грешников, которые, вступив в церковь, по видимости действительно и пашут, и мелют, а на самом деле все делают лицемерно; так и в настоящем случае десять дев относятся ко всем людям, которые, по-видимому, веруют в Бога и подтверждают свою веру Священным Писанием, будут ли то принадлежащие к Церкви (ecclesiastici), иудеи или еретики. Они все называются девами потому, что похваляются познанием о едином Боге и тем, что будто мысль их не оскверняется бесстыдством идолослужения. Масло имеют те девы, которые соответственно вере своей украшаются и делами; а не имеют масла те, которые, по-видимому, как будто и исповедуют Господа соответственной верой, но не заботятся[924] о доброделании. Под пятью девами, неразумными и разумными, мы можем понимать пять чувств, которые у одних устремляются к небесному и желают высшего, а у других жаждут земной нечистоты и не имеют теплоты истины, которой они могли бы просветить свои сердца. О зрении, слухе и осязании в духовном смысле сказано: Что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали руки наши[925]. О вкусе говорится: Вкусите, и увидите, как благ Господь[926]; об обонянии - От благовония мастей твоих имя твое - как разлитое миро[927], и: Мы Христово благоухание[928].

Стих 5:И как жених замедлил, то задремали все и уснули, так как не малое время должно пройти между первым и вторым пришествием Господа. Задремали все, т. е. умерли, потому что смерть святых именуется сном. А вслед затем говорится: уснули, потому что после того они должны быть пробуждены.

Стих 6: Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему. - Внезапно, ведь, как бы среди спокойной ночи, когда все бывают в беззаботном состоянии, когда сон бывает самый тяжелый (глубокий), провозглашено будет пришествие Христово возгласами ангелов и громом труб предшествующих Ему сил. Скажем нечто такое, что, может быть, будет полезно читателю. По иудейскому преданию, Христос придет[929 ]среди ночи, подобно исходу из Египта, когда совершалась Пасха и проходил губитель, и Господь снизошел на кровли, и кровью агнца были освящены косяки входов наших[930]. Отсюда, по моему мнению, возникло и предание апостольское, чтобы в день кануна Пасхи до наступления половины ночи не позволяли отпускать [из храма] народ, ожидающий пришествия Христова. А после того, как минует это время и безопасность сделается несомненной, все проводят день как праздник. Потому и псалмоневец говорил: В полночь вставал славословить Тебя за праведные суды Твои[931].

Стих 7: Тогда встали все те девы и украсили светильники свои[932]. - Встали все девы, и каждая украсила светильник свой, т. е. мысли, которыми они воспринимали елей познания, чтобы иметь дела добродетелей, которые могли бы блистать перед Истинным Судией.

Стих 8: Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. - Те, которые находят, что светильники их угасают, показывают, что они отчасти сияют; однако в них нет непрерывного[933] света, ни непрестанных [добрых] дел. Итак, если кто-нибудь имеет девственную душу и любит скромность, то он не должен довольствоваться посредственностью, которая скоро иссякает и, - когда поднимется жар, - высыхает, но должен следовать совершенной добродетели, чтобы иметь свет вечный.

Стих 9: А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас. - Они отвечают так не вследствие скупости, а из боязни. Действительно, ведь, каждый получит награду по делам своим, и в день суда добродетели одних не могут превысить пороков других. И как во время вавилонского пленения Иеремия не мог помочь грешникам, и ему говорится: Не проси за этот народ[934]: так и тот день будет страшен, потому что каждый должен будет заботиться о себе самом.

Пойдите лучше к продающим и купите себе. - Это масло продается и покупается дорогой ценой и приобретается великим трудом, - под этим мы разумеем все милостыни, добродетели и советы учителей.

Стих 10: Когда же пошли они покупать, пришел жених. - Правда, как благоразумные они дают совет, что нельзя[935] встречать жениха без масла для светильников; но так как время для покупки уже истекло и, - с приближением дня судного, - уже не осталось места для покаяния, - как говорит псалмопевец: Во гробе кто будет славить Тебя[936] - то они вынуждены не новые дела совершать, а дать отчет в своих прежних делах.

И готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились. - После дня судного не остается (или: не останется) средств к совершению добрых дел и к тому, чтобы оправдаться.

Стих 11: После приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам. - Правда, превосходно исповедание их, обнаружившееся в обращении[937] "Господь", а повторение его служит признаком веры. Но какая польза в том, что призываешь устами Того, Которого отрицаешь делами.

Стих 12: Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас. - Знает Господь тех, которые принадлежат Ему, а кто не знает [Его], тот не будет познан[938]; не знает Господь делателей неправды; и хотя они девственны, и хотя в двояком отношении, т. е. и по чистоте тела и исповедованию истинной веры они могут быть прославлены[939], однако так как они не имеют елея познания, то достаточным наказанием для них является то, что они неведомы Жениху.

Стих 13: 13 Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа. - Я всегда убеждаю благоразумного читателя, чтобы он не успокаивался на суеверных толкованиях и [на том] что с решительностью высказывается вследствие желания измышляющих их; но чтобы он понимал[940] предыдущее, среднее и последующее и связно представлял себе все, что написано. Итак, из того, что Он говорит: Бодрствуйте, потому что вы не знаете ни дня, ни часа, объясняется все, что Он сказал, т. е. и о двух, которые были на поле, и о двух мелющих, и о домохозяине, который доверил рабу своему свое имущество, и о десяти девах, и что притчи эти предпосланы для того, чтобы, так как мы все не знаем дня судного, то заботливо приготовили себе свет добрых дел и чтобы судья не пришел, пока мы находимся в беспечном состоянии.

Стихи 14-15: Ибо [это произойдет подобо тому], как человек, отправляющийся в далекую страну, призвал рабов своих и передал им благосостояние свое. И одному дал пять талантов, а другому - два, а третьему - один, каждому по силам его, и вслед за тем отправился[941]. - Человек этот домохозяин есть, несомненно, Христос, Который по Воскресении, восходя к Отцу как Победитель, призвав апостолов Своих, передал им учение евангельское, не соображаясь с широтой или узостью в том отношении, чтобы дать одному больше, а другому меньше, но подавая соответственно силам получающего; таким же образом и апостол говорит, что не могущих принимать твердой пищи он поит[942] молоком[943]. Поэтому, в конце концов, Он с одинаковой радостью принимает и того, который из пяти талантов сделал десять, и того, который два таланта обратил в четыре. Под пятью, двумя и одним талантом мы должны понимать или различные дары (gratias), которые даны каждому, или в первом случае все подвергнутые испытанию чувства, во втором - разум и дела, в третьем - разум, которым люди отличаются от животных.

Стих 16: Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов. - Получив земные чувства он усвоил себе познание о небесном, познавая Творца через тварей, бестелесное - через телесное, невидимое - через видимое и вечное, - через кратковременное.

Стих 17: Точно также и получивший два таланта приобрел другие два. - И этот соответственно силам своим все, что ни изучил в законе, удвоил в Евангелии, т. е. (sive) познание и дела настоящей жизни понимал в значении образов будущего блаженства.

Стих 18: Получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. - Негодный раб вследствие земных дел и похоти века сего не радел о Заповедях Божиих и осквернил их, хотя у другого евангелиста написано, что он завязал его в куске полотна[944], т. е. обессилил учение Домохозяина, проводя жизнь в неге и роскоши.

Стихи 19-20: По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. - Велико время между Вознесением Спасителя на небо и Его Вторым Пришествием. И если даже апостолы должны[945]дать отчет и[946] воскреснуть под страхом за исход суда, то что же нам должно делать?

Стихи 21-23: Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. - К тому и другому рабу, как я уже сказал,

т. е. и к тому, который из пяти талантов сделал десять талантов, и к тому, который из двух сделал другие два таланта, обращено одно и то же хвалебное слово. При этом необходимо заметить, что то, что мы имеем в настоящей жизни, хотя и кажется великим и многочисленным, однако в сравнении с будущим мало и немногочисленно. "Войди, - говорит, - в радость Господина твоего" и получи то, чего око не видело и ухо не слышало и что не входило в сердце человека[947]. Но что большее может быть дано верному рабу, если не быть с Господом и видеть радость Господа Своего?

Стихи 24-25: Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. - Поистине известное слово: Нетщевати вины о грехах (т. е. для измышления оправдания грехов)[948], относится также и к этому рабу, так что [у него] к лености и небрежности присоединяется еще преступление гордости. Действительно, тот, который просто должен был бы сознаться в своей бездеятельности и умолять домохозяина, - тот, напротив, злословит (на н)его и говорит, что он последовал благоразумному решению, - именно: не подвергать опасности целость [вверенных ему] денег, пока он будет обращать их в выгодных предприятиях.

Стихи 26-28: Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов.

- То, в чем он видел оправдание для себя, обращается в вину для него. Но он называется еще рабом злым, лукавым, потому что он произнес хулу против Господа. Он ленивый, потому что не захотел удвоить таланта, так что за первое обвиняется в гордости, а за второе - в нерадивости. "Если, - говорит Он, - ты признаешь, что Я суров и жесток и гоняюсь за чужим, и пожинаю там, где не сеял, то почему мысль об этом не внушила тебе страха, чтобы ты мог знать, что Я буду искать своего гораздо заботливее, и отдать деньги мои, или серебро, торговцам; ведь на греческом и то, и другое значение заключается в слове ?ργ?ριον. Слова Господни, - говорит псалмопевец, - слова чистые, серебро, очищенное от земли в горниле, семь раз переплавленное[949]. Итак, деньги и серебро это есть проповедование Евангелия и слово Божие, которое должно быть вручено торгующим и меновщикам, что значит: или остальным учителям (это делали и апостолы, поставляя по отдельным странам пресвитеров и епископов), или всем тем верующим, которые могут удвоить сокровище и возвратить с прибылью, т. е. через исполнение делом того, что они изучили словесно. А отнимается талант и дается тому, кто создал десять талантов, с той целью, чтобы мы понимали, что хотя и в том, и другом труде, - т. е. и в труде того, кто пять обратил в десять, и того, кто два - в четыре, одинакова радость Господа, однако тому, который более потрудился над сокровищем от Господа, должна быть дана большая награда. Потому апостол и говорит: Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении[950]. Из того, что дерзнул сказать злой раб: "Жнешь там, где не сеял, и собираешь там, где не разбросал[951]", мы понимаем, что Господь принимает добрую жизнь и язычников и философов, и иначе относится к тем, которые проводят жизнь праведно, а иначе к тем, которые живут неправедно и по сравнению с тем, который служит естественному закону, осуждает тех, которые не радеют[952] о законе писанном.

Стих 29: Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет. - Хотя многие люди от природы мудры и имеют остроту ума, однако, если они будут нерадивы и вследствие праздности погубят благо природы, - по сравнению с тем, который немного медлительнее, но трудами и заботливостью увеличит меньшее, принадлежащее ему, - [такие] утрачивают благо природы и увидят, что награда, обещанная им, переходит к другим. Можно это место понимать и так: тому, который имеет веру и благое произволение о Боге, если бы он, по человеческой немощи (ut homo), имел даже менее других в делах, [такому] от благого Судии будет дано. А тот, кто не имел веры, утратит даже и те блага и прочие добродетели, которые от природы он, по-видимому, имел. И даже весьма искусно (eleganter) говорится: Отнимется у него и то, что имел. В самом деле, то, что бывает без веры во Христа, не должно быть вменяемо тому, кто сделал из этого злоупотребление, а только тому, кто присоединил благо природы даже к злому рабу.

Стих 30: А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. - Господь свет есть; и кто изгоняется от Него вон, тот лишается света. А что такое плач и скрежет зубов, об этом мы сказали выше.

Стихи 31-34 [начало]: Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. - Имея в виду[953], два дня спустя совершить Пасху и быть преданным на крестную смерть: на поругание от людей, на питье желчи и уксуса, Он прямо провозглашает о будущей славе победителя, чтобы могущий[954] возникнуть соблазн устранить обещанием награды. При этом должно заметить, что Тот, который будет созерцаем в величии, будет Сын Человеческий. А следующие слова: И поставит овец по правую сторону от Себя, а козлищ по левую[955] понимай в соответствии с тем, что читаешь в другом месте: Сердце мудрого - на правую сторону, а сердце глупого - на левую[956] и выше в этом же Евангелии: Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая[957]. Овцам в качестве праведных повелевается стать с правой стороны; козлища, т. е. грешники, с левой: они по закону всегда приносятся в жертву за грех[958]. Он не сказал: "козлицы", которые могут иметь плод и остриженными выходят из купальни с двойным плодом, и бесплодной между ними нет ни одной[959]; но сказал: "козлов", животное ленивое, легкомысленное, всегда пылающее плотской похотью (fervens ad coitum).

Стихи 34 [окончание]-40 [начало]: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ. - Это нужно принимать в соответствии с предведением Божьим, у которого должное[960] совершиться, уже совершилось.

Стихи 40 [окончание]-45: Истинно говорю вам: когда [или: как скоро] вы делали это одному из братии Моих меньших, вы делали это Мне. Тогда скажет и тем, которые находятся по левую сторону от Него: Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, приготовленный дияволу и его ангелам. Ибо, если Я чувствовал голод, то вы не дали Мне пищи; когда же Я жаждал, то вы не дали Мне пития; когда Я был странником, то вы не приняли Меня; [или] нагим, то вы не покрыли Меня; если был Я болен, или в темнице, то вы не посетили Меня. Тогда отвечают Ему и они, говоря: "Господи, когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе". Тогда Он ответил им, говоря: Истинно говорю вам, коль скоро вы не сделали этого одному из меньших сих, то не сделали и Мне"[961]. - Для нас легко понять (libera est intelligentia), что во всяком бедном Христос, алчущий насыщается, жаждущий - напояется, странствующий - вводится под кровлю, нагой - одевается, больной - посещается и заключенный в темницу получает утешение в собеседовании. Но из следующих слов: Коль скоро вы сделали это одному из этих братии Моих меньших, то сделали и Мне, мне кажется, следует, что это сказано не о бедных вообще, а о тех, которые - нищи духом, и простирая руку к которым Он сказал: Матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его[962].

Стих 46: И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную. - Благоразумный читатель, обрати внимание на то, что и наказания вечны, и вечная жизнь не должна иметь впоследствии какого-либо конца.

Глава XXVI. - Стихи 1-2: Когда Иисус окончил все слова сии, то сказал ученикам Своим: вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие. - Пусть покроются краской стыда те, которые думают, что Спаситель убоялся и под влиянием страха страданий сказал: Отче! о, если бы ты благоволил прочесть чашу сию мимо Меня[963]. Имея в виду совершить спустя два дня Пасху, Он знал, что будет предан крестной смерти; и тем не менее Он не устраняет козней [против Себя] и не бежит в страхе; так что даже тогда, когда другие не хотят идти, Он бестрепетно продолжает идти, о чем (quando) говорит и Фома: Пойдем и мы умрем с Ним[964]. И, желая положить конец плотскому празднованию, а также, - когда проходила тень [закона], - желая дать настоящее значение Пасхе, Он сказал: Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания[965]. Во всяком случае, Христос, принесенный в жертву, есть наша Пасха, если только мы вкушаем Его в безквасии чистоты истины[966]. Затем в словах: Чрез два дня будет Пасха, будем искать то, что освящено, или есть таинство, не обращая внимания на простое значение этих слов. [Именно:] Спустя два дня яснейшего света, т. е. Ветхого и Нового Завета, совершается истинная Пасха за мир. Пасха, на еврейском языке называемая phase (???), получила свое название не от слова π?σχω (ρтрадаю), как полагают очень многие, но от слова проходить мимо (ransitu), потому что [ангел] - губитель, видя кровь на внешних дверях израильтян, не поражал их, а проходил мимо, или потому, что Сам Господь, подавая свыше помощь Своему народу, проходил около него. Читай книгу Исход[967], о которой мы будем рассуждать более подробно, если только жизнь будет нашей спутницей [т. е. продолжится]. А переход наш из одного места в другое (transitus), т. е. phase (Пасха), совершается тогда, когда мы, оставляя земное и Египет, устремимся к небесному.

Стихи 3-5: Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы [Каиафа] и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить; но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе. - Те, которые в наступающий праздник Пасхи должны были приготовить жертвы, очистить храмовые стены, вымыть полы, вычистить сосуды и очистить их по обрядам, предписанным законом, и быть достойными вкушения пасхального агнца, теперь сходятся на совещание о том, как бы им умертвить Господа; так делали они не из боязни измены, как это видно из их откровенной речи, но из предосторожности, чтобы Он не был освобожден от них при помощи народа.

Стих 6: Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного. - Тот, который должен был[968] пострадать за весь мир и искупить Своей кровью все народы, Он проводил время в Вифании, т. е. в доме послушания [в Вифании], которая некогда принадлежала Симону прокаженному. Так он называется не потому, что он и в то время был поражен проказой, а потому, что он прежде был прокаженным, а потом очищен от проказы; но прежнее имя оставляется за ним для того, чтобы показать силу Исцелителя. Подобным же образом в списке апостолов и Матфей называется с указанием на свое прежнее занятие и порочность, именно: мытарем (сборщиком податей), хотя несомненно, что он перестал быть мытарем. Некоторые под домом Симона прокаженного разумеют ту часть народа, которая уверовала в Господа и была исцелена им. А сам Симон называется также повинующимся, он же, по другому толкованию, может называться миром (mundus), в доме которого исцелилась Церковь.

Стих 7: Приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. - Никто пусть не думает, что одна и та же женщина и та, которая вылила благовонную мазь на голову Его, и та, которая вылила на ноги Его. Действительно, та омывает [Его ноги] слезами и осушает [их] волосами и весьма ясно называется блудницей. А об этой не написано ничего такого. И в самом деле блудница не могла быть достойна тотчас же помазать главу Господа. А другой Евангелист вместо сосуда драгоценного благовонного масла, - сосуда из мрамора некоторого рода, - указывает на безыскусственный, настоящий, неподдельный нард[969], чтобы показать веру Церкви и народов языческих.

Стихи 8-9: Ученики же, видя это, начали негодовать, говоря: К чему же [ut quid] эта трата? Ведь это [масло] могло бы быть продано за большие деньги и роздано нищим[970]. - Я знаю, что некоторые злословят относительно этого места в недоумении: почему другой евангелист сказал, что опечален был только Иуда, потому что он имел в своем распоряжении ящик для хранения денег и с самого начала утаивал деньги; а евангелист Матфей пишет, что вознегодовали все апостолы: таковые люди не знают оборота речи, который называется σ?λληφις, θли синекдоха; в нем вместо одного обыкновенно называют всех и вместо многих - одного. Ведь и апостол Павел в своем Послании к Евреям (хотя относительно него многие латиняне сомневаются), когда описывает страдания и заслуги святых, - говорит: Они были побиты камнями, подвергались пыткам, были рассечены [разрезаны пилою] и умерли через усекновение мечом[971], хотя иудеи заявляют, что рассечен был только один пророк Исайя. Мы можем истолковать и иначе, - именно: апостолы действительно вознегодовали ради бедных, а Иуда - из-за своего прибытка, а потому тайный ропот его является преступлением потому именно, что он имел заботу не о бедных, а хотел обеспечить себе кражу.

Стихи 10-11: Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете. - Возникает новый вопрос: почему Господь после Воскресения сказал ученикам: Се, Я с вами во все дни до скончания века[972], - а в настоящем случае говорит: Меня не всегда имеете с собою. По моему мнению, в этом месте говорит Он о пребывании телесном, которое после Воскресения никоим образом не будет таковым, каковым оно было теперь, т. е. вполне одинаковым по образу жизни и подобным семейному. Вспоминая об этом, апостол говорит: Если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем[973].

Стих 12: Возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению. - То, что вы называете пустой издержкой благовонной мази, есть обязанность, исполняемая относительно погребения. И не удивительно, если она Мне подала приятное благоухание веры своей, когда Я пролью[974] за нее Свою кровь.

Стихи 13-14[975]: Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала. Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам. - Во всем мире проповедуется не столько женщина эта, сколько Церковь, потому что она предала погребению Господа, потому что она помазала главу Его. И обрати внимание на познание о будущем, - на то, что должный[976] спустя два дня пострадать и умереть, Он знает о прославлении во всем мире Евангелия Своего.

Стих 15: И сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? - Несчастный Иуда! Он хочет ценой Учителя вознаградить тот ущерб, который, по его убеждению, он потерпел через пролитие драгоценной мази. И однако он не требует определенной платы (summam), чтобы предательство не показалось как-нибудь совершенным из-за большой прибыли, но продавая как бы дешевое имущество, он оставил на волю покупающих дать столько, сколько им будет угодно.

Стих 16[977]: Они предложили ему тридцать сребренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его. - Иосиф был продан не за двадцать золотых монет, как многие полагают согласно Семидесяти толковникам, а за двадцать серебряных монет, как говорит еврейская истина (т. е. еврейский текст). Да и в самом деле, раб не мог быть продан дороже, чем Господин.

Стих 17: В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху? - Первый день опресноков это - четырнадцатый день первого месяца, когда закалывается[978] агнец, бывает полнолуние и оставляется закваска. А среди тех учеников, которые приступили к Иисусу с вопросом: Где велишь нам приготовить Тебе пасху, я полагаю, был и Иуда предатель.

Стих 18: Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими. - Новозаветное Писание сохраняет обычай Ветхого завета. Часто мы читаем: Он сказал ему, на месте оном и оном, что по-еврейски выражается словами: pheloni elmoni (????? ??????), и при этом не называется имя ни лиц, ни мест. И найдете там некоего, носящего сосуд с водою. Имена этих лиц опущены для того, чтобы всем, которые собираются совершить Пасху, была предоставлена полная свобода отпраздновать.

Стих 19: Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху. - У другого евангелиста написано, что они нашли большую комнату, устланную и чистую, и там приготовили Ему[979]. Мне же кажется, что под пиршественной комнатой разумеется закон духовный, который, выходя из тесных пределов буквы, принимает Спасителя в возвышенном месте; о том же самом свидетельствует[980] и апостол Павел[981], когда говорит, что то, что прежде он почитал для себя приобретением, теперь, чтобы приготовить Господу достойный прием, он презрел, как ни к чему непригодную суету[982].

Стих 20: Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками. - Иуда во всем поступает так, чтобы отклонить от себя подозрение в предательстве.

Стих 21: И когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. - Тот, Который предсказал о страдании, предсказывает и о предателе, давая возможность раскаяться, т. е. чтобы [предатель], зная, что Ему известны помышления его и тайные намерения, раскаялся в своем поступке; и однако Он не обозначил нарочито [имени], чтобы тот, открыто уличенный, не сделался более бесстыдным. Господь показывает преступление вообще (in numero), чтобы сознающий его принес покаяние.

Стих 22: Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? - Одиннадцать апостолов, конечно, знали несомненно, что они ничего подобного не замышляли против Господа; однако они более доверяли Учителю, чем себе; боясь немощи своей, они с печалью узнают о грехе, которого не чувствовали за собой.

Стих 23: Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня. - Удивительное терпение Господа! Сначала Он сказал: Один из вас предаст Меня, однако не назвал собственного имени. А Иуда, - когда другие были опечалены и, так сказать, отдергивали руку, и не хотели подносить пищи ко рту, - Иуда в своем бесстыдстве и дерзости, с которыми решался на предательство, свою руку протягивает к блюду даже вместе с Учителем, чтобы своей дерзостью обмануть добрую совесть.

Стих 24: Но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается. - Не поддавшись исправлению ни в первый, ни во второй раз, он не отстраняет стопы своей от предательства; но долготерпением Господа питает свое бесстыдство и собирает себе гнев на день гнева[983].

Лучше было бы этому человеку не родиться. - Это нужно понимать не в том смысле, что он существовал, прежде чем родился, потому что благо может быть только тому, который прежде был; а сказано это в том смысле, что лучше гораздо не быть совсем, чем существовать, погруженным во зло (male subsistere).

Стих 25: При сем и Иуда, предающий Его, сказал. - Так как прочие апостолы, сильно опечаленные спрашивали: "Не я ли это, Господи?" чтобы своим молчанием не показать, что они как будто предатели; то и Иуда спрашивает подобным же образом -[Иуда], которого и совесть мучила, который с дерзостью и руку простер к блюду.

Не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал. - [Предатель] присоединяет к вопросу своему еще лесть или обнаруживает неверие. Действительно, те, которые не имели намерения предать, говорят: Не я ли, Господи? А он, имевший в виду совершить предательство, называет Его не Господом, а Учителем; как будто, отрицая Господа, и тем не менее предавая Учителя, он может иметь оправдание. Иисус говорит ему: ты сказал. Предатель был опровергнут тем же ответом, который впоследствии был дан и Пилату.

Стихи 26-28[984]: И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. - После того, как совершена была Пасха, имеющая значение прообраза, и после вкушения вместе с апостолами плоти агнца, Он взял хлеб, - который укрепляет сердце человека, - и совершает переход к истинному священнодействию Пасхи, чтобы подать истинное Свое тело и Свою кровь, подобно тому, как сделал Мелхиседек, священник Бога вышнего, принесший хлеб и вино как прообраз Его[985]. В Евангелии от Луки мы читаем, каким ученикам Он приготовил две чаши[986]: одну чашу первого месяца и другую - второго, так что тот, который не мог вкушать агнца в первый месяц между святыми, будет вкушать козла во второй месяц между кающимися.

Стих 29: Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего. - От плотского Он переходит к духовному, потому что виноградник, пересаженный из Египта, есть народ израильский, которому Господь через пророка Иеремию говорит: Я насадил тебя как благородную лозу; как же ты превратилась у Меня в дикую отрасль чужой лозы?[987] И пророк Исайя в песне, которую он поет возлюбленному, и все св. Писание в различных местах свидетельствуют об этом. Итак, Господь говорит, что Он не будет уже пить от этой лозы [теперь], а только в Царстве Отца Своего. Царство Отца, по моему мнению, есть вера верующих, - это же самое утверждает также и апостол [евангелист?]: Царствие Божие внутрь вас есть[988]. Итак, когда иудеи снова получат Царство Отца (обрати внимание на то, что Он говорит: Отца, а не Божие), [но] всякий Отец есть имя Сына (omnis Pater nomen est Filli), - когда, говорю, они уверуют в Отца, и Отец приведет их к Сыну, тогда от вина их будет пить Господь и, подобно Иосифу в Египте, будет пить в изобилии (inebriabirur) с братьями Своими[989].

Стих 30: И возгласив хвалебную песнь, они отошли на Масличную гору[990]. - Это то же, что мы читаем в некотором псалме: Будут есть и поклоняться все тучные земли[991]. По этому примеру Спасителя насытившийся Его Хлебом и вкусивший в изобилии Его Чаши может восхвалить Господа и вступить на Масличную[992] гору, на которой обретается[993] успокоение от трудов, утешение в скорби и познание истинного света.

Стих 31: Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь. - Он предсказал, что все они претерпят, чтобы, когда они подвергнутся искушению, не отчаивались в спасении, но, принеся покаяние, спаслись. Многозначительно прибавление: Соблазнитесь в эту ночь, потому что как упивающиеся упиваются ночью, так и подвергающиеся соблазну, претерпевают искушение в ночной тьме[994]. А мы будем восклицать: Ночь прошла, а день приблизился[995].

Стих 32[996]: Ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада; по воскресении же Моем предварю вас в Галилее. - Другими словами это выражено у пророка Захарии; и, если я не ошибаюсь, - Богу говорится от лица пророка: Порази пастыря и рассеются овцы стада[997]. Также и в Шестьдесят восьмом псалме, который во всей целости своей есть песнь Господу, возглашается вполне согласно с этим значением: Ибо, кого Ты поразил, они еще преследуют[998]. А поражается Пастырь добрый, чтобы положить душу Свою за овец Своих, и чтобы из многих стад было одно стадо и один Пастырь[999]. Об этом свидетельстве с большей полнотой сказано в книге, которую мы написали [под названием]: "О наилучшем способе толкования".

Стих 33: Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. - Это не безрассудство, не лживость, но вера апостола Петра и пламенное чувство его к Господу Спасителю, о чем мы говорили выше.

Стих 34: Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. - Петр, движимый пылкостью веры, давал только обещание, а Спаситель как Бог знал будущее. И заметь, что Петр отречется ночью, и отречется троекратно. Но после того, как пропел петух и с уменьшением тьмы провозглашена была близость дневного света, он горько заплакал, омывая слезами раскаяния мерзость отречения своего.

Стих 36: Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. - Гефсимания значит: долина плодоноснейшая. В ней Он приказал ученикам Своим посидеть немного и подождать Его возвращения, пока [Он] Господь один помолится за многих.

Стих 37: И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. - То, что мы выше сказали о страдании и предшествии страдания, показывается и в этом отрывке, т. е. что Господь, желая дать доказательство действительности принятого на Себя человечества поистине опечалился; но чтобы страдание не возобладало над Его духом, Он начал печалиться в предварительном страдании; в самом деле, ведь, одно значит печалиться и другое - начать печалиться. А опечаливается не под страхом наступающих страданий Тот, Который для того и пришел, чтобы пострадать, и Петра обличал в робости, а вследствие предательства [со стороны] несчастнейшего Иуды, и [возможного] соблазна для апостолов и отречения народа иудейского, и разрушения Иерусалима. По той же причине опечалился и Иона о засохшей тыкве, или о плюще, не желая гибели того, что когда-то было для него покровом[1000]. А если еретики понимают под печалью души не любовь Спасителя к тем, которых ожидает погибель, а ожидание страданий, то пусть они ответят, как они объясняют то, что от лица Божия сказано через пророка Иезекииля: И во всем этом Ты опечалила Меня[1001].

Стих 38: Тогда Он сказал им: Прискорбна душа Моя до смерти: Останьтесь здесь, и бодрствуйте со Мною[1002]. - Прискорбна [или: опечаливается] душа, но не вследствие предстоящей смерти, а: до смерти, пока не освободит апостолов своим страданием. А Его повеление: Останьтесь здесь и бодрствуйте со Мною не запрещает сна, который был неуместен теперь, ввиду угрожающей опасности; но они предупреждают сон неверия и оцепенение мысли. Итак, те, которые предполагают, что Иисус (Христос) воспринял неразумную душу, пусть скажут, каким образом она могла опечаливаться и в то же время знать мгновение [окончания] печали. Ведь, хотя опечаливаются и неразумные животные, однако они не знают ни причины печали, ни времени, до которого они должны быть опечалены.

Стих 39: И прошедши немного вперед, Он пал на лице Свое, молясь и говоря: Отче Мой, если возможно, пусть пройдет мимо Меня чаша сия; однако не как Я хочу, но как Ты[1003]. - Дав апостолам повеление, чтобы они остались и бодрствовали, Он прошел немного вперед, пал ниц и просил, чтобы, - если возможно, - отошла от Него чаша страданий, о которой мы сказали выше; в то же время Он положением тела Своего, показал смирение духа (mentis) и говорил [так сказать] с лаской: Отче Мой. Он настоятельно просит не вследствие боязни страданий, но из милосердия к народу, занимавшему первое место, т. е. чтобы не от него испить уготованную Ему чашу. Поэтому Он многозначительно говорит не: Пусть пройдет мимо Меня чаша[1004], а именно: чаша эта, т. е. [чаша из рук] народа иудейского, который не может привести в оправдание себя незнание, если умертвит Меня, ибо он имеет закон и пророков, которые непрестанно (quotidie) провозвещают обо Мне. Однако, снова возвращаясь к Своему сознанию (reverteus in semetipsum), Он от лица Бога и Сына [Божия] утверждает то, что от лица человеческого с трепетом отвергал: Тем не менее не так, как Я хочу, но так, как Ты, т. е. не так пусть будет, - говорит Он, - как Я говорю по человеческому побуждению; но пусть будет соответственно тому, ради чего Я по воле Твоей сошел [с неба] на землю.

Стих 40: И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? - Этот, прежде утверждавший, что никоим образом не соблазнится, даже если и все соблазнятся относительно Его, теперь не может побороть сна сильной скорбью.

Стих 41: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение. - Невозможно, чтобы душа человеческая не подвергалась искушению. Потому и в молитве Господней мы возглашаем: Не введи нас в искушение, которого мы не можем понести [или: не могли бы понести][1005], не отрицая совершенно искушения, но испрашивая силы для перенесения искушения. Таким же образом и в настоящем месте Он говорит не: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не быть искушаемыми, а: чтобы не впасть в искушение, т. е. чтобы искушение не преодолело, не победило и не удержало вас в своих сетях. Возьмем пример: мученик, проливающий кровь свою за исповедание Господа, правда, подвергается искушению, но он не опутывается сетями искушения; тот, кто отрицает искушение, подвергается ему и падает под ударами его.

Дух бодр, плоть же немощна. - Это говорится против тех безрассудных людей, которые воображают, что они могут в жизни следовать тому, во что веруют. Таким образом, мы, насколько пламенной душой твердо веруем, настолько же вследствие немощи тела испытываем боязнь. Но однако, как говорит апостол, - дела плоти умерщвляются духом[1006].

Стих 42: Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя. - Во второй раз Он молится о том, чтобы, - если Ниневия не может быть спасена без того, чтобы не иссохла смоковница, - совершилась воля Отца, которая не противоречит воле Сына, говорящего через пророка: Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой[1007].

Стихи 43-44: И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели. И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово[1008]. - Он один только молится за всех, как и страдает только один за всех без исключения (pro universis); а очи апостолов совершенно ослабели и были подавлены приближающимся [их] отречением.

Стих 45: Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы все еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников[1009]. - Помолившись в третий раз, чтобы устами двух или трех свидетелей стало каждое слово, и получив [уверенность в том], что страх апостолов будет исправлен их дальнейшим раскаянием, Он, готовый к страданию, направляется в сторону преследователей и добровольно предает Себя на смерть, и говорит ученикам Своим:

Стихи 46-47: Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня. И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. - Пойдем и мы на смерть добровольно, чтобы те, кому предстоит[1010] страдать после нас не нашли нас как бы боящимися и отступающими, а, наоборот, встретили в нас полную веру и радость.

Стих 48: Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. - Несчастный Иуда, но не достойный сожаления! Вследствие того же самого неверия, с которым он предает Учителя и Господа, он думал, что знамения, совершаемые Спасителем на его глазах, были совершаемы не Божественной силой, а хитростью чародейства. И так как он, может быть (forte), слышал о Его преображении на горе, то и боялся, чтобы Он через преображение такого же рода как-нибудь не ускользнул от руки правителей. Вот поэтому он и дает знак, чтобы они знали, что это именно Тот, Которого он поцелует.

Стих 49: И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. - Настоящее бесстыдство и безумная дерзость! Называть Его учителем и вместе с тем давать Ему поцелуй, которым предавал Его. Тем не менее он еще сохраняет некоторое почтение ученика к Учителю, потому что предает Его преследователям не явно, а через условленный поцелуй. Это тот условный знак, который Бог положил на Каина, чтобы его не убил тот, кто найдет его[1011].

Стих 50: И сказал ему Иисус: Друг [Мой], зачем ты пришел? Тогда приступили они, возложили руки на Иисуса и взяли Его[1012]. - Слово: Друг [Мой] должно понимать или в смысле противоположения (κατ? ?ντ?φρασιν ), θли же, может быть, в том значении, в котором мы читали его выше [в словах]: Друг Мой, каким образом ты вошел сюда, не имея брачной одежды?[1013].

Стих 51: И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо. - У другого евангелиста [или: Евангелии][1014] написано, что сделал это Петр по тому же побуждению пламенной души, как и прежде. А раб первосвященника называется [или: назывался] Малх; а отрезанное ухо - ухо с правой стороны. Должно сказать мимоходом, что Малх, т. е. царь, некогда народ иудейский, сделался рабом нечестия и жадности священников. И потерял он правое ухо, чтобы все незначительное в букве Писания слушать левым ухом. А Господь восстанавливает правое ухо у тех из иудеев, которые желают веровать, и род рабов обращает в царственный и священнический.

Стих 52: Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут. - Но, если не напрасно носит меч тот, кто поставлен мстителем за гнев Божий против делающего зло, почему погибнет от меча тот, кто только возьмется за меч? И от какого меча? Именно от того меча огненного, который обращается перед раем[1015], и от меча духовного, который описывается среди всеоружия Божия[1016].

Стихи 53-54: Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? как же сбудутся Писания, что так должно быть? - Я не нуждаюсь в помощи двенадцати апостолов, хотя бы они даже все защищали Меня, потому что Я могу иметь двенадцать легионов ангельского войска. У древних один легион составлялся из шести тысяч человек. По краткости имеющегося в нашем распоряжении времени мы не входим в изъяснение чисел: достаточно сказать только об образах: двенадцать легионов составляют семьдесят две тысячи ангелов, - на такое именно число народов разделен род человеческий. Дальнейшие слова Его показывают готовность духа Его к страданию, потому что если бы Господь страданием Своим не подтвердил, что пророки говорили истину, то пророчества их оказались бы бесполезными.

Стих 55: В то время сказал Иисус толпам: Вы вышли [против Меня], как против разбойника с мечами и кольями, чтобы схватить Меня: Я ежедневно сидел у вас, уча в храме, и вы не задержали Меня?[1017]. - Неразумно, говорит Он, разыскивать Его с мечами и кольями, когда Он добровольно предает Себя в ваши руки, - и ночью, с помощью предателя, разыскивать как бы скрывающегося и уклоняющегося от вас Того, Который ежедневно учит в храме. Но вы потому собрались против Меня в темноте ночи, что власть ваша - власть тьмы.

Стих 56: Сие же все было, да сбудутся писания пророков. Тогда все ученики, оставив Его, бежали. - Какие это писания пророков? Пронзили руки мои и ноги мои[1018], и в другом месте: Как овца, веден был Он на заклание[1019]. И в другом месте [или: в том же]: За преступления народа Моего претерпел казнь[1020].

Стих 57: А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе[1021] [Киафе] первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины. - Моисей по повелению Божию приказал, чтобы первосвященники получали достоинство в наследие от отцов своих и чтобы в лице священников составлялось непрерывное поколение (series generationis)[1022]. Иосиф [Флавий] сообщает, что этот Каиафа[1023] купил за плату у Ирода первосвященство только на один год. Потому не удивительно, если не настоящий первосвященник совершает неправедный суд.

Стих 58: Петр же следовал за Ним издали, до двора перво-священникова. - Тот, кто должен был[1024 ]отречься от Господа, следует за им издали.

Сих 59-60[1025]: И вошедши внутрь, он сидел со слугами, чтобы посмотреть конец [или: чем кончится дело]. Главные же священники и все собрание искали ложного свидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти. Но они не находили, хотя приходило много лжесвидетелей[1026]. - Или движимый любовью ученика, или же по свойственному человеку любопытству, Петр хотел знать, что первосвященник решит относительно Господа: предаст ли он Его на смерть, или отпустит Его после бичевания. Вот в этом и заключается различие между Петром и [остальными] десятью апостолами. Те убегают, а этот следует за Спасителем, хотя и издали.

Стих 61: Но наконец пришло еще двое лжесвидетелей; и сказали они: "Сей говорил: Могу разрушить храм Божий и в три дня снова воссоздать его"[1027]. - Каким образом они являются лжесвидетелями, если говорят то, что мы читаем действительно как сказанное Господом? Это потому, что ложный свидетель есть тот, который сказанное понимает не в том значении, с каким оно сказано. В самом деле Господь сказал это о храме тела Своего. Но при этом они в самом приведении слов допускают клевету, немного прибавив, или изменив их, как будто они в самом деле заключают хулу. Спаситель сказал: Разрушьте храм сей, а они изменяют и говорят: "Могу разрушить Храм Божий". Вы, говорит, разрушьте, а не Я, "потому что невозможно, чтобы Мы Сами на Себя налагали руку". Затем они извращают слова, [сказав:] и в три дня воссоздать его, так что кажется, будто Он сказал о храме иудейском. Господь же, чтобы показать, что Он говорил о храме духовном и одушевленном, сказал: И Я в три дня восстановлю его[1028] [воздвигну - suscitabo]. Ведь иное дело создать (aedificare) и иное дело воздвигнуть (suscitare).

Стих 62[1029]: И встав первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют? Иисус молчал. - Охваченный гневом и в нетерпении, и не находя места для клеветы, первосвященник вскакивает с места[1030], так что движением тела обнаруживает возмущение души. Чем более Иисус молчал перед недостойными ответа Его ложными свидетелями и нечестивыми священниками, тем более первосвященник, одержимый гневом, вызывает Его на ответ, это для того, чтобы каким-либо случайным выражением в словах найти повод к обвинению. И тем не менее, Иисус молчал, ибо Он как Бог знал, что, что бы Он ни ответил, все будет обращено в клевету.

Стих 63: И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий? - Почему, нечестивейший из священников, ты заклинаешь? Затем ли, чтобы веровать, или чтобы обвинить? Если затем, чтобы обвинить, то другие обличают Его: осуждайте Того, Который молчит. Если же затем, чтобы уверовать, то почему ты не уверовал, когда Он исповедал [истину]?

Стих 64: Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных. - Как Пилату, так и Каиафе[1031] дается одинаковый ответ, чтобы они были осуждены собственным приговором.

Стихи 65-66: Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его. Как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти. - То же самое неистовство побуждает разорвать одежду [первосвященника], которого ярость побудила вскочить с первосвященнического места[1032]. А одежды свои он разорвал для того, чтобы показать, что иудеи утратили славу священства и имеют свободным первосвященническое место[1033]. Впрочем, это было у иудеев в обычае: разрывать одежды свои, когда они слышали нечто кощунственное[1034], как бы сказанное против Бога. Мы читаем, что это сделали также Павел и Варнава, когда в Ликаонии их почтили как богов. А Ирод, не воздавший славы Богу, но ласкаемый неумеренным почтением со стороны народа, немедленно был поражен ангелом.

Стих 67: Тогда начали плевать Ему в лице и бить в него кулаками. - Так что исполнилось то, что сказано: Я подставил щеки Свои [или: щеку Свою] под удары, и не отвернул лица Своего от позора плевков[1035].

Стих 68[1036]: А другие давали Ему в лице пощечины со словами: Христос, угадай по-пророчески (prophetiza) нам: кто Тебя ударил?[1037] - Неразумно было отвечать наносящим удары и по-пророчески угадывать Получающему побои [или: наносящим побои], когда безумие наносящего удары было явным. Но как этого Он не предсказывал нам, так, наоборот, весьма ясно предсказал, что Иерусалим будет окружен войском и в храме не останется камня на камне.

Стих 69: Петр же сидел вне на дворе. - Он сидел вне, чтобы видеть исход дела. И не приближался он к Иисусу, чтобы как-нибудь не зародилось подозрение у слуг.

Стих 72[1038]: И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека. Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру. - Я знаю, что некоторые благочестивые под влиянием любви к апостолу Петру так изъясняют это место, что будто апостол отрекся не от Бога, а от человека, и что смысл [его слов] такой: "Я не знаю человека, потому что знаю [Его как] Бога". Насколько такое толкование легкомысленно, благоразумный читатель понимает: они так защищают апостола, что Бога представляют виновным во лжи. Действительно, ведь если апостол не отрекся, то Господь произнес ложь, когда сказал: Истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. Обрати внимание: Он говорит: отречешься от Меня, а не: от человека.

Стих 73: Точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя. - Это значит не то, что Петр был из чужого народа или говорил на другом языке. На самом деле, и обличавшие его, и он, обличаемый, были евреи; а значит это то, что каждая область и страна имела свои особенности, и [или: так что] говорящий не мог избегнуть особенностей простонародного выговора. Вот почему и Ефрафеи [или: Ефремляне], по свидетельству Книги Судей[1039] не могли выговорить условленного слова (σ?νθημα, θли σ?μβολον) [ψибболет произносили: сибболет].

Стихи 74-75: Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько. - В другом Евангелии мы читаем, что после отречения Петра и пения петуха, Спаситель посмотрел на Петра и взглядом Своим вызвал его к горьким слезам. Да и не могло быть того, чтобы человек, созерцавший свет мира, оставался во тьме отречения. - И выйдя вон, плакал горько. Сидя у входа в дом Каиафы[1040], он не мог принести покаяния; вышел он из совета нечестивых, чтобы нечистоту робкого отречения омыть горькими слезами.

Глава XXVII. - Стихи 1-2: Когда же настало утро, то на совет сошлись все главные священники и старейшины народа против Иисуса, чтобы предать Его смерти. И привели Его связанным и предали Его правителю [praesidi] Понтию Пилату[1041]. - Он не только был приведен[1042 ]к Пилату, но и к Ироду, чтобы и тот, и другой поругались над Господом. И обрати внимание на заботливость священников при совершении зла. Всю ночь бодрствовали они, чтобы совершить убийство, и связанного передали Его Пилату, ибо у них был обычай передать связанным судье того, которого присудили к смерти.

Стихи 3-4: Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. - Тяжесть нечестия превосходит размеры скупости: Иуда, видя Господа осужденным на смерть, возвратил цену священникам, как будто в его власти было изменить решение преследователей. Таким образом, хотя он изменил свое желание, однако не мог изменить исхода, или последствий своего первоначального желания. Но если согрешил он, предавший кровь праведную, то насколько больше согрешили иудеи, которые купили кровь праведную и, принеся плату, побудили ученика к предательству? Те, которые пытаются доказывать, что есть различные качества природы[1043], и утверждают, что Иуда предатель был злым по природе и не мог сохранить избрания к апостольству, - [те] пусть ответят, каким образом злая природа могла принести раскаяние.

Стих 5[1044]: Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился. - Нисколько не было полезным приносить покаяние, которым не может быть исправлено преступление. Если таким образом когда-нибудь один брат согрешит против другого, что будет в силах вознаградить то, в чем согрешил, то он может быть и прощенным. Но если у него не остается дела, то тщетно его словесное раскаяние. Это именно и говорится о несчастнейшем Иуде в псалме: И молитва его да будет в грех[1045], так что он не только не мог изгладить преступления предательства, но к прежнему преступлению еще присоединил преступление собственного человекоубийства. Подобное нечто говорит и апостол во Втором послании к Коринфянам: Чтобы брат не был поглощен чрезмерною скорбью[1046].

Стих 6: Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. - Поистине это люди, процеживающие комара, а поглощающие верблюда. В самом деле, если они не кладут[1047] денег в храмовую сокровищницу (γαξοφυλ?κιον) θ среди даров Богу, потому что это цена крови, то почему проливается самая кровь?

Стихи 7-8: Но собравши совет, они купили на них поле горшечника для погребения странников, почему это поле называется Акелдемах, т. е. поле крови даже до настоящего дня[1048]. - Они действительно сделали это по другому побуждению, чтобы покупкою поля сделать вечный памятник своего нечестия. А мы, бывшие странниками от закона и пророков, их нечестивое дело приняли во спасение и успокоимся ценой крови Его. А полем горшечника называется это поле, потому что Христос есть наш скудельник (figulus - горшечник).

Стихи 9-10: Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребренников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь. - Этого свидетельства не находим мы у пророка Иеремии. А у Захарии, который есть почти последний из пророков, мы находим некоторое подобие этому[1049]. И хотя смысл несколько отличается, но и слова, и расположение их различно. Я недавно прочитал в некотором еврейском свитке, переданном мне евреем назярянской[1050] секты, сокровенное произведение Иеремии, в котором это место приведено слово в слово. Однако мне кажется, что это свидетельство заимствовано скорее из пророка Захарии, потому что у евангелистов и апостолов обыкновенно приводится в пример из Ветхого Завета только смысл с изменением порядка слов.

Стих 11: Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? - Так как Пилат ничего другого не спрашивает о преступлении, кроме того, что Царь ли Он иудейский, то иудеи обличаются в нечестии, потому что действительно не могли ничего ложного придумать, чтобы упрекнуть Спасителя.

Иисус сказал ему: ты говоришь. - Он ответил так для того, чтобы и высказать - истину и чтобы слово Его не подверглось ругательствам. И обрати внимание на то, что Пилату, который против воли вынес приговор свой о Нем, Он несколько отвечает; а священникам и князьям Он не хотел отвечать, считая их недостойными Своего слова.

Стихи 13-15: Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя? И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился. На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. - Правда, что судящий Иисуса - язычник: но причину осуждения он слагает на народ иудейский: Не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя? Но Иисус ничего не хотел отвечать, чтобы, устраняя мнимое преступление, не быть отпущенным со стороны Пилата и не отдалить благодеяний крестной смерти.

Стихи 16-18: Был тогда у них известный узник, называемый Варавва; итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? ибо знал, что предали Его из зависти. - Этот [Варавва[1051]] в Евангелии "от Евреев" называется сын их учителя; он был осужден за измену и человекоубийство. И Пилат предоставляет им решение, - кого хотели бы они отпустить: разбойника или Иисуса; он не сомневается в том, что избрать следует Иисуса, так как знает, что они предали его[1052] зависти. Итак, очевидно, что причина распятия на кресте лежала в зависти.

Стихи 19-21: Когда же он сидел на судилище, прислала к нему жена его, говоря: "[Пусть] ничего не будет между тобою и Тем Праведником. Ибо я много перенесла сегодня во сне ради Его. А главные священники и старейшины народа убедили народ, чтобы он просил [отпустить] Варавву, а Иисуса погубить. Правитель же в ответе сказал им: "Кого из двух хотите, чтобы был отпущен" А они сказали: "Варавву"[1053]. - Обрати внимание, что язычникам от Бога нередко посылаются сновидения, и что в лице Пилата и его жены, исповедавших Господа праведником, имеется свидетель со стороны вполне языческого народа.

Стихи 22-23: Пилат сказал им: "Итак, что же я сделаю с Иисусом, называемым Христом? " Все отвечали: "Пусть будет распят!" Правитель сказал им: "Какое же зло Он сделал"? Но они еще более кричали: "Пусть будет распят"[1054]. - Пилат много дал поводов к освобождению Иисуса. Во-первых, он сопоставил разбойника с праведником. Во-вторых, он спросил: "Что же я сделаю с Иисусом?", т. е. Тем, Который есть Царь ваш. И когда они отвечали: "Пусть будет распят", он не тотчас успокаивается, но, по внушению жены, которая убеждала его: [Пусть не будет] ничего между тобою и Тем Праведником, он, в свою очередь, спрашивает: Какое же Он сделал зло? Говоря так, Пилат освободил Иисуса. Но они еще больше кричали: "Да будет распят", так что исполнилось написанное в Двадцать первом псалме: Псы окружили Меня, скопище злых обступило Меня[1055] и известное слово Иеремии: Удел Мой сделался для Меня как лев в лесу, возвысил на Меня голос свои[1056]. Исайя также согласен с этим: Ждал Он правосудия, но вот - кровопролитие; ждал правды, и вот - вопль[1057].

Стих 24: Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки пред народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. - Пилат взял воду согласно известному пророческому слову: Буду омывать в невинности руки мои[1058]; так что в омовении рук его очищаются дела язычников, а нечестию иудеев, вопиявших: Распни Его, он делает нас, язычников, чуждыми, как бы так свидетельствуя и говоря: "Я хотел освободить невинного, но так как начинается возмущение и против Меня выставляется обвинение в измене кесарю, то невиновен Я в крови Праведника Сего. Судья, вынуждаемый произнести приговор против Христа, не осуждает Отданного в его руки, но обличает тех, которые привели Его, тем, что объявляет праведником Того, Который должен подвергнуться распятию. Смотрите вы, говорит он. Я слуга закона: ваш приговор проливает кровь.

Стих 25: И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших. - И до настоящих дней продолжается это заклятие над иудеями, и кровь Господа не снимается с них. Поэтому и говорится через пророка Исайю: Если вымоете вы пред Мною руки, Я не послушаю вас, ибо руки ваши полны крови[1059]. Вот прекрасное наследие, которое иудеи оставили детям: Кровь Его на нас и на детях наших!

Стих 26: Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие. - Варавва[1060], производивший возмущение в народе и бывший виновником убийств был отпущен народу иудейскому; это - дьявол, который и доныне царствует между ними, а потому они и не могут иметь мира. Иисус же, преданный иудеями, освобождается женой Пилата, и сам правитель называет Его праведником. Ученый читатель, может быть, спросит: Как согласить между собой то, что Пилат умыл руки свои и сказал: Невиновен Я в крови Праведника Сего, а потом передал Иисуса, подвернув Его бичеванию, на распятие? Но для этого необходимо знать, что он исполнял римские законы, которыми было определено, чтобы осужденный на распятие сначала был подвергнут бичеванию. Итак, Иисус передан был воинам, чтобы они нанесли Ему удары, и это святейшее тело и грудь, - вместилище Божие, - были терзаемы бичами. А было это так, что исполнилось написанное: Многочисленны бичевания грешникам[1061], потому что, когда Его бичевали, тогда мы были освобождаемы от ударов, как говорит Писание: Бич не приблизится к жилищу твоему[1062].

Стихи 27-29: Тогда воины правителя, взявши Иисуса в двор судилища (praetorium), собрали к Нему целый отряд (cohortam) и, раздев Его, одели Его багряную одежду, и, сплетши венец из терновника, возложили на Его голову и дали трость в правую руку Его, и, преклонив пред Ним колена, ругались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский![1063] - Воины же, - так как Он был назван Царем Иудейским и так как книжники и священники поставили Ему это в вину, - в насмешку делали так: сняли с Него Его собственную одежду и одели Его в длинную багряную одежду вместо красного платья, которое носили древние цари, и вместо царского венца возложили на Него терновый венец, и вместо царского скипетра дали Ему [в правую руку] трость и почитали [поклонением], как царя. А мы будем все это понимать в таинственном значении. Действительно, как Каиафа[1064 ]сказал: Лучше нам, чтобы один человек умер за людей[1065], не зная, что говорить; так и эти все, что ни делают, хотя делают и в другом смысле, однако нам верующим сообщают таинства. В багряной одежде Он отстраняет кровавые деяния язычников; в терновом венце Он разрешает древнее проклятие; тростью Он поражает ядовитых животных, или же и так: трость Он держит в руке, чтобы записать святотатство иудеев.

Стих 30: И плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове. - В это время исполнилось слово: Лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания[1066]; и однако Он, хотя и били Его по голове, все переносил терпеливо, так что показал, что истинно пророчество Исайи, который говорил: Трости надломленной не переломит[1067].

Стих 31: И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие. - Когда Иисус был бичуем, оплевываем и осмеиваем, то имел не Свои одежды, а те, которые принял за наши грехи. А когда Его распинают, после прекращения торжественной обстановки насмешек и ругательств, тогда снова Он получает прежнюю одежду и принимает собственное украшение, и тотчас же приходят в замешательство составные части мира (стихии, elementa) и тварь дает свидетельство о Творце.

Стих 32: Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его. - Пусть не подумает кто-нибудь, что этому месту противоречит рассказ евангелиста Иоанна. Он говорит, что, выходя со двора судилища, Господь Сам нес крест Свой, Матфей же говорит, что они нашли человека из Кирены, по имени Симона, которого, - захватив силой, - они заставили нести крест Иисуса. Это и нужно понимать так, что, выходя из двора судилища, Иисус Сам нес крест, а потом они встретили человека, на которого и возложили нести крест. А в переносном смысле это значит, что крест Иисуса принимают народы [языческие] и послушный чужестранец несет позор Спасителя.

Стих 33: И пришли на место, которое называется Голгофа, что значит: гористое с обнаженным верхом место [лобное][1068]. - Я слышал, что некто объяснял, будто лобное место есть то, на котором был погребен Адам, и оно названо так потому, что там скрыт череп древнего [первого] человека, и будто бы в связи с этим стоит изречение апостола: Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос[1069]. Благоприятное толкование и ласкающее слух народа, но неверное. В действительности же вне города, за воротами находятся места, где отсекаются головы осужденных, и эти места получили название лобное, то есть место обезглавленных. Господь распят там ради того, чтобы воздвиглось знамя мученичества там, где было поле осужденных и, как ради нас Он сделался проклятием крестным, был бичуем и распят, так и для спасения всех Он, как будто злодей, распят между злодеями. Но если кто-либо захочет оспаривать, что Господь ради того погребен там, чтобы-де самою Своею кровью оросить могильный холм Адама, то мы спросим такового: почему же на том месте были распяты и другие разбойники? Из этого явствует, что лобное место не было могильным холмом первого человека, а значит: место обезглавленных, так что там, где был в изобилии грех, преизобильной была и благодать[1070]. А в свитке Иисуса, сына Нави[на] мы читаем, что Адам был погребен возле Хеврона и Арбее[1071].

Стих 34: Дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить. - Господь говорит Иерусалиму: Я насадил тебя как благородную лозу; как же ты превратилась у Меня в дикую отрасль чужой лозы?[1072] Горькая лоза дает и вино горькое, которое Иерусалим приготовил Господу Иисусу, так что исполнилось то, что написано: Дали Мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом[1073]. А слова: И, отведав, не хотел пить, показывают то, что Он действительно за грехи наши вкусит горечь смерти, но в третий день воскреснет.

Стих 35: А после того, как они распяли Его, разделили Его одежды, бросая жребий, так что исполнилось сказанное чрез пророка, который говорит: Разделили между собою одежды Мои, и об одежде Моей бросали жребий[1074]. - И это было предсказано в том же псалме: Делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий[1075].

Стих 36: И, сидя, стерегли Его там. - Заботливость воинов и священников полезна нам для того, чтобы открылась еще больше и яснее сила Воскресшего.

Стих 37: И поставили над головой Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. - Я не могу по достоинству удивляться великому делу в том отношении, что даже при подкупе лжесвидетелей и при возбуждении несчастного народа к возмущению и крику [против Него], враги не могли найти другой причины к смертному приговору, кроме того, что Он есть Царь Иудейский. Но они, может быть, это сделали с поруганиями и насмешками. Впрочем, Пилат, когда они выразили нежелание сделать это, ответил им: "Что я написал, то написал". Иудеи! хотите вы этого, или не хотите, но все множество язычников отвечает вам, что Он есть Царь Иудейский, т. е. повелитель верующих и исповедующих [веру].

Стих 38: Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую. - Если лобное место есть могильный холм Адама, а не место осужденных на смерть, и если Господь ради того был распят там, чтобы восстановить Адама, то почему на том же самом месте распинают двух разбойников?

Стихи 39-41: Проходящие же злословили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста. Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили. - Они ругались над Ним потому, что были, так сказать, мимоходом на пути и не хотели ходить по истинному пути Писаний. Они кивали головами своими, потому что еще прежде не были устойчивы на ногах, не стояли на скале. Нападающий на Него неразумный народ говорит то же самое, что сочинили лжесвидетели.

Стих 42: Других спасал, а Себя Самого не может спасти!

- Даже против воли своей книжники и фарисеи исповедуют, что Он спасал других. Итак, вас осуждает собственный ваш приговор, потому что Спасавший других, конечно, мог бы спасти и Себя самого, если бы пожелал.

Стих 43[1076]: Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын. - Лживое [со стороны их] обещание! Что больше: чтобы живой еще сошел с креста, или чтобы мертвый восстал из мертвых? Он воскрес, а вы не уверовали; таким же образом вы не уверовали бы, если бы Он даже и с креста сошел. Но мне кажется, что это было сказано по внушению демонов. Тотчас, как только был распят Господь, они почувствовали силу креста и поняли, что сломлена их сила, и [теперь] они ведут дело к тому, чтобы Он сошел с креста. Но Господь, зная козни врагов, остается на кресте (patibulum - виселица), чтобы низложить дьявола.

Стих 44: Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его. - Здесь по тому способу, который называется сочетание (σ?λληφις), βместо одного разбойника ругающимся представляются и тот, и другой. Лука же [евангелист] утверждает, что когда один ругался, другой исповедал Его и запрещал ругательства первому[1077]. Это не значит, что Евангелия не согласны между собою; это значит то, что сначала оба ругались над Ним, а потом, - когда солнце скрылось, земля потряслась, камни распались и тьма покрыла землю, - один уверовал в Иисуса и прежнее отречение свое очистил дальнейшим раскаянием. В лице двух разбойников первоначально два народа поносили Господа: и язычники, и иудеи; но потом один, устрашенный величием знамений, принес покаяние и до настоящего дня он удерживает ругательства иудеев.

Стих 45: От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого. - Те, которые писали возражения против Евангелий, подозревают, что было обыкновенное затмение солнца, происходящее в известные, определенные времена, и клевещут, что ученики Христовы истолковали его в сопоставлении с Воскресением Господа, хотя затмение солнца бывает только в новолуние. Но никто не сомневается, что во время Пасхи [еврейской] всегда бывает полнолуние. А чтобы случайно не показалось, что это было следствием тени земной или противоположного стояния круга луны, которыми образуется кратковременная, цвета железной ржавчины тьма, [в Евангелии] указывается трехчасовой промежуток, чтобы устранить всякую возможность возражений. По моему мнению это было так, что исполнилось пророчество, которое говорит: Произведу закат солнца в полдень и омрачу землю среди светлого дня[1078]. И в другом месте: Днем закатилось солнце ее[1079]. И мне кажется, что яснейший свет мира, т. е. светило большее, скрыло свои лучи или для того, чтобы не видеть висящего на кресте Господа, или для того, чтобы богохульствовавшие не пользовались его светом.

Стих 46: А около часа девятого Иисус воскликнул громким голосом: Ели, Ели! ламма савахфани, что значит: Боже Мой, Боже Мой! зачем Ты Меня оставил?[1080] - В начале Двадцать первого псалма есть неправильность, и то, что находится в середине, - слова: Воззри на Меня, - является лишним, потому что в еврейском тексте читается: Боже Мой, Боже Мой, почему Ты Меня оставил. Итак, нечестивы те, которые думают, что этот псалом сказан от лица Давида, или Эсфири и Мардохея, потому что даже евангелисты взятые из него свидетельства относят к Спасителю; так, например: Разделили между собою одежды Мои и об одежде Моей бросили жребий и другое место: Пронзили руки Мои и ноги Мои. Не удивляйся смирению слов и жалобам Покинутого, когда ты, зная Его под образом раба, увидишь соблазн крестной смерти.

Стих 47: Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он. - Не все, а только некоторые, под которыми я разумею римских воинов, не понимавших особенностей еврейской речи и по возгласу: Ели, Ели, заключавших, что Он призывает Илию. А если мы захотим видеть в этих людях иудеев, то [должны думать, что] они делают это по обычному у них приему, т. е. указывая на беспомощность Господа, так как Он испрашивает помощи у Илии.

Стих 48: И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить. - И это совершилось так, что исполнилось пророчество: В жажде моей напоили меня укусом[1081]. И доныне иудеи и все неверующие в Воскресение Господа напояют Его уксусом и желчью и дают Ему вино, смешанное с смирной, чтобы усыпить Его, и чтобы Он не видел их злодейств.

Стих 50: Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. - Испустить дух есть доказательство Божественного могущества, как и Он сам сказал: Никто не может отнять души Моей у Меня; но я полагаю ее Сам Собою, и снова прииму ее[1082].

Стих 51: И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу. - Храмовая завеса разодралась и открыла все прежде скрытые таинства закона, и они перешли к язычникам. Мы читаем в Евангелии, о котором часто упоминали, что храмовая перекладина громадной величины разломалась на две части. Иосиф [Флавий] сообщает также, что ангельские силы, некогда предстоявшие в храме, тогда воскликнули: Уйдем из этого жилища.

Стих 52[1083]: И земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись. - Никто не станет сомневаться, что в буквальном смысле значат эти великие знамения: [они совершились] чтобы и земля, и небо, и все прочее показало распятие Господа Своего. А мне кажется, что землетрясение и прочее являются образами верующих, которые первоначально были подобны гробам мертвых, а после, оставив прежние пороки заблуждений и смягчив жестокосердие, признали Его Спасителем.

Стих 53[1084]: И многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим. - Как Лазарь умерший воскрес, так воскресли и многие тела святых, чтобы показать воскресение Господа[1085]. Однако же, хотя гробницы и открылись, умершие воскресли не прежде воскресения Господа, так что Он есть первородный воскресения из мертвых. А под святым городом, в котором явились воскресшие, мы должны понимать или небесный Иерусалим, или сей земной, который прежде был святым. Подобно этому и Матфей именуется мытарем [сборщиком податей] не потому, что, будучи и апостолом, он оставался мытарем, а потому, что сохранил свое прежнее прозвище[1086]. Святым город Иерусалим называется потому, что в нем был храм и святое святых, а также и для отличия от других городов, в которых были чтимы идолы. Когда же говорится: явились многим, то показывается, что воскресение не было всеобщим, или для всех, а особенным для многих, чтобы его увидели те, которые удостоились видеть.

Стих 54: А сотник и те, которые были с ним, сторожившие Иисуса, видя землетрясение и то, что было, очень устрашились и говорили: "По истине это - Сын Божий"[1087]. - В другом Евангелии после землетрясения более ясно показывается причина изумления сотника, а именно: когда он увидел, что Спаситель испустил дух, то сказал: По истине это был Сын Божий. В самом деле, только Создатель душ имеет власть испустить дух. А под духом в этом месте мы должны понимать душу, или потому, что он делает тело жизненным и духовным, или потому, что дух есть сущность самой души, согласно со словами Писания: Отнимешь дух их - умирают[1088]. Следует также обратить внимание, что разбойник на кресте, хотя видит весь соблазн страданий Господа, однако исповедует Его Сыном Божиим, а Арий в Церкви проповедует, что Он - тварь.

Стихи 55-56: Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему; между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых. - У иудеев был обычай, - который соответственно древним нравам не считался предосудительным, [обычай], чтобы женщины на свои средства доставляли учителям одежду и пропитание. Так как этот обычай мог среди язычников произвести соблазн, то апостол Павел утверждает, что он от него отказался. Действительно, он говорит: Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы[1089]. А служили они Господу своим имуществом, чтобы доставлять необходимое для тела Тому, Который подавал им необходимое для души. И это не потому, что Господь тварей нуждался в яствах, а потому, что Он хотел быть образом для учителей, которые должны были довольствоваться средствами к жизни, получаемыми от учеников. Впрочем, мы видим, каких Он имел спутниц: Марию Магдалину, из которой изгнал семь бесов, Марию, матерь Иакова и Иосифа (Иосии), тетку, т. е. сестру Марии, Матери Своей, и мать сынов Зеведея, которая немного раньше просила у Него царства для детей; а также были и другие, о которых мы читаем в Евангелиях[1090].

Стихи 57-58: Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он, придя к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело. - О богатстве его упоминается не из тщеславия пишущего [Евангелие], хотевшего показать, что у Иисуса был учеником знатный и очень богатый человек; а с тем, чтобы показать, почему он мог получить у Пилата тело Иисуса. Ведь бедному и неизвестному человеку проникнуть к Пилату, представителю римского могущества, было невозможно. У другого Евангелиста этот Иосиф называется βονλευτ?ς, ς. е. советник, и некоторые думают, что о нем написан Первый псалом: Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и прочее.

Стих 59: И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею. - Простым примером Господа осуждается честолюбие богатых, которые даже и в могилах не могут расстаться с богатством. Но в духовном отношении мы можем понимать также и в том смысле, что тело Господа не должно быть покрываемо золотом, драгоценными камнями и шелком, а простым чистым полотном; хотя это может значить и то, что воспринявший чистым сердцем [Господа] покрыл тело Иисуса чистым полотном.

Стих 60: И положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился. - Он полагается в новом гробе для того, чтобы после Воскресения, когда останутся прочие тела, не измыслил кто-нибудь, что воскрес некто другой. Новый гроб может обозначать также и девственное чрево Марии; а большой камень (saxum - утес), приваленный к входу, показывает, что могила не могла быть открыта без содействия многих.

Стихи 61-63: Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба. На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну. - В то время, когда прочие оставили Господа, женщины продолжают служить Ему, ожидая того, что Он обещал, и потому они первыми удостоились видеть Воскресшего, потому что тот, кто претерпит до конца, будет спасен[1091].

Стихи 64-66: Итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать[1092]. - Главным священникам, книжникам и фарисеям было недостаточно того, что они распяли Господа Спасителя, если бы только они оставили гроб без стражи: они взяли отряд стражи, припечатали камень и, насколько зависело от них, поставили преграды Воскресшему, чтобы их заботливая предусмотрительность послужила на пользу нашей вере, потому что чем больше около Него охрана, тем очевиднее доказывается действительность (virtus) Воскресения. Поэтому же Он полагается и в новом гробе, который был высечен в скале, - именно: чтобы не сказали, что Он был похищен, если бы этот гроб был выстроен из многих камней с подведенным под него основанием. А что Он должен был лежать в могиле, об этом свидетельствует пророк, говорящий: Сей будет обитать в пещере, высеченной в крепчайшей скале[1093]. И вслед за тем, двумя стихами ниже следуют слова: Царя увидите со славою[1094].

Глава XXVIII. - Стих 1: По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб. - Что в Евангелиях описываются различно времена появления этих женщин у гроба, это не есть доказательств лжи, как представляют дело люди нечестивые. Это показывает на их частые посещения гроба: они то прибегали, то уходили в нетерпении, не желая надолго оставить гроб Господа.

Стихи 2-3: И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег. - Господь наш есть один и тот же Сын Божий и Сын Человеческий, и соответственно той и другой природе, - божеству и плоти, дает доказательства, то смирения, то величия Своего. Поэтому и в настоящем месте, - хотя Он и человек, который был распят, погребен, заключен в гробе, к которому был привален камень, однако происходящее снаружи[1095 ]показывает, что Он - Сын Божий: скрывающееся солнце, наступившая тьма, потрясшаяся земля, разорвавшаяся завеса, распавшиеся скалы, воскресение мертвых, явления ангелов, - все это от Рождества Его показывает, что Он - Бог. К Деве Марии является Гавриил; с Иосифом беседует ангел; он же благовест-вует пастырям; затем слышится лик поющих ангелов: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение[1096]. Он подвергается искушению в пустыне, и непосредственно после победы Ему служат ангелы. И теперь тоже ангел является стражем Его гроба и сияющей одеждой показывает славу Торжествующего. Также и при вознесении Господа на небо являются на Масличной[1097] горе два ангела, обещающие апостолам второе пришествие Спасителя[1098].

Стихи 4-5[1099]: Устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые; Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь - Он воскрес, как сказал. - Стража, потрясенная страхом, лежала без движения подобно мертвым, и однако ангел обращается с утешением не к ней, а к женщинам. "Не бойтесь". Они, говорит, боятся; в тех, которые остаются в неверии, продолжается страх. А вы, ищущие Иисуса распятого, узнайте, что Он воскрес и исполнил обещание.

Стихи 6-7: Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его. - Если вы не веруете словам моим, то поверьте пустому гробу и поспешите возвестить ученикам Его.

Что Он воскрес и вот идет впереди вас [по пути] в Галилею, там Его увидите. Вот, я сказал вам[1100]. - [В Галилее], т. е. в логовище народов языческих, где прежде было заблуждение и место удобное для падения и где твердая и уверенная стопа не оставляла следа.

Стих 8: И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его. - Души женщин охватывало двоякое чувство: страха и радости. Первое вследствие величия чуда; второе вследствие желания видеть Воскресшего. Под влиянием того и другого поспешность их увеличивается: они стремятся к апостолам, чтобы через веру их началось сияние веры [в мире].

Стих 9: И се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь. - Те, которые так желали, которые так спешили, теперь заслужили встретить воскресшего Господа и прежде других услышать: Радуйтесь, так что проклятие Евы над женщинами устраняется.

И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. - Эти приближаются, обнимают ноги Его и поклоняются Ему. Но однако та, которая искала живого между мертвыми и не знала еще, что Сын Божий воскрес, по заслуге своей слышит: Не прикасайся ко Мне, ибо я еще не восшел к Отцу Моему[1101].

Стихи 10-11: Тогда говорит им Иисус: не бойтесь. - И в Ветхом, и в Новом Завете очень часто должно заметить следующее: когда бывает более величественное видение [или: подавляющее - angustior вместо augustior], то сначала отгоняется страх, чтобы можно было слышать то, что говорится со спокойной душой.

Пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня. Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем. - Тем братьям, о которых говорится в другом месте: Буду возвещать имя Твое братьям моим[1102], которые видят Спасителя не в Иудее, а среди множества язычников.

Стихи 12-15: И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня. - Стража исповедует чудо: идет в город с поспешностью и сообщает главным священникам о том, что видела, совершение чего созерцала. И эти должны бы были раскаяться и искать Воскресшего Иисуса, но они упорствуют во зле и пожертвованные на храм деньги обращают на подкуп лжи, как и прежде дали тридцать серебренников Иуде предателю. Итак, все, злоупотребляющие подаянием на храм, и то[1103], что приносится на пользу Церкви, располагающие для других целей, для осуществления своих желаний, подобны священникам и книжникам, покупающим ложь и кровь Спасителя.

Стихи 16-17: Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. - После воскресения Иисус является в Галилее на горе, и там Ему поклоняются, хотя некоторые усомнились, но сомнение их умножает нашу веру. Тогда более ясно показывается Фоме и бок, пронзенный копьем, и руки, пригвожденные ко кресту.

Стих 18: И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. - Власть дана Тому, Кто немного прежде был пригвожден ко кресту, погребен во гробе, лежал мертвым и потом воскрес. А на небе и на земле дана Ему власть, чтобы Царствовавший прежде на небе, теперь царствовал на земле по вере веровавших.

Стих 19: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа. - Сначала они учат все народы, потом поят[1104] наученных водой. Ибо не может быть, чтобы тело приняло таинство крещения, если душа прежде не восприняла истины веры. А принимают крещение[1105] они во Имя Отца и Сына и Святого Духа, чтобы один дар был от Тех, божество Которых едино: и имя Троицы - один Бог.

Стих 20: Уча их соблюдать все, что Я повелел вам. - Особый порядок: Он повелел апостолам, чтобы они сначала учили все народы, потом насыщали[1106] таинством веры, а после веры и крещения учили всему, что нужно соблюдать. А чтобы мы не подумали, что это повеленное легко и незначительно, Он присоединил: Все, что Я заповедал вам. Так что те, которые уверуют и будут крещены в Троицу, пусть соблюдают все, что по-велено.

И се, Я с вами во все дни до скончания века. - Тот, Который обещал апостолам пребывать с учениками до конца мира, - показал им, что и они всегда будут победителями, и Он никогда не оставит верующих. А Тот, Который обещал Свое присутствие до конца мира, не может не знать дня, когда Он, - как Ему известно, - будет с апостолами.

 

Примечания

[1] У пер.: Евангелие Матфея. - Ред.
[2] Лк. 1:1-2.
[3] Иез 13:3,6.
[4] Ин 10:8.
[5] Иер 14:14; 23:21.
[6] Песн 1:3; 2:4.
[7] У пер. дана ссылка на: Песн 10:4. - Ред.
[8] Песн 2:9. В новом Синодальном русском переводе: Друг мой похож на серну или на молодого оленя. - Ред.
[9] Быт 2:10-14.
[10] Исх 25:10,12.
[11] У пер.: известность его в Евангелии. - Ред.
[12] 2 Кор 8:18. - Ред.
[13] Ин 13:23; 21:20. - Ред.
[14] Ин 19:27.
[15] У пер.: давали отпрыск. - Ред.
[16] Рим 3(?), 2 Кор 5(?). Вопросительные знаки в тексте Толкования. - Ред.
[17] У пер.: ниспосланный с неба приступ. - Ред.
[18] У пер.: который. - Ред.
[19] Ин 1:1.
[20] Иез 1, 5, 10.
[21] Мф 1:1.
[22] Мк 1:3.
[23] У пер.: в средине. По старому Синодальному русскому пер.: И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных (Иез 1:5). - Ред.
[24] Откр 4 и 5.
[25] Откр 4, 7, 8.
[26] У пер.: диктованию. - Ред.
[27] У пер.: Книга родства. - Ред.
[28] Ис 53:8.
[29] У пер.: этот (т. е. евангелист). - Ред.
[30] У пер.: того (т. е. пророка). - Ред.
[31] У пер.: плотской стороной. - Ред.
[32] Быт 22:18.
[33] Пс 131:11.
[34] У пер.: Должно. - Ред.
[35] По новому Синодальному русскому переводу: Мф 1:4-9.
[36] Числ 1:2.
[37] У пер. в приведенном им тексте из Евангелия: Иосия родил Иехонию и братьев его. - Ред.
[38] 4 Цар 3:8 и далее.
[39] У пер.: отделах.
[40] У пер.: по три четыренадесятницы. - Ред.
[41] У пер.: предыдущей четыредесятницы. - Ред.
[42] У пер.: следующей четыредесятнице. - Ред.
[43] По новому Синодальному русскому переводу: Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, Сын Иосифов, Илиев. - Ред.
[44] Втор 2.
[45] По новому Синодальному русскому переводу: стих 18. - Ред.
[46] По новому Синодальному русскому переводу: стих 17. - Ред.
[47] У пер: приписаться. - Ред.
[48] У пер.: прелюбодейца. - Ред.
[49] У пер.: имущей. - Ред.
[50] По новому Синодальному русскому переводу: Прежде нежели сочетались они. - Ред.
[51] У пер.: блудодейцей. - Ред.
[52] 1 Кор 6:16.
[53] Лев 5:1,2.
[54] У пер.: имея скрыть. - Ред.
[55] У пер.: обручницы. - Ред.
[56] У пер.: отрасли. - Ред.
[57] У пер.: словопроизводство. - Ред.
[58] По новому Синодальному русскому переводу: А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою. - Ред.
[59] У пер: имеет. - Ред.
[60] У пер: имеет. - Ред.
[61] Пс 67:19.
[62] У пер: имеет принять. - Ред.
[63] У пер.: о незнании. - Ред.
[64] По новому Синодальному русскому переводу: Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: "И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных; ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой Израиля ". - Ред.
[65] Нав 19:15.
[66] Мих 5:2. - По новому Синодальному русскому переводу: И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными?. - Ред.
[67] У пер.: переместиться. - Ред.
[68] Ос 11:1.
[69] У пер.: согласить. - Ред.
[70] У пер.: возражателей. - Ред.
[71] 1 Кор 2:4.
[72] Числ 23:22; [24:8]. По новому Синодальному русскому переводу: Бог вывел их из Египта, быстрота единорога у него. - Ред.
[73] Иер 31:15.
[74] Быт 35:18-20.
[75] У пер.: имели. - Ред.
[76] У пер.: далеком. - Ред.
[77] По новому Синодальному русскому переводу: Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву. - Ред.
[78] По новому Синодальному русскому переводу: И, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется. - Ред.
[79] Ис 11:1. - По новому Синодальному русскому переводу: И произойдет отрасль от корня Иесеева, и ветвь произрастет от корня его. - Ред.
[80] По новому Синодальному русскому переводу: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. - Ред.
[81] У пер.: имел. - Ред.
[82] Лев 26:12.
[83] По новому Синодальному русскому переводу: Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия, как написано у пророков: вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою. Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему. - Ред.
[84] Мал 3:1.
[85] Ис 40:3.
[86] По новому Синодальному русскому переводу: Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих. - Ред.
[87] 4 Цар 1:8.
[88] Иез 36:26.
[89] У пер.: жесткость. - Ред.
[90] У пер.: Проповедание. - Ред.
[91] Иер 46.
[92] Лк З, 16. - Ред.
[93] Втор 25:9-10; Руф 4:7-9.
[94] В новом Синодальном русском переводе: стихи 11-12. - Ред.
[95] У пер.: возсел. - Ред.
[96] Деян 2:3.
[97] Лк 12:49.
[98] 1 Кор 3:13.
[99] У пер.: четыредесятницы. - Ред.
[100] Исх 24:18
[101] 3 Цар 19:8. По новому Синодальному русскому переводу: И, подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и ночей до горы Боэкией Хорива. - Ред.
[102] У пер.: Который. - Ред.
[103] Втор 8:3.
[104] У пер.: должно. - Ред.
[105] У пер.: дьяволу. - Ред.
[106] Еккл [Сирах] 2:1-2. - По новому Синодальному русскому переводу: Сын мой! если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению: управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения. - Ред.
[107] У пер.: следствие. - Ред.
[108] Мф 27:53.
[109] У пер.: Которого. - Ред.
[110] У пер.: девятидесятом (Пс 90:11-12). - Ред.
[111] У пер.: должно приметить. - Ред.
[112] У пер.: имеет отойти. - Ред.
[113] 1 Тим 3:6.
[114] По новому Синодальному русскому переводу: Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана; ибо написано.
[115] По новому Синодальному русскому переводу: Отойди от Меня, сатана (также: Мк 8:33). - Ред.
[116] У пер.: для израильтян был первый плен от ассирийцев. - Ред.
[117] У пер.: непосредственно. - Ред.
[118] Мф 8:5.
[119] Пс 33:19. В тексте Толкования дана ссылка: Пс 33:16. - Ред.
[120] Ис 61:1.
[121] В соответствии с новым Синодальным русском переводом стихи 4-й и 5-й переставлены. У переводчика они идут в обратном порядке. - Ред.
[122] 1 Цар 15:35.
[123] 2 Кор 12:21.
[124] Быт 3:17-18.
[125] Пс 26:13.
[126] Пс 44:4-5.
[127] По новому Синодальному русскому переводу: Блаженны милостивые. - Ред.
[128] Гал 6:2.
[129] У пер.: устрояют соглашение. - Ред.
[130] По новому Синодальному русскому переводу: Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. - Ред.
[131] По новому Синодальному русскому переводу: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. - Ред.
[132] По новому Синодальному русскому переводу: Радуйтесь и веселитесь; ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. - Ред.
[133] По новому Синодальному русскому переводу: Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою. - Ред.
[134] Суд 9:45 (В тексте Толкования дана сноска: Еф 11:9). - Ред.
[135] В тексте Толкования дана сноска на Прем 6:7. - Видимо, речь идет о стихе 8 по новому Синодальному русскому переводу: начальствующим предстоит строгое испытание. - Ред.
[136] По новому Синодальному русскому переводу: Вы свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославили Отца вашего Небесного. - Ред.
[137] Мф 10:27.
[138] Мф 5:20-22.
[139] По новому Синодальному русскому переводу: Ни одна йота, или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. - Ред.
[140] По новому Синодальному русскому переводу: Итак, кто нарушит одт из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном. Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное. Вы слышали, что сказано древним: "не убивай "; кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам. - Ред.
[141] По новому Синодальному русскому переводу: Что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду. - Ред.
[142]