Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Патриаршее приветствие участникам конференции «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия»

5 декабря 2012 года в Храме Христа Спасителя открылась конференция «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия». Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл направил приветственное послание участникам и гостям международного форума.
 

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братья и сестры!

Сердечно приветствую участников международной конференции «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия», организованной совместно Синодальным отделом по церковной благотворительности и социальному служению и католическим движением мирян «Община святого Эгидия» при участии Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

Это уже не первый форум, посвященный теме христианской диаконии, в котором принимают участие представители Римско-Католической и Православных Церквей. Сегодняшнему собранию предшествовали две конференции в Риме. Выбор места нынешней встречи не случаен, поскольку свидетельствует о многолетнем добром соработничестве Русской Православной Церкви с известной своим социальным служением Общиной святого Эгидия.

Оказание милости должно стать внутренней необходимостью для всякого, кто стремится следовать примеру Спасителя. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5:7), — возвещает Господь в нагорной проповеди, ставя вечную участь Своих учеников в прямую зависимость от их деятельной любви к ближнему (см. Мф. 25:34-40).

Христианское милосердие, конечно, не может быть сведено лишь к одной благотворительности. Словами будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6:36) Спаситель призывает учеников наполнить всю свою жизнь состраданием, стать живым свидетельством бесконечного человеколюбия Божия. Сегодня, в условиях господства идеологии индивидуализма, эта заповедь приобретает особую актуальность.

Выражаю надежду на то, что данная конференция будет способствовать возрастанию активности христиан Востока и Запада в спасительном служении милосердия.

Божие благословение да пребывает со всеми вами.

+КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

 

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после панихиды по приснопамятному Патриарху Алексию II в Богоявленском соборе в Елохове

«Сегодня мы вспоминаем четвертую годовщину со дня блаженной кончины Святейшего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси.

Годы летят быстро, и нас уже отделяет от этого события огромный пласт времени, наполненный новыми по отношению к той эпохе проблемами, сложностями, переживаниями. И чем яснее становятся обстоятельства времени, тем глубже понимаешь, что каждая эпоха имела свои скорби, свои трудности, свои переживания. Если же говорить об истории Церкви, то все, что волнует Церковь и народ, имеет прямое отношение к Предстоятелю Церкви — Патриарху. И мы знаем, как покойный Святейший Патриарх близко к сердцу воспринимал и радости, и скорби народа нашего, и радости, и трудности, через которые проходила наша Церковь.

Господь судил ему быть Предстоятелем в то время, когда Церковь освобождалась от плена — плена, длившегося более 70 лет; когда Церковь становилась свободной; когда у Церкви появлялись новые возможности для организации своей собственной жизни, а также для взаимодействия с окружающим ее миром. Это было время судьбоносных решений, которые закладывали определенную традицию — что для Церкви всегда важно, на долгие годы.

Мы вспоминаем Святейшего Патриарха Алексия в такие важные, судьбоносные моменты, как освящение Храма Христа Спасителя, как освящение храма Казанской иконы Божией Матери на Красной площади, как принесение Тихвинского образа в Москву. Можно перечислять многие и многие события, связанные с возрождением жизни монастырей — наших дивных исторических обителей, с появлением новых храмов и новых обителей.

Потому мы молимся Господу об упокоении души усопшего раба Его приснопамятного Святейшего Патриарха Алексия, с благодарностью за все те дела, которые он совершил и которые под его водительством совершила наша Церковь. Пусть память о Святейшем Патриархе бережно хранится в наших сердцах. Пусть эта память всегда сопровождается молитвенным воздыханием ко Господу, чтобы Он принял душу раба Своего в небесное Свое Царство и сотворил вечную молитвенную о нем память в наших сердцах. Аминь».

Памяти Святейшего Патриарха Алексия

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на совещании «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества»

28 ноября 2012 года в конференц-зале гостиницы «Даниловская» в Москве под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось первое пленарное заседание совещания «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества».

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Уважаемые ректоры светских и духовных учебных заведений! Дорогие отцы, братья и сестры!

Мы собрались сегодня здесь, чтобы обсудить важную тему — «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества».

Религия в пост-секулярном обществе

Золотым веком христианской теологии или, по-русски, богословия (нужно договориться о том, что это синонимы) считается эпоха святых отцов и учителей первого тысячелетия христианской истории — то время, когда евангельская вера нашла богатое, сложное, развернутое выражение во многих богословских трудах, ставших классическими, когда Откровение, запечатленное в Ветхом и Новом Заветах, стало восприниматься сквозь призму светского знания и, в первую очередь, сквозь призму классической философии. Это время, когда произошел некий синтез классической философии, имевшей, как мы знаем, языческое происхождение, и христианского Откровения. Позднее фундаментальное богословие и различные богословские дисциплины продолжали развиваться в постоянно меняющихся культурно-исторических условиях — на Востоке и на Западе. Начинаясь в форме проповеди, катехизических поучений, полемических сочинений, богословие позднее стало сводом религиозных знаний и системой учебных и научных дисциплин. Теология стала наукой, со своими источниками, методами и исследовательскими традициями. Она легла в основу христианского европейского университета, была первым и главным факультетом в этих университетах, и в течение долгого времени статус теологии как царицы наук сохранялся и никем не оспаривался.

Затем в Европе начались всем известные процессы, именуемые секуляризацией. Эти процессы затронули разные сферы жизни. Сначала происходила секуляризация наук, прежде всего естественных, и так возник феномен современной науки. Затем — секуляризация общественной жизни, культуры, образования. И, наконец, — секуляризация политики. Религия и Церковь все больше вытеснялись на обочину жизни, загонялись в своеобразное гетто, в частную жизнь — вплоть до радикального изгнания из сферы всяких общественных отношений, вплоть до утверждения той системы государственного атеизма, которую люди старшего поколения хорошо знают по собственному опыту.

Какова же ситуация сегодня? Здесь я хотел бы обратить внимание на два важных момента.

Во-первых, секуляризация — это не однородное явление, в разных странах и регионах она проходила по-разному. Советская секуляризация опиралась на идеологию, которая должна была полностью вытеснить религию из жизни общества. В советской идеологии светское было равнозначно антирелигиозному. Так же понималась любая наука, и естественная, и гуманитарная, — как антирелигиозное знание.

Однако в других странах — в Европе и в Америке — секуляризация имела более мягкие формы (хотя и там ее двигателем была определенная идеология). Многие аспекты присутствия Церкви в общественной жизни, в том числе в образовании, там сохранились и даже развивались; и принцип светскости понимался совсем не в духе агрессивного атеизма, но как нейтральное пространство, в котором есть законное место для религиозной жизни и деятельности. Мы же сегодня в России все еще живем в тени жесткого идеологического секуляризма советского типа и не можем изжить его последствия. Это первое, что надо иметь в виду.

Второй момент — еще более важный. Секуляризм — и советский, и западный — идеологически подпитывался пафосом ожидания скорой смерти религии в так называемом передовом, цивилизованном мире. Но это был не научный пафос, а идеологический, хотя сторонники секуляризма всегда апеллировали и продолжают апеллировать к современной науке как к той силе, которая ответит на все мировоззренческие вопросы и сделает религию ненужной, а человека — счастливым. В результате для многих стало общим местом, стереотипом представление, что современный образованный человек не может быть религиозным, что свободный разум и религиозная вера несовместимы.

Что же мы видим сегодня, в начале XXI века, когда кажется, что наука и порожденные ею технологии окончательно победили и проникли во все поры нашей жизни? Мы видим совсем другую картину: религиозная вера не только не умерла, но возрождается. Вера живет и занимает важнейшее место в жизни людей разного уровня образования, разного социального положения, разных возрастов, разной этнической и культурной принадлежности. Число таких людей неуклонно растет — и в нашей стране, и в других странах, переживших секуляризацию разных типов, и прежде всего секуляризацию атеистического типа.

Это очень важно понять. Иначе мы будем оставаться в плену устаревших идеологических представлений и не сможем видеть реальность такой, какая она есть.

Религиозность — это не удел кучки маргиналов, это социологический факт. К религии, к Церкви сегодня обращаются миллионы людей в поиске ответов на мировоззренческие и духовные вопросы, углубляясь в свою национальную и культурную традицию и стремясь обрести, в том числе, нравственную основу, смысл жизни.

И я очень четко разделил бы два подхода к этой ситуации: подход правовой и подход социологический. Они не противоречат друг другу, но являются взаимодополняющими.

С правовой точки зрения наше государство является светским и в нем действует принцип свободы совести и вероисповедания. Никто не вправе навязывать гражданам какое-либо мировоззрение, идеологию или религию. Государство посредством права и соответствующей политики создает светское пространство, которое является нейтральным в отношении мировоззренческих ценностей.

С социологической же точки зрения мы не можем не видеть, что в обществе происходят определенные трансформации, среди которых — процесс возрождения религии, увеличения числа религиозных людей. Этот процесс касается не просто отдельных граждан и их убеждений — он касается культурной матрицы общества, которое находится на переходном этапе от эпохи жесткой секуляризации к новой эпохе, когда религия вновь приобретает значимость, становится актуальной, вопреки всем предсказаниям о ее близкой и неминуемой смерти. Некоторые исследователи называют эту новую эпоху пост-секулярной, имея в виду, что жесткий и агрессивный секуляризм утрачивает доминирующие позиции в общественной и культурной жизни.

На мой взгляд, тему нашего сегодняшнего совещания следует обсуждать, исходя именно из такого видения.

Теология в высшем учебном заведении

Теперь я хотел бы сказать несколько слов о теологии в высших учебных заведениях.

Мы пригласили к обсуждению этой темы не только архипастырей, богословов и церковных педагогов, но и представителей государственной власти, научного сообщества, образовательных структур, общественных организаций. Мы должны обсудить вопрос, который касается не только внутренней жизни Церкви или внутрицерковного богословского образования, но и жизни общества, вопрос, который входит в сферу государственной ответственности.

Давайте попытаемся разобраться, почему присутствие теологии в высших учебных заведениях — государственных и частных, — с одной стороны, не противоречит правовым принципам, управляющим жизнью нашего государства и общества, а с другой, отвечает тем трансформациям, которые происходят в нашем обществе, в нашей культуре.

Возьмем само слово «университет». Чем должен быть университет? — Тем местом, где учащийся приобщается к универсуму человеческого знания.

Меня лично всегда коробит, когда профильные высшие школы по непонятно каким причинам усваивают себе наименование университета: допустим, университет легкой промышленности. Такое впечатление, что слово «университет» как бы предпочтительнее, чем «высшая школа». Советское слово «институт» не в полной мере, конечно, отвечало потребностям названия высшей школы. А вот «высшая школа» (как, например Высшая школа экономики) — это вполне правильное название для профильного высшего учебного заведения, которое по природе своей не является университетом. Простите за это отклонение от темы, но хотел разделить с вами некое смущение по поводу массового появления в нашей стране профильных высших учебных заведений, которые усвоили себе наименование «университет».

Университет должен быть тем местом, где живет и развивается наука, охватывающая различные области знания. Университет призван открывать доступ к многообразию человеческого опыта, создавать возможность приобщиться к избранным сферам знания, в том числе и к религиозному знанию, выражением и изложением которого является теология.

Противоречит ли это светскости, понятой не в духе агрессивного секуляризма, а в духе мировоззренческой нейтральности? Нет, не противоречит, если соблюдается принцип добровольности, если теология никому не навязывается.

Соответствует ли это общественному запросу, духовным и культурным потребностям людей? Несомненно, потому что создает возможность приобщения к религиозному знанию в процессе получения высшего образования, то есть в период активного формирования личности, ее мировоззрения, в период вхождения в культурную традицию, отечественную и мировую, в которой религия занимает одно из важнейших мест.

А теперь посмотрим на тот же самый вопрос с социологической точки зрения, имея в виду будущее нашего общества. Мы обучаем инженеров, экономистов, правоведов, учителей, управленцев — профессионалов в различных областях практической деятельности и науки. При этом мы говорим о необходимости сохранить гуманитарную науку и преподавательские кадры, без чего невозможно воспитать поколение культурных и креативных граждан, способных на участие в поступательном, инновационном развитии нашей страны. То есть речь идет о сохранении и повышении профессиональной и научной компетенции у выпускников высших учебных заведений, в том числе будущих преподавателей, об их всестороннем образовании.

И вот представьте: у нас будут компетентные специалисты в разных областях знания, науки и культуры, за исключением… специалистов в области религии — в то самое время, когда 80% населения крещено в православной вере и 69% населения России заявляют, что они имеют связь с Русской Православной Церковью. Добавьте к этому более 10 млн. мусульман. И получается, что абсолютное большинство людей, граждан нашей страны, имеет отношение к религии, а научного изучения религии в высших учебных заведениях практически не существует. Не существует такой важной сферы знаний, исторически возникшей и включенной в университетские программы Западной Европы, как теология.

Чем это грозит? Это грозит тем, что в новой исторической ситуации, когда все большее число наших граждан обращается к религии и переживает ее значимость в личной и общественной жизни, у многих людей будет формироваться искаженная или радикальная религиозность, способная нанести огромный урон личности, государству и обществу. Мы индексируем рост такой религиозности — и не только в исламском, но и в православном сообществе.

Нам надо осознать очень важную вещь: теология в вузе — это не экзотическая образовательная дисциплина, не прихоть каких-то представителей Церкви, не попытка вторгнуться в чужое пространство, чтобы навязывать религиозное мировоззрение и чинить препятствия в преподавании традиционных научных дисциплин. Теология в вузах — это культурный императив для общества, которое долгое время было практически отчуждено от религии как особой сферы человеческого бытия.

Теология в высшей школе, то есть на высоком академическом уровне, соответствующем научному уровню гуманитарных и общественных дисциплин, — это и противоядие от распространения в обществе религиозного радикализма, который обычно развивается спонтанно, бесконтрольно и способен охватывать массы людей.

Миссионерское призвание Церкви

Позвольте мне также сказать несколько слов о возможном сотрудничестве Церкви и светских вузов.

Когда мы говорим о теологии, нельзя забывать и другой важный аспект, который касается самой Церкви — это ее общественное служение. Наши духовные семинарии и академии выполняют важнейшую задачу подготовки и воспитания будущих пастырей, и традиции духовной школы следует всячески сохранять и развивать. Но богословско-пастырское образование имеет свои цели и свою специфику. Занятия богословской наукой далеко не всегда можно сочетать с пастырским служением. А компетентными богословами, способными развивать богословскую науку и доносить знания, в том числе о православной вере и церковной традиции, до широкого круга людей, могут быть не только священнослужители.

Присутствие православного богословия в общем академическом пространстве и его творческое взаимодействие с другими научными дисциплинами как естественнонаучного, так и гуманитарного цикла должно способствовать повышению научного уровня богословия — и как комплекса учебных дисциплин, и как исследовательской сферы.

Развивать взаимодействие между епархиальными структурами и светскими учебными заведениями — это одна из задач, стоящих сегодня, в том числе, перед архипастырями, перед церковными руководителями. Некоторые считают, что поскольку формально теологические кафедры, отделения и факультеты в светских вузах относятся к сфере ответственности администрации этих учебных заведений, Церкви до них не должно быть никакого дела: есть в епархии духовная семинария — вот и хорошо, а что там делается в университете, нас не касается. Это неверная логика. Наоборот, нужно создавать в структуре епархиальных управлений специальные органы, или поручать эту работу специально подготовленным людям, которые будут взаимодействовать с теологическими подразделениями вузов.

Поэтому я призываю архипастырей нашей Церкви со всей серьезностью отнестись к этому делу, всемерно заботясь о развитии взаимодействия между вверенными им епархиями и духовными учебными заведениями и высшими светскими учебными заведениями. В тех университетах и институтах, где есть потребность, необходимо создавать кафедры теологии. Могут открываться межвузовские кафедры теологии по подобию той, что имеется сегодня в Самаре. Могут создаваться научно-богословские междисциплинарные центры, которые станут площадкой для плодотворного диалога между наукой и религией. Форм взаимодействия сегодня очень много, и важно, чтобы мы использовали все имеющиеся для этого возможности.

Теология в вузе невозможна без развития богословской науки. Учебный и исследовательский компоненты здесь должны быть взаимосвязаны, должны друг друга усиливать. Необходимо привлекать для работы на теологических кафедрах как компетентных специалистов, так и талантливых студентов, перспективную молодежь, создавая им максимально благоприятные условия для творческого развития. Это задача не только самих кафедр, но и местных церковных структур.

Речь никоим образом не идет о вмешательстве церковной власти в светский процесс образования. Речь идет о социальном партнерстве Церкви и образовательных учреждений, о взаимодействии и сотрудничестве, направленном на поддержку теологического образования. Такая поддержка — дело одновременно и церковное, и общественное, и культурное. Объединение ресурсов вузов и церковных (епархиальных) структур должно служить общему делу восполнения богословской составляющей в отечественной культуре, науке и образовании. Без такого восполнения трудно говорить и о сохранении исторической преемственности нашей культуры, и о восстановлении культурного универсума в науке и образовании.

Кто-то может спросить: почему я уделил так много внимания обоснованию необходимости присутствия теологии в светских вузах? Разве она там уже не присутствует? Слава Богу, в этой области уже пройден большой путь, очень многое сделано. Сегодня православная теология преподается в 34 городах всех федеральных округов: от Брянска до Владивостока и от Мурманска до Пятигорска. Лицензию на подготовку теологов имеют 37 государственных университетов (классические, педагогические, лингвистические, инженерные) и 10 негосударственных образовательных учреждений. Обучение ведется в соответствии с образовательным стандартом уже третьего поколения.

Более десяти лет в рамках Учебно-методического объединения университетов России существует Совет по теологии под председательством декана исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова академика Сергея Павловича Карпова.

Благодаря совместной работе представителей различных вузов (государственных и церковных) были разработаны действующие стандарты, а также учебно-методическое обеспечение бакалавриата, специалитета и магистратуры, программ дополнительного послевузовского образования; оказывалась методическая и кадровая помощь тем, кто впервые вступал на путь преподавания теологии.

Важной вехой стало принятие в феврале 2008 г. «Федерального закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части лицензирования и аккредитации учреждений профессионального религиозного образования (духовных образовательных учреждений)». Этот нормативный акт позволил начать процесс лицензирования и аккредитации по государственному стандарту духовных образовательных учреждений. К настоящему времени эту процедуру прошли 6 духовных академий и семинарий.

Следует отметить Рязанскую и Приморскую митрополии, в которых налажены тесные контакты в области теологического образования между государственными и церковными образовательными структурами. Хорошие результаты достигнуты в Туле, Екатеринбурге, Пятигорске, в ряде других мест. В этих городах дипломированные теологи хорошо показали себя на всех значимых для Церкви и общества направлениях просветительской работы: они занимаются исследованиями, преподают в вузах и школах, трудятся в сферах катехизации, работают с молодежью в сфере миссии и социального служения, работают в СМИ, учреждениях культуры, общественных организациях и государственных учреждениях.

Хотел бы особо отметить сотрудничество представителей традиционных конфессий нашей страны в деле преподавания теологии в светских вузах. Сегодня у нас имеются не только православные, но и исламские факультеты теологии. Более того, имеются примеры сосуществования нескольких конфессиональных профилей в рамках одного факультета. Так, например, на факультете теологии Уральского горного университета изучается и Православие, и ислам, причем факультет возглавляет православный архиерей, а его заместителем является муфтий. Подобного рода взаимодействие между традиционными конфессиями следует поддерживать.

Введение общеобязательного предмета «Основы религиозных культур и светской этики» в российских школах — это важная веха на пути искоренения религиозной безграмотности среди нашего населения. Но спросим себя: кто сегодня преподает этот предмет в светской школе? Иной раз преподавателем основ религиозной культуры оказывается человек, имеющий очень поверхностные и приблизительные знания о своем предмете. В этих условиях создание кафедр теологии в светских вузах становится особенно своевременным и востребованным. Ведь именно эти кафедры, прежде всего, должны воспитывать не только будущих теологов, но и гуманитариев широкого профиля, в том числе таких, которые будут способны преподавать детям основы религиозных культур.

Полемика против преподавания теологии в светской школе

Итак, достижения есть, и их немало. Но есть и серьезные проблемы, которые мы должны обсуждать, чтобы найти пути их решения.

Начнем с того, что до сих пор иной раз раздаются публичные протесты против преподавания теологии в высшей школе. Некоторые представители научной общественности снова говорят о «клерикализации» образования. Говорят, что теология в вузе противоречит Конституции, и при этом проводят параллели с советским временем, с присутствием партийных организаций в государственных учреждениях. Одновременно протестующие ссылаются на «мировую практику». Вот прямая цитата из одного открытого письма, опубликованного буквально на днях. Цитирую: «В других странах аналогичные кафедры существуют или в частных университетах, или как дань многовековой традиции, поскольку средневековые университеты изначально были созданы для подготовки служителей культа».

О чем свидетельствуют такие высказывания? Как раз о том, о чем я говорил выше: в нашем обществе до сих пор существует громадный дефицит адекватного знания о религии и Церкви, не говоря уже о мировой практике присутствия теологии в университетах.

Во-первых, теологические факультеты в таких университетах, как Оксфорд, Кембридж, Гейдельберг, Тюбинген, никак нельзя рассматривать только как «дань многовековой традиции». За такую дань западные люди деньги платить не будут. Эти факультеты составляют неотъемлемую часть образовательного процесса, не только готовя профессиональных теологов, но и обеспечивая компетентное преподавание религиозных дисциплин для слушателей других факультетов.

Во-вторых, факультеты теологии сегодня имеются в университетах США, Греции, Сербии, Румынии, Болгарии и многих других стран, где в средние века вообще не было университетов. Означает ли это, что в указанных государствах нарушается принцип светскости?

Еще раз хочу подчеркнуть, что нам необходимо достичь общественного консенсуса в понимании светскости. Что такое светскость государства? Что такое светскость образования? Конституционной нормой является светский характер государственной и муниципальной школы, то есть отсутствие обязательной для всех идеологии. Однако Основной закон не дает толкования этого фундаментального принципа.

Надо понять главное: нельзя смешивать идеологию секуляризма и светскость как идеологическую и мировоззренческую нейтральность. Нельзя рассматривать атеизм как общий знаменатель всех мировоззрений, в том числе религиозных. В пространстве правильно понятой светскости возможно и желательно продуктивное взаимодействие государства, общества и религиозных конфессий в различных областях, в том числе в сфере образования.

Несколько слов о нынешнем состоянии теологии в вузах

Как мы видели, у нас во многих вузах уже существуют теологические подразделения. Но работают они по-разному, с разной эффективностью, часто опираясь лишь на местные и весьма скудные ресурсы. Болезненной проблемой является острое недофинансирование теологического образования. Так, на текущий академический год по конкурсным процедурам на всю страну было выделено всего 189 бюджетных мест для студентов-теологов, что, конечно, нельзя считать достаточным, особенно в связи с потребностью преподавания Основ религиозной культуры и светской этики.

Сегодня мы пока не можем говорить о единой системе теологического образования в высшей школе. О такой системе, в которой происходила бы внутренняя циркуляция ресурсов, взаимная поддержка и, как следствие, общее повышение научно-образовательного уровня. Теологические подразделения в вузах разобщены, некоторые из них находятся на грани выживания. Это кризисная ситуация, и мы рискуем утратить те позиции, которые уже достигнуты за весь период становления вузовского теологического образования в нашей стране.

Хотел бы еще раз подчеркнуть: речь идет о деле, которое имеет общенациональную значимость. Нам необходимо качественно изменить ситуацию, что возможно только объединенными усилиями Церкви, государства и общества — включая университетское сообщество. Что же для этого следует сделать?

Во-первых, необходимо нормативно обеспечить партнерство государства и религиозных конфессий в деле развития теологического образования, учитывая, когда это уместно, опыт других государств. Здесь мы обращаемся к органам законодательной власти, к Министерству образования и науки Российской Федерации, к другим профильным государственным структурам, приглашая их к конструктивному сотрудничеству.

Во-вторых, нужно разработать и принять перспективный план организационного и финансового обеспечения теологического вузовского образования как единой системы. Это должна быть совместная работа представителей государственных органов, включая органы образования, научно-образовательного сообщества, общественных организаций, благотворителей и Церкви.

В-третьих, есть конкретная проблема, до сих пор не разрешенная, несмотря на все усилия с нашей стороны. Наши теологи получают общепризнанный, государственный диплом и становятся специалистами в своей области, но дальше двигаться они не могут.

Согласно мировой практике, теологи завершают свое профессиональное формирование, защитив научную диссертацию и получив научную степень. Так, например, в Германии ежегодно защищается около 250 диссертаций по теологии, признаваемых государством. Россия в этом отношении катастрофически отстает. Даже у наших ближайших соседей — на Украине — дело обстоит гораздо лучше.

Нам говорят, что в научном сообществе нет консенсуса по вопросу о том, является ли теология наукой. Думаю, что в данном случае, опять же, действует инерция советского времени — теперь уже скорее психологическая, чем идеологическая. Среди представителей естественно-научных дисциплин есть и те, кто не считает наукой такие предметы, как философию, литературоведение и т.д. У членов научного сообщества, включающего и естественников, и гуманитариев, нет единого критерия научности. В то же время существуют формальные требования к написанию и защите диссертации, которые являются общими для естественных, гуманитарных и общественных наук. Высшая аттестационная комиссия фиксирует соответствие любого диссертационного исследования этим требованиям.

Сегодня многие наши богословы проводят исследования, которые в полной мере соответствуют требованиям и критериям, предъявляемым к научным исследованиям в различных областях светской науки, в том числе мировой. Об этом, в частности, свидетельствует опыт недавно созданного Общецерковного диссертационного совета. Надеюсь, что вопрос о внесении теологии в номенклатуру научных специальностей ВАКа будет решен положительно.

Заключение

В заключение я хотел бы посмотреть на обсуждаемую проблему несколько шире.

Сегодня мир переживает кризис, как уже не раз переживал на перекрестках истории. Многие общества находятся в турбулентном состоянии. Люди утрачивают прежние ориентиры. Будущее вызывает скорее беспокойство, чем уверенность в позитивном развитии. В глобальном масштабе соперничают различные мировоззрения и проекты мироустройства, в том числе и религиозные.

В этой ситуации ни одно общество, ни одна нация не выживет, если не определит стратегию своего развития. Но такая стратегия будет ненадежной, если ограничится политической или экономической сферами жизни общества. Необходима опора на фундаментальные — духовные и нравственные — ценности. Но фундаментальные духовные ценности нельзя выдумать. История минувшего века дает нам урок того, как выдуманные ценности превращались в идеологии и приводили, в конце концов, к историческим катастрофам.

Духовные ценности содержатся в традиции, в долгом историческом опыте народов, они заложены в культуру, в повседневную жизнь людей. Они связаны с духовным опытом, с опытом различения добра и зла, который лежит в основе христианской цивилизации и без которого невозможно подлинное развитие культуры и, в первую очередь, искусства. Когда общество утрачивает способность различать добро и зло, тогда наступает кризис литературы, изобразительного искусства, о чем мы все можем сегодня очень конкретно говорить на примерах многих и многих стран.

Наша общая задача состоит в том, чтобы выявить и осознать этот опыт, сформулировать систему нравственных ориентиров, суметь передать молодому поколению знания о нашей собственной духовной и культурной идентичности. К решению этой комплексной задачи должны подключиться все здоровые силы общества, включая Церковь, другие религиозные конфессии, систему духовного и светского образования. Только трудясь все вместе, мы сможем обеспечить достойное будущее нашей молодежи, нашему народу, нашей стране.

Благодарю за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

Слово Святейшего Патриарха Кирилла при вручении архиерейского жезла Преосвященному Филарету (Гаврину), епископу Бежецкому и Весьегонскому

25 ноября 2012 года за Божественной литургией в Храме Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил хиротонию архимандрита Филарета (Гаврина) во епископа Бежецкого и Весьегонского.

По окончании богослужения Святейший Патриарх вручил новохиротонисанному епископу архиерейский жезл и произнес напутственное слово.

Преосвященный епископ Филарет!

В сей знаменательный день ты принял от Бога особый дар — благодать епископства. В Церкви Христовой «служения различны» (1 Кор. 12:5), твое же призвание как блюстителя стада Господня отмечено особой высотой и ответственностью. Потому старайся, чтобы в тебе осуществилось «проявление Духа на пользу» (1 Кор. 12:5).

Ты родился в Тверской земле и, по Промыслу Вседержителя, направляешься возделывать ниву Божию в Тверскую митрополию, в новообразованную Бежецкую и Весьегонскую епархию. Прежнее твое служение Церкви было связано с Московскими духовными школами, а затем — с Киевской духовной академией, где тебе суждено было принять монашеский постриг и стать служителем Алтаря Господня. Все, что получил ты прежде от Бога, — не только благодать Святого Духа, но и образование, опыт — суть таланты, вверенные тебе для многократного приращения. Трудись неустанно, ибо тебе надлежит дать отчет Пастыреначальнику — Христу. Будь добрым и верным рабом Господа, преумножающим Его дарования, чтобы твое святительское служение было действительно плодотворным, приводящим тебя и паству «в радость Господина твоего» (Мф. 25:21).

Внемли слову великого святителя русской земли Филарета Московского, твоего небесного покровителя:«Дабы наш подвиг для Церкви был благонадежен, ему предшествовать должен преимущественный наш подвиг над самими собою»(Святитель Филарет Московский. Речь к новопосвященному епископу Дмитровскому Евгению). Наилучшим образом ты сможешь приобщать людей к слову Истины, если сам будешь стремиться к боговедению. «Вникай в себя и в учение», — наставляет святой апостол Павел (1 Тим. 4:16). Непрестанно укрепляясь в молитве, ты способен будешь научить молитве и чад церковных. Будучи кротким пастырем, послужишь примером для пасомых. Храни в своем сердце слова Спасителя: «Кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5:19). 

Мужество и стойкость понадобятся тебе в той тяжелой борьбе, которую ведет Церковь и каждый христианин «не против крови и плоти, но <…> против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6:12).В этом противостоянии епископ призван быть опорой для слабых, для унывающих, для тех, кто покалечен грехом. Укрепляйся Господом и могуществом силы Его (см. Еф. 6:10). Помни, что нерадение архипастыря приводит к гибели душ. Достойный же архиерей служит спасению многих и стяжает великую награду от Бога.

Откуда же взять силы для прохождения столь многотрудного поприща? Черпать их следует в Божественной Евхаристии, совершение которой есть первая обязанность епископа. Как преемник апостолов, ты имеешь попечение о созидании Церкви, сохранении ее единства. Собрание верных на Трапезе Господней и причащение от Хлеба жизни и Чаши спасения есть основа единства тела церковного. Литургия должна стать центром жизни всякого христианина. «Проповедуй сие и учи» (1 Тим. 4:11).

Богослужение — это неоскудевающий источник благодати, но всякий дар, получаемый свыше от Отца светов, ниспосылается ради укрепления человека в совершении дела веры и труда любви (см. 1 Фес. 1:3). Непрестанно напоминай мирянам и клиру твоей епархии, что истинное христианское благочестие не ограничивается посещением храма, участием в таинствах и требах, но, по слову апостола, «чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцем есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира» (Иак. 1:27).

Большую работу предстоит тебе совершить, чтобы организовать в епархии социальное служение, научая людей заповеди милосердия и сострадания. К сожалению, сегодня значительная часть наших современников, именующих себя православными, не осознают необходимости оказывать сугубую любовь и заботу тем, кто особенно в них нуждается. Именно тебе — епископу Церкви Христовой — надлежит напоминать слова Царя и Праведного Судии (см. 2 Тим. 4:8), обращаемые к наследникам Царства: «Алкал Я, и вы дали Мне есть <…> был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня» (Мф. 25:35-36).

Только деятельная вера может быть вдохновляющей силой, уловляющей для Христа людей, в первую очередь — молодое поколение. Старайся привлечь юношество к полноценному участию в церковной жизни. Такое участие наилучшим образом защитит молодых людей от соблазнов современного мира, стремящегося стереть границы между добром и злом, праведностью и пороком, и потому не желающего грех называть грехом. Будущее Русской Церкви и духовное здоровье нашего общества во многом зависят от усилий архипастырей и пастырей в попечении о молодежи. «О сем заботься,<…> дабы успех твой для всех был очевиден» (1 Тим. 4:15), но страшись подменять подлинный труд на ниве церковной мнимыми достижениями, видимостью делания, ибо ни злое, ни доброе не может скрыться от Того, Кто «нелицеприятно судит каждого по делам» (1 Пет. 1:17).

Бремя, возложенное на тебя Истинным и Великим Архиереем — Христом, прими с благоговением, ибо тебе вручается Его стадо, ради спасения которого Он положил жизнь Свою (см. Ин. 10:11). Сей жезл символизирует власть, данную тебе от Бога, дабы, правя с «мудрою кротостью» (Иак. 3:13), ты сохранил и преумножил достояние Господне.

Благослови же собравшихся здесь людей, возносивших ныне молитвы Царю царствующих о ниспослании тебе всеукрепляющей благодати. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на торжественном акте, посвященном 20-летию Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

18 ноября 2012 года Святейший Патриарх Московский и всея Кирилл Кирилл в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя возглавил торжественный акт, посвященный 20-летию Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к участникам праздничного мероприятия с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, Ваши Превосходительства, дорогие отцы, братия и сестры!

Я хотел бы сердечно приветствовать всех вас со знаменательной датой — 20-летием нашего замечательного высшего учебного заведения, Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Образование является очень важной частью в становлении духовно-нравственной составляющей каждой человеческой личности. Через образование человек не только приобщается к знанию и опыту предшествующих поколений, но и усваивает духовные, культурные традиции, которые приходят к нам из прошлого.

Некоторые от одной только констатации этого факта впадают в некий пессимизм — прошлое для них связано с меньшими успехами, чем настоящее. Но если внимательно вдуматься, то все, чем мы живем в настоящем, пришло к нам из прошлого. Именно поэтому очень важно иметь живое восприятие традиции как механизма передачи ценностей из поколения в поколение.

В основе любого воспитания лежит определенное мировоззрение, некая ценностная парадигма. И мы знаем, что на протяжении веков, целого тысячелетия, такой ценностной парадигмой для нашей страны было Православие, что произошедшее в начале XX века изменило этот мировоззренческий и духовно-нравственный климат в стране до неузнаваемости и Православная Церковь была обречена на полное уничтожение. Ни один общественный институт не был обречен на смерть. Все институты в результате революции преобразовывались, нередко с использованием интеллектуального багажа дореволюционных специалистов, а вот институт Церкви был предназначен к полному уничтожению. И мы знаем, как эта цель достигалась.

Хотел бы сердечно поблагодарить Свято-Тихоновский гуманитарный университет за ту огромную исследовательскую работу, которую вы проводите, чтобы сохранить в живой памяти великий подвиг новомучеников и исповедников Церкви нашей.

К сожалению, в результате коренных преобразований, связанных с Октябрьской революцией 1917-го года, и последующих трагических событий XX века та духовная и интеллектуальная традиция, которая и формировала некую мировоззренческую парадигму нашего народа, была почти полностью разрушена и продолжалась лишь в специальных духовных школах, которые, как известно, были открыты после Великой Отечественной войны.

В конце прошлого столетия началось духовное возрождение нашего Отечества. Люди, на протяжении десятилетий лишенные возможности узнать о Боге, потянулись к вере. Именно тогда силами православных священников и активных прихожан стали организовываться различные духовно-просветительские кружки, читались лекции, как официально, так и неофициально. Люди действительно потянулись к знаниям о вере. И должен сказать, что это было замечательное явление, которое, в конце концов, привело к тому, что огромное количество людей с хорошим образованием, с хорошим багажом знаний стали активными членами Церкви.

Если говорить о зарождении Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, то речь идет как раз об этом: все начиналось с неофициальных лекций и собраний, и постепенно сформировался замечательный костяк православной интеллигенции. Многие участники этих неофициальных собраний затем стали священнослужителями. Многие из них сегодня находятся в этом зале.

За минувшие 20 лет удалось сделать немало. При активном участии преподавателей университета разрабатывался государственный образовательный стандарт по теологии, позволяющий преподавать богословские дисциплины в государственных вузах, а духовным школам на основании стандарта и недавно принятого закона — получать государственную аккредитацию и выдавать своим выпускникам дипломы государственного образца. Создана целая система кафедр теологии, разработано теологическое обеспечение, написаны и изданы учебные пособия, подготовлено большое количество преподавателей по основам православной культуры. За эти годы Свято-Тихоновский университет стал одним из крупнейших негосударственных вузов страны.

Сегодня университет насчитывает 10 факультетов, около 50 кафедр, несколько диссертационных советов. Университет собрал и подготовил целую плеяду профессоров, докторов, кандидатов богословия, церковной истории и других наук. Среди 4 тысяч выпускников — 4 митрополита, 4 епископа и более 600 священнослужителей.

Особого внимания заслуживает разработанная преподавателями и методистами вуза система дополнительного и дистанционного образования. Отрадно отметить плодотворную научную издательскую деятельность университета, большой вклад его сотрудников в дело прославления новомучеников и исповедников Российских, о чем я уже сейчас сказал. В связи с этим хотелось бы упомянуть недавно открывшуюся в бывшем Музее революции выставку «Преодоление. Русская Церковь и советская власть», посвященную гонениям на Церковь в советские годы.

Хотел бы от всего сердца пожелать успеха Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету, его ректору отцу Владимиру, который внес совершенно особый вклад как в создание, так и в становление этого учебного заведения, профессорам, преподавателям и, конечно, студентам.

Я хотел бы пожелать, чтобы университет оставался на нынешней высоте и стремился достигать еще больших высот в развитии богословской науки и всех тех отраслей знания, к которым он имеет отношение. Очень важно, чтобы университет становился также местом встречи светской и богословской науки, местом доброжелательного диалога, в который могли бы быть включены разные общественные силы для того, чтобы формировалось взаимопонимание, чтобы открывались двери для сотрудничества, чтобы укреплялось взаимодействие между различными высшими учебными заведениями, работающими на благо отечественной науки.

Призываю благословение Божие на всех вас. Благодарю за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в монастырском храме Преображения Господня на горе Фавор

«Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, досточтимый отец настоятель, дорогие братья и сестры!

С особым чувством я посещаю Фавор — место, где видимо была явлена Божественная благодать. Фаворский свет и есть видимое проявление благодати, которая преобразует человеческую природу и преобразует космос.

Такое трудно понять людям, которые далеки от Евангельского благовестия, но это не значит, что не существует возможности даже им увидеть проявление Божественной благодати. Мы знаем, как она преобразует лицо человека: иногда достаточно взглянуть кому-то в глаза, чтобы понять, что на этом человеке — благодать Божия. Точно так же можно увидеть в глазах человека, находящегося в греховном плену, отображение ада.

Бог преобразует человеческую природу и космос силой Своей энергии, Своей благодатью. Здесь, на Фаворе, была явлена тайна освящения Богом людей и физической природы. Апостол Петр попросил согласия Господа на созидание в этом месте трех кущ. Это был его естественный ответ на явление Божией благодати: он не хотел расставаться с райским явлением, желал продлить эти мгновения; апостол Петр готов был остаться здесь навсегда, только бы жить в этой благодати.

Но у него была, как и у других апостолов, иная миссия. Они должны были спуститься с Фавора, из этого рая, в мир для того, чтобы там быть свидетелями смерти и воскресения Спасителя, чтобы потом пойти по земле и проповедовать, открывать пред людьми тайну, которая была явлена на Фаворе и видимым образом дала возможность апостолам и тем, к кому они обратили свою проповедь, узреть, что есть Божественная благодать, соединенная с человеческой природой.

Уже при святой равноапостольной Елене здесь была построена базилика и шла церковная жизнь. Но мы знаем также, какие грозные исторические бури прошли над Фавором, — все было разрушено. И силами наших предков, православных христиан, церковная жизнь здесь возродилась. Я рад, что прибыл сюда в 150-ю годовщину освящения Иерусалимским Патриархом Кириллом храма, воздвигнутого на Фаворе.

Монашествующие, собранные здесь, как бы продолжают то, что хотел апостол Петр для себя и своих собратьев. Они живут здесь и верят, что в глубине своего духовного опыта также соприкасаются с Божией благодатью. Мне много раз доводилось бывать на Фаворе, но никогда я не видел этот храм в таком благолепии, как сейчас. Знаю, что по благословению Блаженнейшего Патриарха Феофила и при Вашем, отец Иларион, личном активном участии завершилась реставрация, и сегодня храм блистает красотой, отображая красоту горнего мира. Я хотел бы от всего сердца пожелать помощи Божией в трудах Вам и всем, кто трудится здесь, на горе Фавор.

Множество паломников из Русской Православной Церкви посещают это место. Я очень рад молиться со всеми вами, мои дорогие».

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Казанской иконы Божией Матери после Литургии в Успенском соборе Московского Кремля

4 ноября 2012 года, в праздник Казанской иконы Божией Матери и День народного единства, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля.

По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братия и сестры!

Всех вас я сердечно поздравляю с великим праздником, когда мы прославляем чудотворный Казанский образ Божией Матери, с праздником единства нашего народа, который был установлен в честь освобождения Китай-города, а затем Кремля, Москвы и всей Руси от иноземной оккупации, чем и завершилось Смутное время.

В этом году исполняется 400 лет этому судьбоносному событию. В ряду самых опасных событий, потрясавших основы бытия нашей народной и государственной жизни, одним из первых стоит Смута, которая постигла Отечество наше в начале XVII века, и последовавшее затем иноземное вторжение.

Некоторым кажется, что первое и главное, что мы празднуем сегодня, — это победа над иностранными оккупантами. Конечно, именно эта победа открыла путь к обновлению всех сторон жизни нашего народа. Но то была странная война. Никакие иноземные войска не пришли бы на нашу землю, если бы наши предки сами того не захотели. В борьбе за власть столкнулись боярские элиты, которые ослабили центральную власть, ослабили основы государственности, и на поверхность всплыло самое гадкое и страшное, что таилось в каких-то глубинах народной жизни. Города и дороги были часто захвачены разбойниками и мародерами. Лихие люди господствовали на просторах Руси — грабили всех, кого только можно ограбить, убивали всех, кого можно было убить. Самое темное и гадкое всплыло наружу, и в этой гадости стала захлебываться народная жизнь. И боярская элита, смятенная всеми этими обстоятельствами, а более всего борющаяся за власть, была неспособна ни навести порядок, ни восстановить законное управление.

Вместе с этим распадом общественной жизни, вместе с этими угрозами благополучию народа произошло смятение в умах. Смута, которой так точно окрестил народ наш тот период времени, была смутой в сознании, была потерей ориентиров, утратой национального самосознания, ослаблением веры настолько, что многие считали, что отказаться от своей веры означает открыть дорогу иностранцам, которые наведут порядок в стране.

И вот, в самый тяжкий момент, когда везде царило предательство, когда никто не мог ни на кого положиться, когда к вступившим на землю нашу иноземным полчищам присоединялись наши собственные разбойники, мечтавшие разбогатеть на страданиях своего народа, — тогда народ наш явил отдельные очаги удивительно мощного сопротивления.

Так, была героическая многолетняя оборона Смоленска — даже когда враг вступил в Москву, Смоленск держал оборону, и только предательство привело к тому, что город в конце концов пал. Другим примером явилась защита Троице-Сергиевой лавры — оплота веры и государственности. Ее защищали стрельцы, ополченцы, но, когда потребовалось, иноки встали к пушкам, к орудиям, взошли на стены, и враг не смог взять нашу национальную святыню.

Смоленск и Троице-Сергиева лавра были действительно мощными очагами сопротивления, и сила этого сопротивления основывалась на ясном понимании того, что нужно делать и как поступать в соответствии со своей верой и верностью своему Отечеству. Но когда иноземцы вошли в Москву, показалось, что все закончено и нет никаких преград, чтобы польский королевич Владислав, сын короля Сигизмунда, без всяких условий взошел на московский престол. Требовалось немногое — требовалось склонить Патриарха Гермогена, который вслед за своим предшественником, первым Патриархом Российским Иовом, не признал незаконную власть. И если Иов, будучи уже больным и слабым, был отстранен от Патриаршества и сослан в Старицкий монастырь в Тверь, то Гермоген был заключен в подвалы Чудова монастыря здесь, на территории Москвы. К нему приходили боярские посольства — с просьбой, а потом и с угрозами подписать грамоту, обратиться к народу, чтобы народ признал иноземного царя. Но старец-Патриарх, мучимый в подвалах Чудова монастыря и голодом, и холодом, и жаждой, не дрогнул пред явной угрозой смерти и отказался от всех предложений, которые ему делали изменники. Напротив, в этих самых подвалах он писал грамоты, которые чудом удавалось вынести за пределы Кремля и распространить по Руси, и призывал народ встать на защиту веры и Отечества. Знаем, что это воззвание достигло умов и сердец русских людей. Гражданин Минин и князь Пожарский, образовав ополчение, взяли с собой чудотворный Казанский образ Божией Матери и пошли на Москву, и через молитву и покаяние обрели победу, изгнав иноземцев из нашего Отечества.

В память об этом событии было создано несколько почитаемых и позже ставших чудотворными списков Казанской иконы Божией Матери. И один из этих чудотворных образов сегодня здесь, вместе с нами, в Успенском соборе Кремля. Этот образ, который по повелению царя Петра I был перевезен из Москвы в Санкт-Петербург, сегодня из северной столицы доставлен в град Москву, чтобы здесь, в Успенском кафедральном соборе, мы могли помолиться перед этой всероссийской святыней о стране нашей, о народе нашем, о всей исторической Руси, чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах смута в головах, потеря ориентиров, и в прошлом, и сегодня во многом обусловленная потерей веры, не приводила к гражданским столкновениям, к революциям, к утрате национальной независимости.

Все эти понятия являются не только политическими, но и духовными. Независимость нашего Отечества означает способность жить по тем духовным, нравственным законам, согласно тем традициям, которые сформировали единую, великую историческую Русь, что стала одним из центров мировой цивилизации. И сколько же сил на протяжении всей истории бросалось для того, чтобы разрушить этот центр, подчинить его — если не военным путем, то экономическими, политическими, культурными, псевдодуховными методами! Понятие независимости страны слагается не только из территориальной целостности и защищенности границ. Понятие независимости сохраняется до тех пор, пока народ имеет способность, основываясь на своих собственных ценностях, формировать государственное устройство, законы, обычаи, передавать доставшиеся ему ценности из поколения в поколение. И сегодня мы молимся, чтобы никакие человеческие хитросплетения, никакие информационные войны, никакие соблазны не поколебали этот духовный суверенитет Руси. Мы об этом сегодня горячо молились перед Казанским образом Божией Матери. Молились о том, чтобы Отечество наше восходило от силы к силе, чтобы оно становилось духовно и материально богаче, чтобы никогда народная жизнь не отрывалась от ее органических истоков, в центре которой — благодатный исток Святого Православия. Мы молились о том, чтобы открытость нашего общества и нашего государства содействовала материальному укреплению, но чтобы эта открытость никогда не превращалась в измену, в предательство и никогда не привела к тому, к чему привела открытость начала XVII века.

Поэтому сочетание верности всему тому, что дорого нашему народу, с готовностью сотрудничать со всеми народами земли, готовность обмениваться культурными, интеллектуальными дарами и талантами — это и есть залог будущего процветания нашего Отечества.

Теми самыми иноземными оккупантами, которые вошли в Москву, были польско-литовские войска, и в течение последующих веков отношения России и Польши складывались очень сложно. Все время вспоминались старые обиды — и XVII века, и XVIII, и XIX, и века ХХ. И с той, и с другой стороны делалось много для того, чтобы одержать победу над иной стороной, а потому история двух наших народов исполнена многими скорбными страницами, которые до сих пор будоражат сознание и пробуждают к жизни враждебное отношение к иной стороне. И вместе с тем это два славянских народа, которые жили, живут и будут жить бок о бок.

К сожалению, на отрицательных эмоциях, что проистекают из нашего прошлого, до сих пор строится много концепций, направленных на возбуждение взаимной неприязни. Но христиане (а и в Польше, и в России мы таковые в своем большинстве) не могут жить по законам злобы, лжи, по дьявольским законам. Вот почему и в России, и в Польше возникла мысль о том, что нам необходимо поставить точку в истории этих взаимных конфликтов. В течение трех лет представители Русской Православной Церкви и Католической Церкви Польши (которая является Церковью большинства для польского народа, как Православная Церковь является Церковью большинства для нашего народа) размышляли над тем, как можно выразить наше общее желание поставить эту точку в истории конфликтов между нашими народами. И было принято решение подготовить общее послание к народам России и Польши, с тем чтобы в центре этого послания было только то, что могут сказать христиане, которые находятся во власти этих исторических конфликтов. И единственное, что можно было сказать, — это простое и ясное слово «Прости», обращенное друг к другу без всяких условий. Это послание было подписано мною во время моего визита в Польшу, и великой радостью и теплым чувством отозвался польский народ на то, что произошло. Я знаю, что и в нашем обществе это деяние было воспринято с доверием и с теплотой. И в знак того, что обе Церкви призывают свои народы жить в мире, трудиться совместно, по-братски взаимодействовать, отказаться от всяких попыток агрессии — материальной или духовной — мы обменялись иконами. Я подарил польской стороне копию чудотворной Смоленской иконы Божией Матери, а они подарили копию чудотворной иконы Ченстоховской, которая всегда одинаково почиталась и в Польше, и в России.

Этот образ сегодня находится здесь, рядом с Казанской иконой Божией Матери. Это символ нашего примирения во Христе с теми, кто на протяжении столетий считался врагом. И я благословляю направить этот образ в город Смоленск. Там, на русской Голгофе, на месте массовых расстрелов нашего народа, на том месте, где погибли также невинные польские офицеры, в память о жертвах недавно построен православный храм, и я благословляю, чтобы эта икона находилась в том храме в Катыни, чтобы перед ней могли молиться и русские, и поляки за своих невинно убиенных отцов, и братьев, и одновременно чтобы там могла совершаться сугубая молитва о полном примирении наших народов.

Мы празднуем 400-летие освобождения страны от польско-литовской оккупации, мы празднуем 400-летие начала полного преодоления Смуты в нашем народе, с полным упованием на помощь Божию, чтобы под Покровом Пречистой Царицы Небесной Господь хранил страну нашу, землю Русскую, хранил веру православную, хранил национальное самосознание и всем нам давал внутреннюю силу сопротивляться любой смуте, в мире и благополучии созидая духовную и материальную жизнь нашего Отечества. Аминь. С праздником поздравляю вас!

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XI выставки-форума «Православная Русь — к Дню народного единства»

4 ноября 2012 года, в праздник Казанской иконы Божией Матери и День народного единства, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил церемонию открытия XI церковно-общественной выставки-форума «Православная Русь — к Дню народного единства» в Центральном выставочном зале «Манеж» в Москве.

Ваше Превосходительство, уважаемая Светлана Владимировна! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братья и сестры! Дамы и господа!

Я с особым чувством открываю выставку «Православная Русь» в юбилейном году. Мы празднуем в этом году многие даты, связанные с событиями, определившими судьбу нашего Отечество. Это и 400-летие освобождения Москвы от иноземных оккупантов и начала прекращения Смуты, и 200-летие Отечественной войны 1812 года, и 1150-летие нашего российского государства, а также дата, связанная с судьбоносным сражением в Сталинграде — 75 лет Сталинградской битвы. Все как-то соединилось в один год, и поэтому мы называем его Годом российской истории. В центре этой истории — духовный подвиг людей. Когда был силен дух нашего народа, мы побеждали. Когда дух ослабевал, когда мы теряли свое национальное самопонимание, когда мы теряли верность своей вере, тогда наступали трудные годы.

И Смута, 400-летие преодоление которой мы сегодня празднуем, была не единственной, к сожалению, смутой в истории нашего Отечества. Мы празднуем эти события именно для того, чтобы еще и еще раз осознать: народ и страна жизнеспособны тогда, когда они сохраняют свое единство поверх этнических, религиозных, социальных, имущественных и прочих границ, естественно разделяющих подчас людей.

Это выставка помогает нам понять и прошлое, и современность. Она помогает нам понять, как сопрягаются в этой дате 400-летия преодоления Смуты очень важные смыслы — и пришедшие к нам из прошлого, и доставшиеся нам, людям XXI века, сегодня. Дай Бог, чтобы празднование замечательных юбилейных дат этого судьбоносного года помогло всем нам укрепиться в любви к своему Отечеству, в верности идеалам, которые достались нам от наших благочестивых героических предков; чтобы этот год пробудил у людей желание изучать свою историю, национальную культуру, укреплять свое национальное самосознание и свою веру. Это и есть тот духовный, интеллектуальный, культурный базис, на основе которого и следует развивать все остальные стороны нашей национальной жизни.

С этими словами я хотел бы приветствовать вас и открыть настоящую выставку.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

Идеи солидарности и заботы об общем могут и призваны стать скрепой нашего общества - Патриарх Кирилл

В преддверии празднования Дня народного единства Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл ответил на вопросы корреспондента информационного агентства ИТАР-ТАСС.

— Ваше Святейшество, 4 ноября наша страна отметит 400-летие всенародной победы — преодоления Смутного времени. А каким путем в современных условиях Россия должна пойти, чтобы стать процветающей страной? Как сохранить и укрепить здоровые силы общества, чтобы больше было людей, способных трудиться во имя высоких идеалов, а не только ради собственной наживы? Как повысить культуру общества? Такими вопросами задаются сегодня многие в нашей стране.

— Само содержание праздника 4 ноября может многому нас научить. Что мы отмечаем в этот день? Окончание Смуты, ставшее возможным благодаря народному единству. То есть благодаря солидарности, объединению множества людей во имя общей высокой цели — защиты Родины, ее независимости, сохранения национального достоинства.

А разве сегодня перед нами не стоят те же цели? Разве сегодня мы в достаточной мере отвечаем на вызовы традиционным нравственным основам общества, нашей национальной культуре? Разве сегодня отмечаемые Вами эгоистические стремления человека, личные материальные интересы, ставшие для многих важнейшим приоритетом в жизни, — не угроза целостности страны и культуре?

И сегодня, как и 400 лет назад, идеи солидарности и заботы об общем, а не только о частном, могут и призваны стать скрепой нашего общества. Каким финансовым капиталом ни обладал бы человек, какие высокие позиции ни занимал бы — он не будет полноценно счастлив без служения ближним. Чем больше людей будет ощущать общественный смысл, социальную пользу совершаемого дела, тем крепче будет общество, тем меньше будут расстояния между разными социальными слоями.

Человеческие разделения — неизменный спутник падшего мира, лежащего, как говорит Священное Писание, во зле (см. 1 Ин. 5:19). И наш личный грех производит смуту в сердцах, нелюбовь к ближнему, гордыню и эгоизм, которые рано или поздно взрывают общественное спокойствие. Смутное время — печальная эпоха национального разделения, время, когда в нашей стране ожесточение достигло крайней степени, когда люди были готовы обагрить руки в крови своих братьев. Преодоление этой духовной болезни — действительно, наша общая победа над самими собой, которая была бы невозможна без веры и благодатной помощи Божией.

Отмечая 4 ноября, — праздник, который появился в наших календарях во многом благодаря усилиям религиозных лидеров нашей страны, мы должны не только радоваться славным делам наших предков, но и помнить, что породившие Смуту явления не изжиты еще до конца в нашем народе.

Сегодня, как и 400 лет назад, мы стоим перед соблазнами гордыни и превозношения одних людей над другими, перед завистью, которая ищет справедливости в насилии. Каждый день мы с вами и все наше общество совершаем выбор, который либо отдаляет, либо приближает времена, подобные смутным. Эти мелкие шаги, которые мы делаем, ведут нас по пути создания справедливого и процветающего общества или в обратном направлении. И наша совесть здесь является самым лучшим компасом. Однако этот компас не действует вне духовной традиции. Если кто-то из наших собратьев выстаивает воскресную Литургию, а утро рабочей недели начинает с взятки, считая это нормальным, — значит что-то не в порядке с его нравственными координатами.

«Высокие идеалы», о которых Вы спрашиваете, — это не просто красивые слова. Высокие идеалы проявляются в самых незначительных на первый взгляд вещах, в повседневных «мелочах»: в бытовом поведении, в отношении с ближними, в добросовестности на работе, в соблюдении правил человеческого общежития и законов государства.

Благополучие любого общества во многом зависит от того, насколько самоотверженно и честно трудится каждый человек на своем месте. Но эти труды теряют свой смысл, если в их основе лежит принцип, согласно которому человек рассматривается как средство для достижения любых целей.

Кроме того, христианин призван к изменению себя — избавлению от греха. А если мы будем менять себя, то будет меняться и общество. Если мы будем стараться менять общество, на себя самих не обращая внимания, то наши усилия будут бесплодны. Это вовсе не означает, что не надо решать существующие проблемы. Я лишь хочу указать на их причину и на теснейшую взаимосвязь внутреннего мира человека и состояния общества. Государство оценивает поступки гражданина, поощряя их или наказывая. Так работает государственный, да и общественный механизм. Церковь же имеет дело с устроением человеческой души, стремится преобразить внутреннюю жизнь человека.

— У Кремлевской стены в Александровском саду в марте этого года Вы возглавили церемонию закладки памятника Патриарху Гермогену — вдохновителю народного ополчения 1612 года. Почему, на Ваш взгляд, памятник именно этому Предстоятелю Русской Церкви должен стоять в таком месте — в самом центре Москвы?

— Именно по благословению священномученика Патриарха Гермогена было сформировано народное ополчение, которое освободило Москву. И памятник святому Патриарху должен был появиться у Кремля тогда же, когда и памятник Минину и Пожарскому, — в 1913 году. Но имя Патриарха Гермогена, к сожалению, оказалось незаслуженно забыто. А ведь его подвиг стоит в одном ряду с подвигами таких выдающихся личностей, как святые благоверные князья Александр Невский и Димитрий Донской, генерал-фельдмаршал Кутузов и маршал Жуков.

Памятник восстанавливает историческую справедливость, которая заключается в том, что без подвига Святейшего Гермогена, других архиереев и пастырей, возвысивших свои голоса против беззакония, без православной веры, которая остановила братоубийственный меч, не было бы нашего Отечества, которое могло бы сгинуть в пучине разделений и распрей.

Вот как священномученик Гермоген взывал к мятежникам: «Обращаюсь к вам, бывшим православным христианам, всякого чина и возраста. Вы отпали от Бога, от правды и Апостольской Церкви. Я плачу, помилуйте свои души. Забыли вы обеты Православной веры вашей, в которой родились, крестились, воспитались, возросли. Посмотрите, как Отечество расхищается и разоряется чужими, какому поруганию предаются святые иконы и церкви… На кого вы поднимаете оружие? Не на Бога ли сотворившего вас, не на своих ли братьев, не свое ли Отечество разоряете? Заклинаю вас именем Господа Бога, отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть. А мы примем вас кающихся». Эти слова остаются актуальными и сегодня, когда некоторые люди не воспринимают надругательство над святынями как нравственное преступление.

Сейчас завершается конкурс проектов на создание памятника священномученику Гермогену. Очень надеюсь, что тот проект, который в итоге победит, сможет видимо воплотить смысл и значение подвига этого великого святого.

Ваше Святейшество, Вы посетили около сотни городов и весей от Камчатки до Калининграда, встречаетесь с простыми людьми и с представителями власти. Сопровождая Вас в поездках по епархиям, замечаю, как в последнее время к лучшему меняется вид городов и деревень, люди начали заботиться не только о выживании. А какой Вам видится Россия сегодня? Какова тенденция?

— При ответе на такой вопрос важно удержаться от крайностей. В российских регионах наметились позитивные тенденции. Но вместе с тем осталось и немало социальных, экономических и прочих проблем. Очень многое зависит от местных властей, которые несут огромную ответственность за происходящее во вверенных им областях. Конечно, также важно, чтобы и федеральная власть «видела» регион, чтобы люди «на местах» чувствовали, что все мы живем в одной стране.

Не мое дело судить об общей экономической тенденции. Но не могу не сказать Вам, о чем я всякий раз думаю во время поездок, — о поразительном богатстве наших земель. Удивительно, как щедро оделил нашу страну Господь.

Честно трудясь, стремясь послужить общему благу, любая самая отдаленная деревня будет способна преодолеть существующие трудности. Вспомните освоение сибирских земель: переселенцы из европейской части России отправлялись в такие места, которые и сейчас сложно найти на карте. Почему они выжили, а мы до сих пор пользуемся результатами их труда? Потому что сила их духа, стойкость перед лицом трудностей и соблазнов опиралась на крепкую веру, искреннюю молитву и служение собратьям. Поэтому именно в возрождении Православия я вижу одно из важнейших условий процветания российской глубинки.

Самые значительные события 2012 года, на Ваш взгляд.

— Любой верующий человек, обращая взгляд на минувший год, призван вспомнить о совершенных добрых делах и постараться исправить свои ошибки. А рейтинги самых значимых событий года оставим политологам и социологам.

Но я бы хотел сказать вот о чем. Примером милосердного служения для множества наших собратьев стала организация помощи пострадавшим в Крымске. Беда Крымска обнаружила нашу способность приходить на выручку, стремиться на помощь незнакомым людям, бросая привычные и очень срочные, горящие собственные дела. Обнаружила нашу способность любить чужих людей и принимать их беду как свою. Это поистине евангельское служение и пример жертвенности и неравнодушия, который так важен для всего нашего общества.

И вот еще о чем скажу. Мы призваны проявлять сострадание не только во время катастроф национального масштаба. Если мы оглянемся вокруг, то обнаружим много таких «крымсков»: в провинциальных детских приютах, домах престарелых, привокзальных ночлежках для бездомных. Церковь сегодня, как и всегда, приходит в такие места, совершая служение любви и милосердия, дела благотворительности и сострадания.

Памятуя об этом, не оставаясь безразличными к нуждам собратьев, мы сможем назвать не одно значимое событие в каждом уходящем году.

Считается, что Церковь стремится стать одним из гражданских институтов общества — выстраивает диалог с разными силами, с властью, с международными организациями. Ряд общественных деятелей негативно относятся к этой активности. Как Вы мотивируете такую политику Церкви?

— Христианская община издревле была тем, что сейчас называют институтом гражданского общества. Общины строились на основе самоорганизации, на прочных внутренних связях, согласованно представляли свои интересы. Эти механизмы были восприняты светским обществом, однако не всегда наполняются христианским содержанием.

Смысл всего, что делает Церковь, в том числе, вступая в диалог с обществом, — свидетельство об Истине Христовой, желание утвердить в жизни людей традиционные духовно-нравственные ценности, без которых, на наш взгляд, немыслим гражданский мир и развитие. Поэтому в данном случае неуместно говорить о политике. Это не политика, но апостольская миссия Церкви. Господь направлял апостолов просвещать народы светом Истины, руководствуясь не «политическими мотивами», но стремлением указать всем людям путь ко спасению.

А какие ярлыки только не навешивают на общественное служение Церкви! Лишая верующих права сообща выражать свою позицию по общественно важным вопросам, некоторые силы пытаются построить социум на безбожных началах. Активность Церкви, борющейся с грехом, им, конечно, не по нраву. Но ведь мы в таком случае должны честно называть вещи своими именами. Церковь никогда не будет молчать при виде греха и порока, тем более при виде его массового распространения и оправдания.

Когда начали восстанавливать церкви, 20 лет назад, и сейчас чаще всего изображаются открытые страницы Евангелия от Матфея: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». А сейчас, на Ваш взгляд, какие евангельские слова актуальны?

— Любые слова Святого Евангелия актуальны в каждый момент человеческой истории. Сейчас, как и при земной жизни Спасителя, Благая Весть во всей своей полноте, которая не исчерпывается одной-двумя яркими цитатами, обращена к каждому из нас. От нас и только от нас зависит, принять ее или нет.

Какой бы Вы хотели видеть продукцию ИТАР-ТАСС? Какие направления стоило бы развивать в отношениях государственного информационного агентства и Русской Православной Церкви?

— Про конкретную продукцию вашего агентства я рассуждать не могу, поскольку не являюсь профессионалом в этой области. Конечно, вам виднее, на какие современные стандарты и критерии, образцы работы ориентироваться.

На вторую же часть Вашего вопроса я отвечу так: очень важно, чтобы современные СМИ, желающие писать о Церкви, делали это честно и непредвзято, умели видеть в церковной жизни ее подлинное богатство и красоту, ее настоящий смысл, а не оперировать одними штампами и стереотипами. Особенно это касается информационного агентства, профессиональное достоинство которого — безукоризненная точность передачи информации, фактов и цитат. Если говорить о направлениях, очень важно внимание СМИ, и в частности ИТАР-ТАСС, к социальной активности Церкви и общественных православных организаций и к тому реальному вкладу, который Церковь вносит в дело улучшения жизни нашего общества. Это и забота о беспризорных и инвалидах, и попечение о бездомных, и защита материнства, и борьба с социальными недугами, такими как наркомания и алкоголизм. У Церкви в этом направлении уже накоплен огромный опыт. Журналистов я призываю рассказать о нем миру.

Беседовала Елена Дорофеева

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

31 октября 2012 года в Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретился с организаторами и участниками V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово». Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Всечестные отцы, дорогие братья и сестры! Я всех вас хотел бы сердечно приветствовать.

Фестиваль «Вера и слово» в нынешнем году собрал более 500 человек из 155 епархий. Это ясное указание на то, что на епархиальном уровне все больше и больше внимания уделяется той работе, которую вы осуществляете.

Радует также география фестиваля — здесь люди разных возрастов, мужчины и женщины, молодые, средних лет и уже достаточно зрелого возраста, которые приехали не только из России, но и с Украины, из Беларуси, Молдовы, Казахстана. Это свидетельствует о том, что тема и целеполагание фестиваля сегодня самым серьезным образом воспринимаются во многих епархиях Русской Православной Церкви.

Русская Православная Церковь стремится использовать все возможные средства для христианского свидетельства миру. Православные журналисты, епархиальные пресс-секретари, собравшиеся в этом зале, призваны ставить именно евангельскую миссию во главу угла своей деятельности. И это стратегическое видение того, чем, собственно говоря, призван заниматься церковный журналист, никогда не должно вас покидать.

Когда мы находимся в гуще событий, в перипетиях современного общественного бытия, наше внимание часто переключается на иные цели и ценности. Те, кто использует видеокамеру, знают, что если вы переводите камеру с одного объекта на другой, а потом быстро переводите на тот объект, который вы уже снимали, то теряется резкость. Даже самые современные камеры не всегда способны сфокусировать объектив таким образом, чтобы не потерять эту остроту зрения. Вот так же происходит и с человеком: когда он сам переключает фокус своего внимания с самого главного на второстепенное, то главное теряется, размывается, перестает быть ярким и привлекающим внимание.

Я привожу этот пример для того, чтобы сказать: главное дело, к которому вы призваны, — это дело служения Господу Спасителю, это осуществление миссии Церкви в очень специфической среде. А миссия Церкви имеет своей целью только спасение человека. Все остальное вторично. Все то, чем болеет наше общество, и не только наше, — все эти политические перипетии, столкновения корпоративных, национальных, групповых интересов, вся эта борьба за власть и за влияние — все это вторично. Первично спасение человека, и первичность этой цели понимает каждый, кто на опыте своей жизни почувствовал, что означает движение ко Христу, что означает стремление к тому, чтобы обрести спасение своей души.

Поэтому для того чтобы осуществлять эту миссию Церкви в сфере массмедиа, нужно постоянно заботиться о своем духовном состоянии. А сделать это очень непросто, потому что журналист в силу своей профессии вовлечен во многие, как я уже сказал, житейские перипетии и конфликты. Это требует от него внимания к деталям, это требует от него огромных усилий, чтобы оставаться убедительным, чтобы отстаивать свою позицию. И вот основополагающий вопрос: как, осуществляя эту сложную работу, сохранить в качестве приоритета заботу о своем внутреннем духовном состоянии? В каком-то смысле сказанное имеет прямое отношение и к профессиональному успеху, потому что православный журналист может достойно осуществлять свою миссию только тогда, когда он не теряет из вида основное и главное, когда у него хватает внутренних сил оставаться христианином вне зависимости от всей сложности переживаемого контекста.

Очевидно, для такой тонкой работы, для такого обязывающего служения необходим внутренний стержень, прочная основа. Она нужна еще и потому, что православный журналист призван реагировать на окружающий мир, на происходящие события не через призму своих политических предпочтений, культурных доминант, не под влиянием групповых интересов и психологий, а исключительно через призму своих христианских убеждений. Именно этим журналист православный отличается от любого другого журналиста.

Но если вы смотрите на мир именно так, то ведь ваш взгляд отображается в том, что вы говорите, что вы пишете, что вы показываете. Поэтому у вас не должно быть розовых очков и не должно быть темных очков. Перед вами должен быть кристалл вашей веры, ваших убеждений. Именно через него нужно взирать на мир, в нем должна фокусироваться ваша интеллектуальная и духовная энергия и передаваться окружающему миру. Вот почему я начал с темы духовного состояния людей, вовлеченных в сферу массмедиа и при этом представляющих церковную позицию.

В связи с этим очень важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.

Нужно постоянно помнить об ответственности, которую налагает на христианина, особенно на священнослужителя, присутствие в публичном пространстве. Христианское свидетельство в медийной сфере предполагает тесное сотрудничество православных СМИ и епархиальных пресс-служб. Выстраивание такого сотрудничества — одна из задач фестиваля «Вера и слово». Православная журналистика сегодня — это соединение профессионализма с верностью православной традиции, это способность представить информацию, дать оценку происходящим событиям с евангельских позиций. Православные журналисты призваны ориентироваться не только на церковную аудиторию, но и свидетельствовать о нравственных ценностях на языке, понятном для светских людей и убедительном для них.

Главный редактор православного СМИ должен ставить перед собой по-хорошему амбициозную задачу — сделать собственное СМИ по-настоящему массовым и выйти на широкую аудиторию. Работать на тех, кто уже в церковной ограде, также очень важно — мы нуждаемся в профессиональной внутрицерковной коммуникации. Кстати, отсутствие профессионализма в среде церковной коммуникации и порождает некоторые проблемы, некую вялость и неспособность нашей журналистики реагировать на проблемы и вызовы, которые сегодня обращаются к Церкви. Поэтому одна из задач церковной журналистики и представителей пресс-служб на всех уровнях заключается в том, чтобы участвовать в формировании общего информационного пространства, обеспечивая высокий уровень внутрицерковной коммуникации и координации действий.

Но нужно помнить также, что сегодня в слове нуждаются все наши соотечественники, в какой бы стране они ни жили, — люди светские, маловоцерковленные, сомневающиеся и вообще неверующие. Когда мы произносим свое слово публично, мы всегда должны понимать, что нас слышат и люди вовсе не церковные, и это слово не должно формировать искаженное, неправильное представление о нашей вере, о нашей надежде, о нашем уповании и о нашей миссии.

Сегодня в этом зале присутствуют представители пресс-служб новых епархий — тех, которые были созданы Синодом нашей Церкви в 2011-2012 гг. Сегодня большинство архиереев исходит из того, что информационная работа, деятельность епархиальной пресс-службы — это не дополнение к основным послушаниям, но предпосылка успеха церковной миссии в регионе. Если кто-то думает иначе, то последствия таких ошибочных суждений становятся незамедлительно известны, так как приносят негативные результаты.

В связи с этим хочу с удовлетворением отметить, что ряд новообразованных епархий принял активное участие в конкурсе епархиальных пресс-служб, итоги которого будут сегодня подведены. Не знаю, какое решение приняло жюри, но я хотел бы просто отметить замечательный факт участия в этом конкурсе целого ряда вновь образованных епархий. Я хотел бы поименно назвать эти епархии: это Белёвская епархия Тульской митрополии, это Балашовская и Покровская епархии Саратовской митрополии, это Валуйская епархия Белгородской митрополии, Волгодонская епархия Ростовской митрополии, Каинская епархия Новосибирской митрополии и Канская епархия Красноярской митрополии. Представителей этих пресс-служб я хотел бы сердечно поблагодарить за участие в конкурсе и за ту работу, которую вы так активно начали, несмотря на то, что сами епархии были созданы сравнительно недавно.

Центральные церковные структуры прилагают усилия с целью повышения качества информационной работы на местах. Мы понимаем имеющиеся сложности и готовы, насколько возможно, помогать в их разрешении. В течение целого года Синодальный информационный отдел проводил выездные курсы повышения квалификации для наших епархий на территории России и Казахстана. Участие в них принял 241 человек. Многие из вас прошли обучение на этих курсах, в ходе которых все церковные пресс-службы были сориентированы на общие стандарты качества, обучены навыкам и образцам современной работы с медиа. Это важный инструмент создания общего информационного поля нашей Церкви: всем вам, сотрудникам пресс-служб и православных СМИ, необходимо чувствовать себя членами одной рабочей команды, чувствовать братскую взаимную помощь и поддержку. Принципы и приоритеты работы, которые по благословению Священноначалия устанавливает Синодальный информационный отдел, должны быть руководством к действию в каждой епархии. За последние три года такая система координации центра, в лице Синодального информационного отдела, и всех регионов уже была создана. Была выстроена общая база, и ее необходимо развивать.

Надеюсь также, что положительный опыт епархиальных обучающих курсов будет продолжен. Во-первых, распространен и на другие районы канонической территории нашей Церкви — на Украину, Беларусь, Молдову; во-вторых, найдет выражение в новых образовательных программах, отвечающих потребностям наших епархиальных сотрудников. Хочу подчеркнуть, что прошедшие курсы — это не разовый и уже завершенный проект, но постоянно работающая профессиональная площадка. Я хотел бы обратить на это внимание как организаторов курсов, так и их участников. Это постоянно действующий проект, он не может быть закончен, потому что постоянно возникают проблемы, на которые мы должны уметь отвечать сообща.

В информационной работе в различных епархиях существуют не только объективные сложности. Часто бывает так, что сама пресс-служба предпочитает формальный подход к своей работе. Некоторые недобросовестные сотрудники исходят из того, что достаточно разместить новость и фотографию, например, про встречу правящего архиерея с губернатором, — и на этом все закончено. Это неверно. Со стороны самой пресс-службы сегодня необходим творческий, в хорошем смысле слова наступательный подход — активное взаимодействие со светскими СМИ, с местной общественностью. Сотрудникам информационной службы категорически нельзя замыкаться в своем мире. Напротив, надо активно взаимодействовать с разными общественными силами региона. Важнейшая задача — добиться того, чтобы региональные СМИ обогащали свои страницы церковной повесткой дня, чтобы эта повестка была им интересна, чтобы она занимала достойное место в общей медийной повестке. Эта задача вполне достижима, и я рад, что этот вопрос уже обсуждался на фестивале.

Иногда нас спрашивают: а в чем заключается информационная стратегия Церкви? Вопрос, с одной стороны, правильный, а с другой стороны, очень технический. Что значит стратегия? Это методология работы? Если это методология, то это не стратегия, это просто инструментарий. У нас должна быть отработана методология медийной работы, и очень большая ответственность лежит на Синодальном информационном отделе, который, как я понимаю, уделяет этой теме много внимания. Собственно говоря, все наши семинары, которые проводятся в регионах, и направлены на то, чтобы распространить общую методологию, обучить этой методологии тех, кто занимается информационной работой.

А вот что касается стратегии… Разве может быть у церковных СМИ иная стратегия, чем у самой Церкви? А кто же может мне сегодня сказать, что у Церкви нет стратегии? Посмотрите внимательнее на документы Архиерейских Соборов, Синодов, на очень важные документы Высшего Церковного Совета. За последнее время наша Церковь провела огромную законотворческую работу, созданы фундаментальные документы, регулирующие и стратегически определяющие развитие всех сторон церковной жизни.

У меня бывает возможность полистать некоторые епархиальные сайты. Я не вижу реакции на местах на практически все эти документы. Такое впечатление, будто это дело только московских руководителей. Более того, иногда даже появляются реплики, к счастью, неформальные: «да зачем вообще все это? зачем все это нужно? слишком много инструкций»… Кстати, подобные реплики подхватываются недоброжелательной прессой, которая иронизирует по этому поводу: мол, слишком много инструкций, слишком много разного рода положений, слишком много документов. Так ведь эти документы возникают не по чьей-то прихоти — они вырастают из потребностей Церкви. Все эти идеи порождаются соборным сознанием Церкви. Архиерейские Соборы дают наказы, Синод реализует эти наказы, Высший Церковный Совет также работает над осуществлением тех идей и постановлений, которые были сформулированы Архиерейскими Соборами. Это и есть церковная стратегия, и необходимо, чтобы все то, что сегодня создается для организации и стимулирования церковной жизни, находило реакцию на местах. Нужно обсуждать, нужно вести дискуссии на местах, нужно привлекать к этим дискуссиям светских людей. Очень редко можно встретить хорошее интервью с представителями местной общественности на тех же епархиальных сайтах. А почему бы не привлекать общественных деятелей, представителей власти, представителей образования, науки, культуры, местную интеллигенцию? Причем говорить не на отвлеченные темы, но говорить о том, что волнует сегодня Церковь.

Есть такая тема, и думаю, что мы к ней еще вернемся, а именно то, что на Церковь в последнее время обрушивается много разного рода нападок, чаще всего несправедливых. Многие из вас задают вопрос: «а как нужно реагировать?» Так реагировать-то нужно всем вместе! Если будет правильная реакция на местах, в том числе с привлечением местной интеллигенции, местного актива, то ведь это будет наполнять интернет-пространство положительной реакцией, положительным свидетельством. Сегодня количество негативных материалов о Церкви в Интернете в десятки, а может, и в сотни раз превышает число положительных. Конечно, все не так просто, потому что это не соответствует общей статистике соотношения количества верующих людей к количеству людей настроенных антицерковно. Но мы должны противопоставить негативу в Интернете позитив и, в первую очередь, позитив не искусственный, не вульгарный, не оскорбительный, а интеллектуальный, творческий, созидательный, духовный. Вот в этом сегодня задача наших СМИ, а стратегия у нас есть — пожалуйста, читайте документы, которые принимают Архиерейские Соборы, которые принимают Синод, Высший Церковный Совет.

И еще что-то очень важное. У нас с вами есть Межсоборное присутствие — совершенно уникальная дискуссионная площадка, которой вообще никогда не было в Православной Церкви. Вы много пишете о том, что происходит в Межсоборном присутствии? Такое впечатление, что важнейшие вопросы, которые поднимает Межсоборное присутствие и которые оно потом будет адресовать Соборам, мало интересуют наше православное медийное сообщество. Я получаю буквально единичные серьезные отзывы на опубликованные проекты документов. А какая бы стратегия ни была сформулирована на бумаге, но, если у людей нет вкуса, чувства, нет способности расставлять приоритеты, то никакие инструкции не помогут.

Думаю, одна из важных задач нашего фестиваля и заключается, в первую очередь, в решении этой проблемы. Наше православное медийное сообщество в центре и на местах должно ясно понимать, чтО является приоритетом, должно иметь вкус к новостям. Нам совсем необязательно распространять какие-то жареные новости, которые иногда вбрасываются специально, особенно в интернет-пространство, для того чтобы кого-то обидеть или оскорбить. Не знаю, насколько правильно вести дискуссию с теми, кого никакая дискуссия и никакие аргументы не убеждают. Не мечите свой бисер перед свиньями — Господь так сказал. Но это не значит, что на достаточно высоком интеллектуальном и культурном уровне мы не должны на все это отвечать.

Нередко наше присутствие в жизни общества и в медиа вызывает безосновательную критику. Речь в данном случае идет не о неведении, а о сознательном отрицании права верующих людей отстаивать свою позицию в публичном пространстве. Эта борьба с Церковью не является с чем-то новым и неожиданным для христиан, и мы должны быть духовно и профессионально готовыми защищать Церковь-Мать, помня при этом, что как в миру, так и в медийной среде наш враг — не человек, а враг рода человеческого. Борясь с грехом всеми доступными средствами, мы должны стремиться не к унижению, а к исправлению наших оппонентов. Божиим промыслом враги Церкви нередко становились проповедниками истины, и мы верим, что такое возможно и в наши дни. Именно поэтому православный человек должен с достоинством выступать в дискуссии, понимая, что по тому, что и как он говорит, будут судить о его убеждениях и о его церковности.

Еще раз хочу сказать: это не означает ухода в сторону от вызовов, на них нужно отвечать. Но наш ответ интеллектуально, духовно, культурно должен быть на порядок выше нападок. Тогда мы, по крайней мере, будем честны пред Богом и перед Церковью, а далее предадим все в руки Божии. Но нужно делать все от нас зависящее, чтобы слово Божие сегодня достигало человеческих сердец, в том числе и наших недоброжелателей.

Я хотел бы сердечно пожелать всем вам, мои дорогие братья и сестры, отцы, владыки, помощи Божией в тех трудах, которые вы осуществляете, — несомненно, на благо Церкви и наших народов.

Благодарю за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

Навигация

Система Orphus